Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Обольщение роскошью

Международный форум Moscow Supreme Luxury стал небывалым событием для российского рынка роскошных товаров.

На прошлой неделе в течение двух дней в стенах «Бального зала» построенной на месте бывшего «Интуриста» гостиницы «Ритц-Карлтон» заседали носители самых громких имен в индустрии luxury — от главы концернa LVMH Бернара Арно (26 миллиардов долларов и 7-е место в списке Forbes) до бриллиантового магната Лоуренса Граффа — и обсуждали свои доли в российском потребительском пироге. Главными темами докладов были рост рынка роскоши в странах с развивающейся экономикой — России, Индии и Китае — и пути покорения потребителей.

Ежегодная конференция Supreme Luxury проводится газетой International Herald Tribune с 2001 года в странах, где бурно растет спрос на дорогие вещи. После Парижа, Гонконга, Дубаи, Стамбула выбор газеты пал на Москву.

Открывающую речь Бернара Арно предварял ролик, снятый в духе Хичкока, где случайно сведенные судьбой люди мгновенно опознавали «своих» по брендам.

Сам господин Арно был на удивление скромен и сдержан в своей речи. Впрочем, ему достаточно было бы зачитать вслух список компаний, которыми владеет LVMH, чтобы сорвать бурные аплодисменты. Арно вспомнил, как еще 15 лет назад предсказал мощный рост потребления роскоши в странах БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), и говорил о том, что краткосрочный приход на рынок даст лишь временный результат: идти на развивающиеся рынки нужно было всерьез, надолго и очень внимательно изучать запросы клиентов в этих странах, где богатые люди значительно моложе, чем в Европе и США. Россия же сейчас выходит на четвертое место в мире по потреблению товаров luxury — после США, Японии и Китая.

Речь модельера и бизнесмена Тома Форда называлась прямо — «Как обольстить покупателя роскоши».

Форд стал едва ли не единственным докладчиком, кто вслух выражал сомнения в том, что рынок дорогих товаров будет неуклонно расти. «Я постоянно волнуюсь о нашем будущем. Да, экономика развивающихся стран растет бурно — но не выйдет ли роскошь из моды?». В 90-е годы роскошь считалась уделом избранных, в нее инвестировали, полагая хорошим вложением денег. Но сейчас даже само слово изрядно потрепано — роскошными называют уже и студию на Манхэттене, и какой-нибудь новый сорт кофе, и даже жареную курицу особого приготовления (смех в зале). Производители выпускают слишком много вещей, при таком огромном выборе товары теряют ценность в глазах клиента. Впрочем, — успокаивал себя и других Том Форд, — вряд ли понятие роскоши совсем обесценится. Всегда будут вещи, обладать которыми захочет каждый.

С пещерных времен нами руководит зависть к ближнему — и это тот двигатель, что никогда не остановится, — резюмировал Форд.

Любопытный поворот темы роскоши предложил Лоуренс Графф, дед и бабка которого эмигрировали в Европу из Киева в 1911 году, опасаясь еврейских погромов. Рассказывая о найденных компанией в этом году бриллиантах, он упомянул, что старается избегать добычи алмазов в тех регионах, где это бывает причиной войн, но заметил, что бриллианты часто становятся последней надеждой человека. Когда-то их тайно провезла с собой в ссылку царская семья, эти камни часто спасали людей от голода и смерти во время войн, в период Холокоста.

Касаясь общей темы добычи алмазов, Графф упомянул, что компания De Beers, как главный мировой поставщик бриллиантов, уже сдает свои позиции, не успевая контролировать рынок, и лишь недавно продала три новых месторождения.

«Роскошь — это первичная потребность человека» — говорил Ив Карсель, глава Louis Vuitton.

«Мы никогда не пойдем на компромисс в виде демократизации. Да, наша аудитория — богатые и очень богатые люди, мы выбрали этот способ зарабатывать деньги. В мире сейчас 350 магазинов LV, и нет ни одной вещи (кроме, разумеется, подделок), которая продавалась бы вне стен этих магазинов». В тираде о фальшивках Карсель был непреклонен — ни пяди врагу, ни миллиона пиратам. «Да, если вы знаете настоящее, вы никогда не купите пиратское, но пираты разрушают наш имидж».

Падение доллара, ипотечный кризис в США сейчас особенно подстегивают стремление торговцев дорогими товарами переключиться на азиатские рынки. Россия для Карселя — рынок желанный, а широта русской души радостна.

«15 лет назад к нам приезжали японцы с калькуляторами, боясь переплатить лишнего, и как же приятно теперь видеть русских покупателей, которые об этом не беспокоятся».

Завершил свое выступление Карсель темой глобального потепления и мер, принимаемых LV в борьбе с ним — в частности, системой очистки сточных вод в новом офисе и программой обеспечения бесплатными велосипедами центра Парижа. Похвастался Карсель и нобелевской речью Эла Гора, в которой тот упомянул Louis Vuitton.

Тема экологической роскоши была на форуме одной из ключевых. Докладчики гордились своими товарами, которые не наносят вреда природе и говорили, что клиенты готовы платить за такие вещи больше. Однако радость «зеленых» была бы преждевременна.

Мех был признан совершенно экологичным материалом, первой тканью из которой еще пещерный человек делал себе одежду.

Об этом Сильвия Фенди, глава знаменитой меховой марки, беседовала с ведущей форума, модной обозревательницей газеты International Herald Tribune Cюзи Менкес. Эта крупная в модном мире фигура, дама с узнаваемой челкой, завернутой руликом наверх (что позиционируется как прическа в стиле мадам Помпадур), не показав ни малейшего признака усталости, безупречно провела все сессии, одновременно и давая выступающим показать себя с лучшей стороны, и вынуждая их отвечать на острые вопросы.

