Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Японии нужен внешний враг, и Россия прекрасно подходит на эту роль»

В ИСАА объяснили, почему Япония не откроет «второй фронт» против России

Япония впервые с 2003 года официально обозначила Южные Курилы как территории, «незаконно оккупированные» Россией. Более того, японский МИД первый раз за 11 лет назвал острова «принадлежащей Японии территорией». В Кремле уже заявили о сложностях в продолжении диалога двух стран. Почему Токио сменил риторику по Курилам и чем это грозит Москве — в материале «Газеты.Ru».

Министерство иностранных дел Японии презентовало «Синюю книгу дипломатии» на 2022 год — ежегодный доклад о внешней политике и международной дипломатии государства, — в которую были внесены коррективы относительно статуса Южных Курил. Так, в документе острова Итуруп, Шикотан, Кунашир и Хабомаи названы «незаконно оккупированными» Россией.

«Вопрос о северных территориях [так в Японии называют южную часть Курильских островов] — это самый большой нерешенный вопрос между Японией и Россией. Северные территории — это острова, над которыми Япония имеет суверенитет и которые являются исконной частью Японии, но в настоящее время они незаконно оккупированы Россией», — говорится в документе.

Формулировку об «оккупации» Южных Курил японский МИД использовал впервые с 2003 года, а характеристика четырех островов Курильской гряды как «японских территорий» не звучала в официальных документах с 2011 года. Изменился и подход к диалогу с Москвой: в тексте доклада указывается, что Япония не может делать прогнозы относительно дальнейшего хода переговоров с Россией на фоне спецоперации на Украине, которую в Токио расценили как «вызов основам международного порядка — верховенству права и запрету на применение силы».

В Кремле изменение риторики Японии относительно Южный Курил прокомментировали емко.

«Очевидно, что сейчас, когда Япония стала недружественной страной и присоединилась к целому ряду враждебных действий по отношению к Российской Федерации, говорить о продолжении переговорного процесса весьма и весьма трудно», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Он также отметил, что все четыре острова, об «оккупации» которых объявили в Токио, являются неотъемлемой территорией России.

Почему Япония сменила тон

Изменение официальной риторики Токио по четырем южным островам Курильской гряды произошло на фоне общего охлаждения российско-японских отношений. Диалог сторон по мирному договору, который обсуждается с середины прошлого века, практически остановился после присоединения Японии к западным санкциям, введенным в ответ на спецоперацию России на Украине.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты по-разному оценивают новый тон Токио по Южным Курилам. Так, директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов считает, что решение Японии мало связано с украинским кризисом.

«Японцы долго время кормили свою публику тем, что вопрос Курил будут вот-вот решен. Эта была важная национальная тема во внутреннем японском политическом нарративе. Теперь же власти Японии решили резко сменить позицию и сообщить своим жителям правду о том, что острова возвращены не будут.

Для этого им пришлось переформатировать свой политический нарратив, заявив о «незаконной оккупации», хотя как раз эта формулировка абсолютно юридически неправомочна, поскольку подзаконные акты по Курилам все же существуют, что прекрасно знают японские дипломаты и юристы», — пояснил эксперт.

Изменение риторики важно для внутренней японской аудитории, продолжил Маслов, а также оно предназначено для США и западного мира в целом, который требует от Японии говорить об «оккупации», чтобы представить Россию в качестве агрессора.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Василий Кашин уверен, что российско-японские отношения осложняются с момента ухода с поста премьер-министра Японии Синдзо Абэ, которого можно назвать архитектором политики сближения с Москвой.

«Свою роль тут также сыграло принятие поправок к Конституции России, одна из которых запретила любые территориальные уступки, что поставило под вопрос возможность обсуждения территориальной проблемы, на чем настаивала Япония.

В ходе премьерства Абэ попытка сближения Японии с Россией прежде всего диктовалась растущей обеспокоенностью китайской угрозой. Реализовать это не удалось, и в итоге наступило некоторое разочарование. А с началом операции России Япония вдобавок столкнулась с серьезным давлением США», — отметил эксперт.

С точки зрения Кашина, именно общее разочарование японцев, уход лидера, продвигающего диалог с Москвой, и давление со стороны Вашингтона в совокупности привели к смене риторики по Курилам.

При этом доцент МГИМО Владимир Нелидов не исключил, что изменение подхода Японии связано с украинским кризисом, но все же происходит на фоне общего обвала российско-японских отношений.

«В принципе негативный тренд наметился еще несколько лет назад, так как еще в конце премьерства Синзо Абэ стало понятно, что инициатива сближения с Россией для Японии закончилась ничем.

А при новых премьерах отношения продолжили идти по нисходящей. Сейчас же они фактически обрушились полностью с политической точки зрения», — подчеркнул эксперт.

Чем это грозит России

Резкое изменение политики Японии в отношении Курил проходит на фоне активного переформатирования военной стратегии страны. Японские власти обещают поднять расходы на оборону до 2% ВВП — уровня, невиданного с 50-х годов прошлого века, а также собираются расширить концепцию противоракетной обороны, включив возможность использования наступательных вооружений для нанесения ударов по целям на территории противника.

С точки зрения Алексея Маслова из ИСАА, смена риторики Токио вряд ли серьезно угрожает Москве, в особенности в военном плане. По его словам, в основном такой подход к вопросу Курил вредит диалогу двух стран.

«Это снижает возможность для построения дальнейшего диалога. В дальнейшем будет раскручиваться лозунг о потенциальной агрессивности Москвы. Японии нужен внешний враг, и Россия прекрасно подходит на эту роль.

Однако более серьезным противником для Токио все же является Китай. Поэтому какого-либо «второго фронта» для России Япония открывать не будет — поскольку в таких условиях Токио будет выступать как агрессор. Вряд ли Япония в целом хочет воевать, так как вся ее модель заточена на экономическое развитие вне серьезного военного укрепления», — отметил эксперт.

С этим согласен Василий Кашин из ВШЭ — по его мнению, сложившаяся ситуация не несет каких-либо угроз для России. Конечно, Япония наращивает масштабы военного строительства и оборонных расходов, но в фокусе внимания Токио находятся Китай и Северная Корея.

«Японские проекты по созданию гиперзвукового оружия и других видов ударных систем главным образом связаны с Пекином и Пхеньяном.

Отношения Токио с Москвой ухудшаются, но о каких-то военных приготовлениях на этом направлении говорить не стоит. О том, что Япония решит пойти на вооруженный конфликт с ядерной державой в лице России, не может быть и речи», — добавил эксперт.

В свою очередь Владимир Нелидов из МГИМО указал на то, что меры для проведения более активной политики в сфере национальной безопасности, которая в основном завязана на сотрудничестве с США, в Японии принимаются уже не один год.

«Теперь же эти тенденции будут еще более активизированы. Не исключено, что Япония станет полноценной военной державой гораздо быстрее, чем изначально ожидалось. В контексте возможных угроз для России действия Токио скорее угрожают изменению стратегического баланса в Восточной Азии. Вероятность того, что Токио попытается напасть на российские военные объекты, практически равна нулю», — резюмировал эксперт.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть