Пенсионный советник

«ЕГЭ и творческие способности остро несовместимы»

Учителя из разных городов России делятся мнением о ЕГЭ

Дарья Сапрыкина 27.05.2016, 09:29
Евгений Епанчинцев/РИА «Новости»

Сегодня, 27 мая, в день, когда школьники напишут первые ЕГЭ — по литературе и географии, — отдел науки «Газеты.Ru» выясняет, как относятся к этому экзамену учителя.

В этом году системе ЕГЭ в нашей стране исполнилось 15 лет. 16 февраля 2001 года правительство РФ издало постановление №119 «Об организации эксперимента по введению единого государственного экзамена». В течение последующих восьми лет система тестировалась в разных регионах страны, после чего, в 2009 году, была признана обязательной для всех школьников.

Даже спустя много лет проведения и постоянных попыток улучшить систему ЕГЭ по-прежнему остается предметом споров среди политиков, педагогов, родителей и самих выпускников. Около 19 тыс. школьников сдали досрочные экзамены в марте этого года, основная часть 11-классников напишет ЕГЭ по литературе и географии уже 27 мая. В преддверии наступления поры ЕГЭ корреспондент отдела науки «Газеты.Ru» задал следующие вопросы учителям из разных регионов страны:

1. Можно ли готовить учеников к ЕГЭ и при этом развивать их творческие способности? 2. Были ли случаи в вашей педагогической практике, когда одаренные дети, решающие олимпиадные задачи, не справлялись с заданиями ЕГЭ? 3. Может ли подготовка к типовым экзаменационным заданиям понизить интеллектуальный уровень вундеркиндов? 4. Остаются ли какие-то недостатки в системе ЕГЭ после многолетней практики проведения?

Вот что ответили учителя.

О русском языке и литературе

Андрей Федотов, преподаватель словесности в лицее НИУ ВШЭ (Москва)

Тест ЕГЭ по литературе мне лично не нравится, хотя его не следует демонизировать. Вопросы для так называемого развернутого ответа и темы сочинений обычно бывают вполне осмысленными. Конечно, формат ЕГЭ подразумевает чрезвычайно жесткую структуру ответов, но, во-первых, и ее-то далеко не у всех получается освоить, а во-вторых, экзамен, к сожалению, в принципе не отвечает на вопрос, умный перед вами школьник или глупый, талантливый или нет. Экзамен — это такая игра, и в ней успех во многом зависит от знания правил. С этой точки зрения ЕГЭ не лучше и не хуже других экзаменов. Вот тестовая часть ЕГЭ по литературе — штука совершенно бессмысленная. Мы с учениками тренируемся отвечать на вопросы этого теста не заглядывая в текст, предложенный к анализу. Уверяю вас, что для большинства вопросов он просто не нужен. Не вполне понятно, что именно мы в таком случае хотим узнать об ученике, что мы проверяем.

Боюсь, что приходится весь разговор о литературе сразу делить на две рубрики — «по существу» и «для ЕГЭ».

Умному школьнику это, как правило, под силу. Тест ЕГЭ вполне может быть поводом для нормального разговора о литературе. Вот вас спрашивают: как называются фамилии героев, имеющие в себе скрытый смысл, типа Раскольникова или Молчалина? «Правильный» ответ — «говорящие». Зачем нужен такой вопрос, я не понимаю: если вас в ЕГЭ по литературе вообще спрашивают что-то о фамилиях, то единственный возможный ответ — «говорящие». Другое дело, что этот вопрос позволяет поговорить и об интересном тоже, обсудить, как можно классифицировать фамилии героев в русской литературе, например. Ясно же даже троечнику, что фамилии Раскольникова и Молчалина «говорят» совершенно по-разному. В таком подходе, конечно, есть что-то шизофреническое, но другого выхода я не вижу.

Марина Шилкова, ведущий эксперт по проверке ЕГЭ, учитель русского языка, литературы и МХК в гимназии №397 им. Г.В. Старовойтовой (Санкт-Петербург)

Споры вокруг ЕГЭ не утихают, хотя проводится он уже более десяти лет. И очень часто я сталкиваюсь с тем, что собеседник не вполне понимает, что это за экзамен, в чем его отличие от стандартного, как выглядят задания... Он знает только, что это «очень плохо», «для тупых — галочки расставить», «отучает думать» и так далее. И сколько ни объясняй, что это форма проверки знаний, а не формат обучения, толку обычно немного. Попытки объяснить, что термометр не влияет на температуру организма, не всегда бывают успешными.

Именно поэтому подготовка к экзамену (в любой форме, кроме творческого конкурса) и развитие творческих способностей — разные задачи, решаемые в разное время и разными методами. На уроках мы не готовимся к экзамену (хотя без этого тоже нельзя), мы изучаем предмет. Это касается всех предметов, кроме русского языка и математики. Ведь, к примеру, литературу из 28 человек в классе собираются сдавать только пять, физику — восемь, а химию — один. Так чем занят учитель — подготовкой к экзамену или прохождением программы?

Что касается вундеркиндов, то понижение уровня их знаний не соотносится, как мне кажется, с типовым экзаменом, в какой бы форме он ни проводился.

Недостатки есть у любой формы экзамена, это всегда стресс, всегда присутствует элемент везения / невезения, при устном экзамене бывает сложно избежать субъективности в оценке, но есть возможность уточнить (проверить, случайна ли ошибка, понимает ли отвечающий, что он говорит, или просто заучил готовые клише и т.п.). За время проведения ЕГЭ задания стали корректнее (хотя снижение порога до примитивизма мне очень не нравится), но усиление формальных строгостей при его проведении (в том числе для экспертов, проверяющих письменную часть) часто приводит к созданию унизительных ситуаций. Правда, это уже вина тех, кто стремится к халяве любым путем, да и наше традиционно снисходительное отношение к шпаргалкам очень способствует их существованию. Но разве при традиционной форме экзамена их было меньше? Меньше было технических возможностей…

А вот повышение грамотности — отдельный (и очень больной) вопрос. Ведь к 11-му классу она уже либо есть, либо нет. Основы закладываются в начальной школе и закрепляются в среднем звене. Но если я буду сейчас об этом, то даже самая мягкая цензура не пропустит того, что я думаю о программе начальной школы. Мне только учителей очень жаль…

Светлана Шишкина, учитель русского языка и литературы в гимназии им. А.Л. Кекина (Ростов)

Я расскажу о вопросах, которые вызывают у ребят и у меня сомнения и трудности:

1. Несоответствие кодификатора и произведений, которые предлагаются в КИМах (контрольно-измерительные материалы; в основном это касается лирики);

2. Из вопросов по литературоведению (бывшая часть В), повторяющих друг друга из варианта в вариант (можно бы и разнообразить!), трудность иногда вызывает вопрос 13 («Из приведенного ниже перечня выберите три названия художественных средств и приемов, использованных поэтом в строфе данного стихотворения»). Трудность связана с тем, что в предложенной строфе среди данных ответов встречаются более трех тропов и фигур и чему отдать предпочтение, не всегда понятно (это не во всех вариантах, конечно);

3. Наибольшую трудность вызывают вопросы на сопоставление (9 и 16), особенно если это касается не совсем традиционных для школы тем, например в поэзии (так, если в стихотворении будет тема поэта и поэзии, любви, природы и др., найти аналогичное произведение легко, а если вопрос звучит как «Какие философские произведения русских поэтов созвучны проблематике есенинского стихотворения?», среднему ученику ответить бывает уже сложнее);

4. В 17-м вопросе подборка тем неравноценна в разных вариантах,

бывали случаи, когда ученик не смог выбрать ни одной, и это обсуждалось и на комиссии по проверке ЕГЭ по литературе педагогами.

А что касается учеников с нестандартным мышлением... Их вогнать в рамки трудно, для них, наверное, нужно устраивать внутренние экзамены в вузах, как, например, в МГУ. Мне кажется, что их немного, а мы в школе ориентируемся в основном на среднего ученика. В этом году литературу у меня сдают три девочки, из них только одна не просто любит предмет, она им дополнительно занимается, а остальные, боюсь, даже не все прочитали… А ЕГЭ по русскому мне нравится. Если человек будет стабильно заниматься языком, у него есть шанс сдать экзамен хорошо и без репетитора.

О математике

Елена Шевель, учитель математики в лицее №1 им. А.С. Пушкина (Брянск)

Рабочая программа учителя математики предусматривает использование учебников, составленных в соответствии с требованием образовательного стандарта. В этих условиях подготовка к экзамену идет синхронно с изучением нового материала: повторение ранее изученного, систематизация знаний и умений совершенно не исключают решения на уроках и в рамках дополнительных курсов нестандартных задач. Я не вижу никаких противоречий между подготовкой к экзамену по математике и развитием специфических творческих способностей. У ребенка есть возможность проявить себя и в рамках факультативных курсов, и при подготовке к олимпиадам (их только в утвержденном списке 71, а еще 1 тыс. — в интернет-пространстве), и в различных школьных мероприятиях.

Учитель всегда рядом, он обязательно поддержит и направит одаренного ученика.

Да все на экзамене бывает! Не каждый одаренный всему научен или всему научился. Хотя должен был. И не каждый психологически стоек. Стоит отметить, что задания по математике не позволяют расслабляться. Даже в основной части встречаются «заковырки», требующие от ребенка точного знания теории и сосредоточенности. А разве эти качества мешают таланту? Может ли ежедневное проигрывание гамм не позволить выступить на конкурсе Чайковского?

Из отрицательного: несмотря на все ухищрения, до сих пор все еще случается утечка материалов ЕГЭ и нарушения во время экзаменов.

Об истории

Учителям истории «Газета.Ru» задала дополнительные вопросы: может ли выпускник открыто выражать свое мнение в письменной части, если вопрос касается спорных моментов? Нужен ли один учебник для единого экзамена?

Артур Луцишин, ведущий эксперт по проверке ЕГЭ по истории, директор школы №1465 имени адмирала Н.Г. Кузнецова (Москва)

Очевидно, речь идет о задании №25: 11-класснику предлагают написать историческое сочинение об одном из периодов истории России. Задание новое, оно появилось в ЕГЭ только в этом году, поэтому и ученики, и учителя, и эксперты ЕГЭ относятся к сочинению настороженно. Будет ли у ученика свобода, возможность проявить свой творческий потенциал, высказать свою позицию по актуальным вопросам истории России? Во-первых, обучающийся самостоятельно выбирает, о каком периоде отечественной истории ему писать. Что ему интереснее, ближе по духу, по какому периоду его багаж знаний весомее, то есть какую тему он может раскрыть более полно.

Во-вторых, он и только он определяет, какие значимые события указать, каких исторических личностей выбрать и охарактеризовать, какие причинно-следственные связи между событиями, явлениями или процессами выделить. Не говорю уже о свободе избираемых автором сочинения формулировок. Иными словами, выбрав, к примеру, сочинение о 1914–1918 годах, один ученик может описывать деятельность Николая II, генералов Брусилова, Корнилова, ход боевых действий на фронтах Первой мировой войны, а другой раскроет деятельность Ленина, Троцкого, охарактеризует революционные потрясения, ставшие во многом продуктом вступления России в Первую мировую войну.

Далее выпускнику предстоит дать оценку избранному им в сочинении периоду, определить роль, которую сыграла эта эпоха в последующем историческом процессе. Думается, это требует от автора не выдавать заученные клише, а высказывать собственное мнение, основанное, безусловно, на знании отечественной истории.

Таким образом, надеюсь, что именно яркие, уникальные и творческие работы, сочетающие знание исторического материала и собственные оценки, и будут оценены экспертами максимально высоко.

Полагаю, что ЕГЭ — точнее, его успешное написание — не является главной целью школьного исторического образования. Поэтому связывать напрямую тему единого учебника истории и ЕГЭ не следует. Да и не может быть одного учебника для всех школ. После завершившихся конкурсных процедур планируется допускать в школах использование линий учебников трех различных издательств. К тому же профильное изучение истории предполагает иные учебники. Короче говоря, идея об одном обязательном учебнике для всех школ — это миф. Другое дело, что задания ЕГЭ по истории должны соотноситься с реальным материалом, изучаемым на уроках и содержащимся в школьных учебниках. Решением должно стать использование историко-культурного стандарта, не так давно принятого в нашей стране. Он является основой при написании учебников по истории. Логично, что и задания ЕГЭ тоже должны с ним соотноситься.

Ольга Корчагина, учитель истории, обществознания и психологии в гимназии №3 (Пермь)

Формат ЕГЭ меняется: он не просто подразумевает знание фактов, событий и исторических явлений (это просто невозможно), он предполагает умение учащихся восстанавливать исторический контекст, достраивать недостающие элементы. Важно демонстрировать собственное историческое мышление, умение анализировать, сопоставлять, аргументировать, находить за и против — весь набор мыслящего человека. А интеллектуальное творчество все это и подразумевает. Творчество дизайнера и творчество историка, оно, конечно, творчество, но разное. Дизайнер пытается преобразовать действительность, а историк — восстановить, и как можно объективнее.

И еще: для знания истории зазубривать и заучивать — не главное. Главное — понимать смысл исторических процессов и явлений.

Выражать собственное мнение выпускник может, если он понимает. Привожу пример из педагогической практики. В 11-й класс приходит новый ученик с явными националистическими взглядами. Первый тезис, который он произносит: монголо-татары попортили генофонд русских. В классе стояла полная тишина, а в воздухе носилась ирония. В конце концов ребята просто объяснили своему однокласснику, что на момент нашествия монголо-татар процесс складывания русской народности еще и не начинался, этот процесс начнется в XIV веке. Именно в этот период происходит становление украинской, белорусской и русской народности. Другими словами, мысль своя должна быть, но для этого нужны знания, и очень хорошие. А так это просто бытовые суждения.

По поводу единого учебника. Процесс перевода знаний извне внутрь — в психологии этот процесс называется интериоризацией — науке неизвестен. Если бы мы знали этот механизм, то написали один учебник по математике для всего мира. Вот было бы здорово: прочел, выполнил задания и все знаешь... Все намного сложнее: дети разные, способы освоения знаний различны, следовательно, один учебник истории нас не спасет. А вот грамотность составления учебника с точки зрения исторической науки — это важно. История — наука точная.

О предметах естественнонаучного цикла

Станислав Дробышевский, учитель биологии в школах №1434 и №1265 (Москва)

ЕГЭ и творческие способности остро несовместимы. Тест предполагает однозначный ответ, а в биологии часто однозначных ответов нет. Существует масса исключений из общих правил. Школьник, знающий эти исключения, запросто ставит галочку не туда. Поэтому приходится преподавать биологию так: «С точки зрения реальности дело обстоит так, а с точки зрения ЕГЭ — сяк».

Даже в части C, где вроде надо ответить творчески, ответ оценивается по строгому шаблону. Проверяющий не может добавить балл за творчество. Если школьник написал массу интересных вещей, но пропустил «правильный» ответ, он получит низкий балл.

В итоге при ответах приходится стараться не ответить правильно, а думать о том, что могли иметь в виду создатели теста, какие стандартные вещи они имели в виду и насколько они были серыми или даже безграмотными (или подгонялись под безграмотные учебники). То есть надо постоянно опускаться на уровень ниже. В реальности же школьники не должны учиться давать опримитивленные ответы, а должны демонстрировать наивысшие возможные способности.

Я знаю одного выпускника, который был одним из самых способных в школе, но уже два года не может поступить на биофак, хотя его уровень явно выше среднего абитуриента. Чаще всего это случаи «неправильных» ответов на некорректные вопросы. Число таковых вопросов в ЕГЭ просто зашкаливает. Сплошь и рядом в тесте есть два, три или даже четыре правильных ответа, иногда нет ни одного, иногда правильным считается не то, что на самом деле. Часть вопросов просто дико устарела для XXI века. Часть ориентирована на стандартного сельского жителя средней полосы, а не современного городского (например, когда просят назвать какую-то конкретику, которую житель города не знает, потому что он житель города или другой климатической зоны).

Про вундеркиндов не уверен, что подготовка понизит их уровень, если уж они вундеркинды. Но самое плохое, что с самого начала в детях укореняется осознание бредовости системы, ее бессмысленности и неадекватности. Потом это ощущение, без сомнения, выливается в отношение к стране, власти, жизни, работе, учебе, чему угодно.

В целом система ЕГЭ однозначно работает на понижение научного, социального и экономического уровня страны.

Вопрос должен стоять не о том, имеются ли у ЕГЭ недостатки, а есть ли в нем хоть какие-то достоинства? Не знаю ни одного школьного учителя или университетского преподавателя, который бы был за ЕГЭ. Все его только ругают и с ностальгией рассказывают школьникам, как раньше было лучше и как теперь стало плохо.

Кроме прочего, все обучение в 11-м классе (и в немалой степени в девятом и десятом) превращается не в учебу, не в получение знаний, а в дрессировку расставления галочек в типовом тесте. То есть как минимум минус год жизни в самом продуктивном для обучения возрасте.

Вывод: тоска...