Колония за кражу собаки-поводыря

Суд приговорил зоозащитницу Павленко к реальному сроку лишения свободы

__is_photorep_included7910951: 1
Московский суд подвел итог скандалу с кражей собаки-поводыря у слепой певицы Юлии Дьяковой. Обвиняемая в этом преступлении Виктория Павленко отправится в колонию общего режима на полтора года. Сама она с таким решением не согласна, а ее адвокат собирается подать жалобу на приговор.

Гагаринский суд Москвы в понедельник признал зоозащитницу Викторию Павленко виновной в краже собаки-поводыря Дианы у слепой певицы Юлии Дьяковой. Эта скандальная история началась 29 июля нынешнего года, когда у метро «Профсоюзная» неизвестные похитили у уличного музыканта Дьяковой лабрадора-ретривера, который помогал девушке передвигаться по Москве. После этого было возбуждено уголовное дело по статье «Кража с причинением значительного ущерба». И хотя это подследственность МВД, дело почти сразу забрал себе Следственный комитет РФ. Вскоре официальный представитель надзорного ведомства Владимир Маркин сообщил, что собака найдена и возвращена законной хозяйке, а следователи считают причастной к преступлению балашихинскую активистку движения по защите животных Викторию Павленко.

Сама обвиняемая свою вину полностью отрицала. В ходе рассмотрения дела в суде ее горячо поддерживали товарищи-зоозащитники.

На оглашение приговора сторонники Павленко пришли в платочках лилового цвета.

Сами они объяснили свою акцию тем, что такой цвет якобы использовался на заре английского судопроизводства как символ справедливости и всеобщего равенства перед законом. Виктория держалась в ходе оглашения приговора уверенно и старалась не показывать волнения. Пришла в зал заседания и потерпевшая. Юлю сопровождала ее четвероногая подруга Диана, которая с интересом обнюхивала многочисленных представителей снимающей и пишущей прессы, в том числе и корреспондента «Газеты.Ru».

Рассматривала дело судья Ольга Зельдина, которая получила широкую известность после того, как признала виновной в резонансом ДТП на Ленинском проспекте погибшую в результате этой аварии Ольгу Александрину. Потерпевшим тогда суд счел вице-главу «ЛУКойла» Анатолия Баркова.

Согласно версии самой Павленко, она просто увидела неподалеку от «Профсоюзной» бесхозную собаку, которая могла выбежать по неосторожности на проезжую часть. Женщина пришла к выводу, что пес потерялся, и решила спасти его. При этом Виктория подтвердила, что на ошейнике собаки была написана ее кличка и телефон владельца. Однако, по словам подсудимой, ранее она видела, как Дьякова зарабатывает на жизнь пением в переходе, а лабрадор сидит или лежит рядом. «При этом у собаки не было емкости для воды, хотя погода тогда стояла жаркая. По поведению Дианы было заметно, что она чем-то болеет: ведет себя неестественно для здоровой собаки, в частности припадает на задние лапы», — отметила Павленко.

Она подумала, что Юля — ненастоящий хозяин собаки и Диану использует так называемая мафия попрошаек.

Вика решила передать собаку в приют и позвонила своей знакомой Фадеевой, которая состояла в волонтерской организации, занимающейся помощью собакам породы лабрадор. После этого Вика отправилась в подмосковный город Домодедово, где и передала найденную Диану волонтерам. Фадеева отправила собаку в приемник для потерявшихся животных в Ступино, где ее потом обнаружили представители правоохранительных органов.

Дьякова высказала другую версию событий. По ее словам, она действительно пела у «Профсоюзной» и в какой-то момент почувствовала, что то ли потеряла, то ли кто-то у нее выдернул из руки поводок от шлейки и что Дианы возле нее нет. Она позвала на помощь, так как не могла понять, где именно находится. Прохожие помогли Юле позвонить в полицию.

В суде певица заявила, что до инцидента с пропажей лабрадора Павленко неоднократно подходила к ней и делала неприятные замечания по поводу обращения с Дианой.



Участницы пикета в поддержку Виктории Павленко, признанной виновной в краже собаки-поводыря

Участницы пикета в поддержку Виктории Павленко, признанной виновной в краже собаки-поводыря

ТАСС

Многочисленные свидетели выступили перед судьей с показаниями. Так, бывшая консьержка в доме Павленко Китаева сказала, что Вика запомнилась ей добрым и отзывчивым человеком, который посвящает большую часть своего свободного времени защите животных. «Она не могла рано утром встать и поехать на край Москвы из своей Балашихи, чтобы угрожать кому-то. Для нее вообще было проблемой рано проснуться, когда в этом была необходимость, она просила меня разбудить ее», — сказала свидетель.

Активист-зоозащитник Самохина отметила в ходе допроса в суде, что Дьякова плохо обращалась со своей собственной собакой.

Сторонники Вики Павленко отмечали, что поведение Дианы не похоже на то, как ведет себя обученная собака-поводырь, а значит, деяние, в котором обвиняют Павленко, нельзя квалифицировать по статье «Кража с причинением значительного ущерба», так как обычная собака стоит дешевле, чем специализированная.

Защита подсудимой также просила учесть суд два обстоятельства: во-первых, Павленко собиралась оформить опекунство над несовершеннолетним онкобольным мальчиком, от которого отказались родители. Адвокаты и сторонники Павленко уверены, что это обстоятельство также характеризует Викторию позитивно. Во-вторых, адвокат Вики Юрий Ларин подчеркнул, что его подзащитная страдает доброкачественной опухолью мозга и вынуждена принимать специальные таблетки. По мнению стороны защиты, в результате действия подобного лекарства подсудимая могла полностью не отдавать отчет своим действиям, когда подобрала собаку.

«Когда она увидела собаку одну — вот тут у нее сработал рефлекс волонтера:

собака-поводырь не может оставаться одна без хозяина, если она осталась одна, значит, это брошенная собака. И тут она начала сразу действовать. Увидела привязанную собаку — тут же берет к себе домой. Ничего не спрашивает, ничего не говорит. Потом еще приплачивает, чтобы собаку взяли», — заявил Ларин в ходе прений сторон.

Судья Зельдина сочла версию подсудимой и ее защитников неубедительной. «Суд расценивает эти слова не более как способ защиты. Виновность Павленко подтверждают данные с камер видеонаблюдения, когда она пересаживалась из одного направления движения поезда метро на другое, видимо, чтобы осложнить ее поиски. Также причастность подсудимой к инкриминируемому деянию подтверждается показаниями прохожей по фамилии Шашок, которая видела, как Павленко быстро вела собаку к метро. При этом женщина отметила странное поведение подсудимой: она явно нервничала и озиралась по сторонам», — сказала судья. Она указала, что подсудимая давала противоречивые показания. «То она говорила, что лабрадор имел болезненный вид, то утверждала, что после того, как подсудимая забрала его, он стал играть с ней. Суд также считает несостоятельными слова зоозащитников о том, что Диана не имела специальной подготовки, так как они не являются кинологами-профессионалами. Суд доверяет показаниям свидетелей обвинения — представителя учебно-кинологического центра «Собаки — помощники инвалидов», которые осуществляли подготовку Дианы», — подчеркнула Зельдина. Судья отметила, что, согласно данным психолого-психиатрической экспертизы, в момент совершения кражи Павленко была полностью вменяемой и осознавала, что делает. По словам Зельдиной, эксперты также полагают, что альтруистическое поведение Павленко может быть продиктовано не желанием помочь людям, а стремлением привлечь к себе максимально больше общественного внимания.

Судья подчеркнула, что Павленко нарушила процедуру передачи собаки законному владельцу, согласно которой она должна была обратиться не к волонтерам, а в полицию или в органы местного самоуправления.

«Исходя из представленных доказательств, суд приходит к выводу, что исправление Павленко возможно только в условиях реального лишения свободы.

При назначении наказания он учитывает состояние здоровья подсудимой и положительные характеристики с места жительства и работы. Но также учитывает и то, что преступление было совершено в отношении беспомощного лица — инвалида по зрению», — зачитала приговор Зельдина. Она назначила Виктории наказание в виде полутора лет колонии общего режима, а также отказалась удовлетворить гражданский иск кинологического центра, обучавшего собаку Диану, на 355 тыс. руб. и оштрафовала Павленко только на 15 тыс. руб.

«Вам понятен приговор? Право на обжалование понятно?» — спросила Зельдина подсудимую.

«Спасибо большое, ваша честь. Конечно!» — с вызовом в голосе ответила зоозащитница. В этот момент полицейские конвойной службы уже надевали на нее наручники. В зале суда раздались крики «Позор!».



Юлия Дьякова в зале суда

Юлия Дьякова в зале суда

ТАСС

Сама Юлия Дьякова отнеслась к решению суда спокойно. «Я не держу на нее зла, но и решение суда обсуждать не буду. Я просила суд дать ей условное наказание. Мне очень тяжело было приезжать в суд на каждое заседание, но Диана мне в этом помогает», — сказала потерпевшая. Уголовно-процессуальный кодекс не содержит требований ее присутствия на каждом заседании, но Дьякова действительно приезжала туда регулярно.

«Павленко не извинилась за содеянное перед моей клиенткой. Прокурор попросил два года реального заключения, а мы просили условное наказание. Считаю суд принял «соломоново решение», — сказал в свою очередь адвокат Дьяковой Иван Дубянский.

Суд зачел в срок наказания то время, что осужденная провела под домашним арестом в ходе следствия и судебного процесса. Это значит, что в колонии она проведет меньше полутора лет. Однако защитники Павленко намерены обжаловать приговор. По закону, они должны сделать это в течение десяти дней. Пока же Павленко была отправлена в московское СИЗО-6 «Печатники».