Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Межконфессиональный диалог в Крыму состоялся»

О крымских татарах и их отношении к исламу рассказывает сотрудник Таврического национального университета

Владимир Корягин 09.04.2014, 08:58
Wikimedia Commons

О крымских татарах, их стремлении практиковать намаз и запрещенной в России исламской партии «Газете.Ru» рассказала Эльмира Муратова — научный сотрудник отделения политологических наук Таврического национального университета имени В. Вернадского (Симферополь, Крым).

— Какие мусульманские общины представлены на полуострове? Как они между собой взаимодействуют? Имеются ли некие противоречия непреодолимого характера? Каковы исламские ориентиры крымских татар?
— Мусульманская инфраструктура представлена несколькими влиятельными исламскими структурами и группами. Все они могут быть условно разделены на представителей так называемого «официального» и «неофициального» ислама. К первой категории относится Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК), в своей деятельности ориентированное на государственные и частные организации Турции, и Духовный центр мусульман Крыма (ДЦМК), который связывают с таким течением, как хабашизм. Вторая категория представлена сторонниками партии «Хизб ут-Тахрир», салафитов и братьев-мусульман. Налаженной коммуникации между двумя духовными центрами нет. Более того, их отношения можно охарактеризовать как конкурентные и конфронтационные. Деятельность обеих институций отличает неприятие всех идеологий, обозначенных ими как «нетрадиционные» для Крыма, однако кооперации в этом вопросе нет. Конкуренция и противостояние наблюдаются и в отношениях сторонников «нетрадиционного» ислама. Особенно напряженными бывают порой отношения отдельных салафитских групп и «Хизб ут-Тахрир».

В центре дискурса сторонников этих групп — вопросы о правильной акыде (вероубеждении), оптимальных формах активности в публичной сфере, общественной пользе ислама и т.д.

— Что представляет собой организация «Хизб ут-Тахрир»? Какие цели она перед собой ставит?
— «Хизб ут-тахрир», или ХТ, — это политическая партия, идеологией которой является ислам. Ее цель — воссоздание исламского государства в форме халифата, существовавшего на исламских землях с VII по ХХ век. ХТ — это один из глобальных исламских проектов мироустройства, выступающий как альтернатива западному проекту. Поэтому в его основе — неприятие западной идеологии во всех ее формах (либеральной, консервативной, социально-демократической и др.). Халифат как глобальная цель детализируется на локальном уровне конкретными задачами, обусловленными местной спецификой среды проживания мусульман. Например, лидеры крымской ячейки партии говорят о том, что по причине малочисленности мусульман Украины их первоочередная цель — популяризация исламского образа жизни, в то время как проект исламского государства здесь на повестке дня не стоит.

— Почему в России она считается террористической, а в ряде других стран — нет?
— В каждой стране, где ХТ запрещена, были свои основания в пользу этого. К примеру, в России и в некоторых странах Центральной Азии она запрещена как террористическая организация, однако в той же Германии — по причине распространения членами партии антисемитских заявлений. На Украине партия действует открыто, хотя официально и не зарегистрирована.

Справедливости ради нужно заметить, что попытки законодательного запрещения ХТ на Украине были. Однако всякий раз это решение не находило поддержки ни в органах власти, ни в среде мусульман страны.

— Почему данная организация получила особую популярность в постсоветских странах Средней Азии?
— Я не являюсь специалистом по этому региону и могу судить исходя из сугубо теоретических представлений. На мой взгляд, определенную роль там могли сыграть такие социально-экономические факторы, как бедность, коррупция, отсутствие эффективных социальных лифтов. Естественно, нельзя все объяснить этим. Вполне возможно, что привлекательность идеологических моментов, в частности апелляция ХТ к идеям справедливости, равенства, актуализация мифа о «золотом веке» ислама также сыграли свою роль.

Помимо этого, мне кажется, что клановый характер общества в какой-то степени облегчает вербовку новых членов.

— С чем связана активность организации в Крыму? Почему в качестве площадки для проведения ее форумов часто выбирался именно Симферополь?
— Активность партии в Крыму связана с теми же озвученными выше факторами. Идеология ХТ предлагает мусульманам ясные ответы на волнующие их вопросы, например о том, «почему сейчас все плохо» и «что сделать, чтобы стало хорошо». Иными словами, предлагается понятная модель мироустройства, при которой мусульманский мир вновь обретет величие и силу. Следует отметить, что пропаганда этих идей наиболее успешна среди молодых людей, которых, судя по всему, увлекают идеи справедливости и ореол таинственности вокруг партии, а также прельщают возможности быстрой социализации в рамках сформированных социальных ячеек. Почему в Симферополе? Все просто. Симферополь — административный, политический, культурный центр Крыма. Все общекрымские политические акции любых организаций проходят именно там.

— Как относятся к организации представители общины крымских татар?
— В своем большинстве крымские татары не поддерживают идей этой партии. Точное число ее сторонников неизвестно, называются разные цифры — от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Члены партии довольно часто становятся объектом народного порицания, главным образом за забвение национальных традиций, демонстративное дистанцирование от крымско-татарских культурных и политических мероприятий, а также за чинимый раскол среди народа.

— Что можно сказать про крымских татар в контексте самоидентификации и ислама?
— Большинство крымских татар — так называемые «светские» мусульмане. Ислам для них — это часть историко-культурной традиции народа, он присутствует в национальных обрядах и традициях. Поэтому, с их точки зрения, его нужно возрождать, но только в тех формах и в тех объемах, которые «вписываются» в национальную культуру. Все, что помимо этого, воспринимается как приносное, чуждое, вредное. Обязательные исламские нормы (намаз, пост, закят и др.) практикует небольшая часть крымско-татарского сообщества.

По данным некоторых социологических исследований, примерно каждый десятый крымский татарин совершает ежедневно намаз и примерно каждый четвертый соблюдает пост в месяц Рамазан.

Как раз среди этой части народа и находятся сторонники «неофициального» ислама, хотя, конечно, они не составляют большинства всей группы практикующих мусульман.

— Какие основные вехи и вызовы исламского возрождения в Крыму? Какие исторические периоды оно пережило?
— Исламское возрождение в Крыму началось в конце 1980-х — начале 1990-х годов с массового возвращения крымских татар на родину. Наступил период институционального развития ислама — создание духовного центра и мусульманских общин, начало постройки мечетей, открытие медресе и курсов по изучению ислама. В этот период налаживались контакты с единоверцами из разных мусульманских стран. Наиболее активны были в Крыму представители Саудовской Аравии, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Турции. Любая помощь с их стороны — и материальная, и духовная — приветствовалась. Где-то к середине 2000-х годов началось переосмысление путей развития ислама в Крыму. Институциональный этап процесса возрождения в целом завершился. Число общин, мечетей, медресе после этого периода уже существенно не менялось. ДУМК начинает проводить избирательную политику в отношении контактов с зарубежными исламскими центрами.

Приоритетной объявляется ориентация на сотрудничество с турецкими организациями. Именно они занимают доминирующие позиции в системе исламского образования в Крыму.

Костяк аппарата муфтията составляют выпускники теологических факультетов Турции. На нынешней повестке дня этой структуры стоят вопросы повышения уровня образования районных и местных имамов, реализация программы по нейтрализации «нетрадиционных» для крымских татар религиозных течений.

— Каковы сложности, возникающие в ходе этноконфессионального диалога в Крыму, и как их преодолевать? В чем заключается политическая составляющая подобного диалога?
— Нужно отметить, что в целом межконфессиональный диалог в Крыму состоялся. Двадцатилетний опыт мирного сосуществования последователей разных религий говорит именно об этом. Конечно, были отдельные случаи противостояния, в которых религиозная принадлежность участников играла определенную роль.

Однако можно с уверенностью говорить о том, что большинство проблем межконфессионального развития в Крыму связано с процессами политизации религии.

В нынешних условиях изменившегося статуса Крыма есть некоторые опасения, что устоявшийся диалог может быть нарушен. Эксперты опасаются, что статус доминирующей конфессии православной церкви Московского патриархата, помноженный на открытую протекцию государства, может привести к дисбалансу в межконфессиональных отношениях и стать причиной конфликтов.