От одной из российских спикерш, главы компании Mercury Аллы Вербер, Менкес настоятельно хотела зажигательной success story — рассказа о том, как пятнадцать лет назад западные компании «обращались с ней, как с грязью», и как почитают теперь, однако госпожа Вербер не поддалась на провокацию и рассказала о том, как все было замечательно, а будет еще лучше.

Ольга Слуцкер, президент компании World Class, заявила, что русские женщины более амбициозны и талантливы, чем русские мужчины.

«Когда я открывала первый фитнес-клуб, то все друзья моего мужа были против того, чтобы он разрешил мне начать свой бизнес». Теперь же, по словам Слуцкер, времена изменились. Женщины понимают, что, управляя своим телом, они управляют своей судьбой.

Алена Долецкая, главный редактор русского Vogue, на своем прекрасном английском языке утверждала: «Да, мы византийцы, мы любим роскошь и от нее не откажемся». В кулуарах госпожа Долецкая, назвав форум беспрецедентным, сказала, что события такого уровня в Москве до сих пор не было и, очевидно, в обозримом времени не будет.

Михаил Куснирович, глава компании «Боско ди Чильеджи» оптимистично рассказал о перспективах российского рынка, слово также предоставили трем отечественным дизайнерам — Валентину Юдашкину, Денису Симачеву и Игорю Чапурину. Модельеры, в основном, были немногословны. «Денис, скажите, ну вы же станете лучшим европейским дизайнером?» — настаивала Менкес. Популярный на Западе Симачев застенчиво отмалчивался.

Вопрос об этике потребления роскоши на форуме обсуждался лишь вскользь.

Супермодель Наталья Водянова решила для себя эту проблему радикально, использовав участие в форуме, как повод для сбора средств в благотворительный фонд. Но некоторые докладчики — представители известных марок — чересчур увлеклись позиционированием своих брендов и со сцены прозвучали слова, что человек может поставить себе целью жизни заработать на сумку от X. Это вызвало легкий ропот в зале и после сатирически обсуждалось в кулуарах: «Скажите, а приобретение какой сумки является целью вашей жизни? Как — не сумки? Не может быть! Тогда — пары сумок?».

После разговора о сумках ощутилось отсутствие на конференции представителей компании Hermes. Вспомнилось и о Chanel. Но тонкостями составления списка приглашенных и возможностями их присутствия хозяйка форума Сюзи Менкес не делилась. Впрочем, двухдневная программа была и так забита до отказа.

Докладчики, как примерные школьники, выступив, садились в зал и внимали речам коллег.

Самой прилежной ученицей выглядела Донателла Версаче, которая присутствовала на всех слушаниях, в чем ей не помешали ни высокие каблуки, ни телохранители. Среди спикеров были Айрин Лаудер и Джон Дэмси из Estee Lauder, главы Hugo Boss, Christian Dior, Burberry, Salvatore Ferragamo, Fendi, Cartier, Samsonite, de Grisogono. Особенно популярными оказались выступления топ-менеджеров банка Morgan Stanley, говоривших о влиянии на индустрию американского кризиса, рисовавших графики и делавших прогнозы о том, стоит ли сейчас компаниям, которые этого еще не сделали, выходить на фондовый рынок. Ничего определенного, однако, аналитики бизнесменам не посоветовали.

Конференция начиналась рано и большинство именитых докладчиков выступали с утра. Это было удобно для гостей «Ритц-Карлтона» и довольно непривычно для московских бизнесменов и прессы, аккредитация которой на форум, впрочем, была весьма ограничена.

В результате на конференции, в том числе и в кулуарах, было слышно мало русской речи.

Преобладали английская, французская и итальянская, а дресс-код публики был выдержан почти идеально — деловой костюм днем (в одежде дам доминировал черный цвет), коктейльные наряды на открывающем вечере в Бальном Зале и закрывающем в Историческом музее и впечатляющие вечерние туалеты на приеме Ice Cool Glamour во владениях «Боско» в Гуме.

В Историческом музее случился небольшой конфуз.

В гардеробе, по старинной традиции, за плечики для шуб с посетителей брали по десять рублей, что делало отношения гардеробщиц и не говорящих по-русски и не имеющих русской мелочи гостей крайне запутанными. Гардеробщицы смущенно объясняли, что зарплата у них — всего три с половиной тысячи рублей, и плечики для шуб — их единственный бизнес. Впрочем, сдачи с крупных купюр многие гости не требовали, легко приняв систему координат, в которой плечики тоже являются роскошью.

Еще после ланча-буфета, в меню которого были представлены элементы нескольких национальных кухонь, а русскую воплощали блины с икрой, холодный борщ в рюмках и вариации на тему холодца, в кулуарах на ярких примерах обсуждалась относительность понятия роскоши.

Один из участников рассказал, что в Конго большинство населения считает недостижимой роскошью лежащий на тележке уличного торговца вчерашний французский багет, намазанный маргарином.

В ответе на вопрос — этично ли некоему конголезскому счастливцу жевать этот багет на глазах у тех, кто живет на скудном подножном корму, в Старом Свете все же склоняются к тому, что багетом стоит хрустеть в интимной обстановке. Новые же богатые из развивающихся экономик пока тяготеют к роскоши показной, нервируя своими багетами окружающих. Но со временем все наверняка образуется, осталось пару сотен лет подстригать по утрам газон.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть