Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Лучше поздно, чем никогда

Исполняется 70 лет с момента открытия второго фронта в Нормандии

Тимур Мухаматулин 07.06.2014, 11:45
ИТАР-ТАСС

70 лет назад высадка англо-американских войск в Нормандии заставила гитлеровскую Германию воевать на двух направлениях в Европе сразу. Второй фронт, которого ждали еще с 1942 года, стал реальностью. Однако дискуссии о том, почему это произошло лишь под конец войны, продолжаются до сих пор.

В годы Первой мировой войны Германия и Австро-Венгрия — «центральные державы» — оказались в положении борьбы сразу на двух фронтах: на западе с англо-французскими войсками, на востоке — с русской армией. Поражение Германии в 1918 году многие объясняли наличием двух линий фронта. Поэтому нацистское руководство Германии любой ценой стремилось избежать подобной ситуации в ходе будущей войны.

Однако 1 сентября 1939 года, в день начала Второй мировой войны, Германия официально столкнулась с войной на два фронта: с Польшей на востоке и Францией на западе.

Но реальных военных действий на северо-востоке Франции не велось — происходило то, что называлось «странной войной», а Польша сопротивлялась лишь до 6 октября. Поскольку с Советским Союзом еще в конце августа 1939 года был подписан Пакт о ненападении, то германо-советская граница была мирной. Поэтому акцент немецкого наступления был перенесен в апреле 1940 года на запад.

После капитуляции Франции и захвата Бельгии, Дании и Нидерландов фронт на западе перестал существовать.

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. С этого момента противники Гитлера снова стали рассматривать возможность согласованных действий против Германии. 18 июля Сталин писал премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю:

«Военное положение Советского Союза, равно как и Великобритании, было бы значительно улучшено, если бы был создан второй фронт против Гитлера на западе (Северная Франция) и на севере (Арктика)».

Однако тогда Черчилль дал отрицательный ответ.

Поражение немцев в битве под Москвой активизировало разговоры о втором фронте уже в 1942 году. Президент США Франклин Рузвельт заявлял: «Мы хотим открыть второй фронт в 1942 году. Это наша надежда. Это наше желание». О создании «второго фронта в Европе в 1942 году» говорилось и в советско-американском коммюнике 11 июня 1942 года. Однако переговоры о начале военных действий в Западной Европе были очень сложными.

В августе 1942 году в Москву прибыли Черчилль и представитель американского президента Аверелл Гарриман. Тогда немецкая армия наступала на Кавказе и в районе Сталинграда, Красная армия потерпела ряд поражений и вела ожесточенные бои на Волге, стремясь сохранить контроль Советского Союза над нефтепромыслами Грозного и Баку. По оценкам советских историков, «используя отсутствие второго фронта, немцы с апреля по ноябрь 1942 года ежемесячно вводили против Красной армии в среднем по десять свежих дивизий».

В ходе переговоров Черчилль признал: в 1942 году второй фронт открыт не будет. Обстановка стала напряженной: между политиками состоялся резкий разговор.

На приеме 14 августа — уже после провала переговоров — Черчилль, как вспоминает переводчик Валентин Бережков, «был не в своей тарелке, нервно дымил сигарой и часто прикладывался к коньяку».

Однако мемуаристы не отмечают каких-то особенных выпадов Сталина по отношению к союзникам в рамках этого приема.

В ноябре 1942 года англо-американские союзники начинают высадку своих войск в Северной Африке. Тем не менее эта военная операция не могла по своей интенсивности ни в какой степени сравниться с боями на Восточном фронте. Кроме того, союзники рассматривали авиабомбардировки как свой вклад в участие в войне. В 1943 году ожесточенным авиаударам подвергся Гамбург, также бомбили Эссен, Киль, Кельн и другие немецкие города.

Однако экономический эффект бомбежек был недостаточным: выплавка стали в Германии сократилась лишь на 6%. Более того, многочисленные жертвы поднимали боевой дух немецкого тыла.

