Пенсионный советник

Творог каменного века

Европейцы освоили кисломолочное производство на несколько тысячелетий раньше, чем считалось

Дмитрий Малянов 12.01.2013, 13:11
Дырчатый черепок эпохи линейно-ленточной керамики phys.org
Дырчатый черепок эпохи линейно-ленточной керамики

Забытая гипотеза, что европейцы освоили кисломолочное производство на несколько тысячелетий раньше, чем считалось, полностью подтверждена после анализа органики, оставшейся на стенках странных дырчатых сосудов, в которых, видимо, делали творог.

В 1984 году в Оксфордском археологическом журнале была опубликована статья молодого археолога из Принстонского университета Питера Богуцки, в которой тот доказывал, что перфорированные на манер дуршлага или шумовки черепки, относящиеся к культуре линейно-ленточной керамики (наиболее распространенной неолитической культуры Центральной и Западной Европы, датируемой 5500–4500 годами до н. э.) представляют собой остатки специальных сосудов, предназначенных для изготовления сыра.

Специалисты по европейскому неолиту к выводам Богуцки отнеслись скептически.

Ведь еще не утихли споры вокруг опубликованной тремя годами ранее статьи Энтони Легге, оксфордского археолога, доказывавшего, что неолитические европейцы практиковали молочное хозяйство уже в первой половине IV тысячелетия до н. э., то есть намного раньше, чем до этого считалось. Богуцки же предлагал еще больше удревнить неолитическую молочную индустрию, маркировавшую переход ко второй стадии так называемой «продуктовой революции» (термин, введенный британским археологом Эндрю Шераттом), когда человек начал использовать домашних животных не только как источник мяса, но и как источник молока, шерсти, а также в качестве тяглового скота.

Дырчатый сосуд. Эпоха линейно-дырчатой керамики, северная Польша (реконструкция). // Mйlanie Salque
Дырчатый сосуд. Эпоха линейно-дырчатой керамики, северная Польша (реконструкция). // Mйlanie Salque

С выводами Легге, который основывал свою аргументацию на статистическом анализе костных останков из раскопок неолитических стоянок на Британских островах (как выяснилось, их население предпочитало закалывать в первую очередь молодых бычков и старых коров), в конечном итоге согласились. А вот выводы Богуцки о том, что неолитические европейцы занимались кисломолочным производством уже в VI тысячелетии до н. э., так и остались гипотезой, так как основывались на чисто спекулятивном предположении, что странные перфорированные сосуды, относящиеся к культуре линейно-ленточной керамики и датируемые более ранним неолитом, чем изученные Легге поселения, использовались для отделения молочной сыворотки от творожной массы.

Сам Богуцки (правда уже после того, как его гипотезу подтвердили другими методами) признается, что на мысль именно так идентифицировать эти сосуды его натолкнул дизайн одной антикварной керамической шумовки для откидывания творога, которую он увидел, путешествуя по Канаде.

Доказать, что в дырчатых горшках делали именно мягкий сыр, а не использовали их в качестве сосудов для хранения тлеющего угля или для процеживания меда, у Богуцки получилось только через 30 лет.

Узнав, что группа биохимиков из Университета Бристоля, работающая под руководством Ричарда Эвершеда, разработала новый метод молекулярного анализа органических соединений на стенках ископаемой керамики, Богуцки отослал им несколько дырчатых черепков с раскопок неолитических поселений в центральной и северной Польше.

Как показал анализ, стенки этих черепков содержат аномально высокие концентрации молочных липидов — жиров молочного происхождения.

То есть, по всей видимости, перфорированные сосуды, датируемые эпохой линейно-ленточной керамики, использовались именно для получения творога.

В коллективной nature/journal/vaop/ncurrent/full/nature11698.html#ref6" target="_blank">статье, опубликованной в Nature, Богуцки и его коллеги из Бристоля подтвердили полузабытую уже гипотезу, выдвинутую 30 лет назад, что неолитическое население Европы не только занималось молочным хозяйством уже в V тысячелетии до н. э., но умело получать из молока продукты с более длительным сроком годности и более удобные к транспортировке. Это объясняет, почему неолитические европейцы, которые, как показали другие исследования, большей частью были неспособны переваривать лактозу, тем не менее использовали в пищу створоженное молоко, с более низким, чем в свежем молоке, содержанием этого углевода, который удалялся вместе с сывороткой — побочным продуктом створаживания молока.

Полученные выводы подтверждают и данные археологии.

В шестом-пятом тысячелетиях до н. э. неолитическое население Центральной Европы уже несильно зависело от охоты и собирательства и занималось разведением крупного рогатого скота, но не с целью получения мяса (пастбищное скотоводство в то время было просто невозможным: большая часть континента была покрыта лесами), а с целью получения молока и его последующей переработки в менее скоропортящиеся, в том числе по сравнению с мясом, продукты.