В 1943 году ситуация со вторым фронтом мало изменилась: Красная армия во второй половине года, после победы на Курской дуге, перешла в наступление. В июле — сентябре 1943 года союзники высадились на Сицилии и на юге Апеннинского полуострова, что привело к фактическому выводу Италии из войны уже к концу 1943 года. Однако бои там тоже не могли сравниться с Восточным фронтом.

Англо-американские руководители не называли десант в Италии вторым фронтом — зато советские солдаты частенько так называли американскую тушенку и другие бытовые предметы, поставленные по ленд-лизу.

К лету 1944 года ситуация на Восточном фронте полностью контролировалась Красной армией. Советские войска освободили Крым, разблокировали Ленинград, успешно наступали в Белоруссии и Правобережной Украине. На протяжении почти 400 км армия вышла к довоенной границе СССР. Началось наступление в Румынии, чьи нефтяные промыслы частично обеспечивали военную машину гитлеризма.

В этих условиях Великобритания и США приняли-таки решение о проведении десантной операции «Оверлорд». Ранним утром 5 июня 1944 года транспорты с почти 287 тыс. человек на борту вышли из пунктов расквартировки. В ночь с 5 на 6 июня началась высадка воздушно-десантных войск (с участием 2400 самолетов и 850 планеров).

После обстрела с моря началось пересечение транспортами Ла-Манша и высадка солдат на полуостров Котантен. В течение пяти дней после высадки союзники соединили свои плацдармы и затем начали медленное развертывание войск для дальнейшего наступления в глубь Франции. 30 августа де Голль объявил о начале деятельности в Париже временного правительства Франции (большая часть севера и северо-запада страны была под контролем партизан — членов Сопротивления и англо-американских союзников).

В Советском Союзе о десанте союзников узнали сразу: в газетах стали размещаться подробные сводки о ходе боевых действий: в «Правде» от 8 июня 1944 года им была отведена почти вся четвертая страница. 14 июня на вопрос о высадке союзников ответил Иосиф Сталин. Он отметил, что операция — «несомненно блестящий успех наших союзников».

По его словам, «история войн не знает другого подобного предприятия по широте замысла, грандиозности масштаба и мастерству выполнения».

Термин «второй фронт» зазвучал позже, уже в августе 1944 года. Тогда стало понятно, что операция союзников удалась, и теперь Германии предстояла борьба на двух направлениях.

Войска, высадившиеся в 1944 году в Нормандии, освободили Францию, страны Бенилюкса, Данию, часть Австрии и собственно немецких территорий. 25 апреля 1945 года войска союзников соединились близ Торгау — так произошла знаменитая «встреча на Эльбе».

Следствием открытия второго фронта стало и создание английской, американской и французской зон оккупации в Германии и Австрии после войны.

Историографические дискуссии о втором фронте продолжаются и по сей день. С точки зрения части историков, в 1942–1943 годах его открытие было невозможно по экономическим причинам. Однако большинство специалистов упирают на то, что помешали более раннему созданию западного театра военных действий политические причины — в частности, разногласия между Лондоном и Вашингтоном.

Однако все исследователи отмечают: открытие второго фронта стало фактором, приблизившим окончание войны и сократившим количество жертв стран антигитлеровской коалиции во время освобождения Европы.

При подготовке публикации были использованы следующие материалы:
«Правда», «Известия» (за 1944 г.).
Золотарев В.А. Второй фронт против Третьего Рейха. М. - Спб.: Полигон, 2005;
Невежин В.А. Застольные речи Сталина: документы и материалы. М. - Спб.: АИРО-ХХ, 2003;
История Второй мировой войны. 1939–1945. Т. 9. М.: ВИМО СССР, 1978;
Ундасынов И.Н. Рузвельт, Черчилль и Второй фронт. М.: Наука, 1965.