Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Главное — избежать конфронтации с Россией»

Министр обороны Польши об отношениях с Россией в условиях украинского кризиса

Александр Братерский 10.02.2015, 12:06
Alik Keplicz/AP

Польша станет единственной страной Восточной Европы, которая примет участие в создании сил быстрого реагирования НАТО. Соответствующее решение было принято на совещании министров обороны стран блока. О том, почему Польша не собирается отказываться от самолетов МиГ-29, и о том, приедут ли польские военные на празднование 70-летия Победы в Москву, рассказал «Газете.Ru» министр обороны страны Томаш Семоняк.

— Известно, что Польша станет одной из стран, которая передаст своих военных для создания сил быстрого реагирования НАТО...

— Командный центр НАТО «Северо-Восток» в городе Щецине будет играть весомую роль в подготовке сил быстрого реагирования. И если силы быстрого реагирования будут расположены на территории Польши, мы должны сделать так, чтобы центр в Щецине был готов принять командование этими силами. Это выгодно с той точки зрения, чтобы не дублировать командные структуры.

Он был создан еще 16 лет назад при участии трех стран — Польши, Дании и Германии. Год назад в связи с возрастанием угроз, связанных с аннексией Крыма, роль этого центра возросла, и это нас вполне устраивает. Тот факт, что НАТО решило использовать этот центр, выгоден всем сторонам.

— На прошлой неделе НАТО и Польша объединили свои системы ПРО. Что это означает на практике?

— Это соглашение касается взаимной интеграции польской и натовской системы ПРО. И сегодня мы находимся в процессе подготовки систем польской системы противовоздушной обороны, включая противоракетную оборону, для защиты от ракет ближнего радиуса действия. У нас есть партнеры в США и во Франции, и в этом году мы должны принять все соответствующие решения.

Но вне зависимости от этого США собираются установить свою собственную систему ПРО в Польше.

Этой инициативе уже много лет, она возникла в связи с появившимися тогда угрозами ракетного нападения с Ближнего Востока. Этот комплекс будет дополнен системами, установленными на американских кораблях в Средиземном море, радаром в Турции, элементами этой системы в Румынии, которая должна начать функционировать в этом году. Элементы системы в Польше вступят в строй в 2018 году.

— Отношения между нашими странами переживают не лучшие времена...

— Активность Российской Федерации в Балтийском море, а также в Калининградской области, связанная с войсковыми учениями, конечно, не способствует снятию напряжения. Но мы не рассматриваем это как действия, направленные конкретно против Польши. Эти действия затрагивают и другие страны: недавно в СМИ появилась информация о появлении российского бомбардировщика с ядерным оружием вблизи британских берегов.

Однако я хочу сослаться на недавнее заявление нашего премьер-министра, госпожи Эвы Копач, которая сказала, что для нас главное — избежать любой конфронтации с Россией. Даже несмотря на то, что мы не приемлем действия России на Украине.

— Как сейчас обстоят дела в отношениях с российскими коллегами, в том числе с Сергеем Шойгу?

— Что касается контактов министров обороны России и Польши, у нас не было встреч с 2004 года, то есть уже 11 лет, за исключением моего рукопожатия с министром Шойгу на встрече совета Россия — НАТО полтора года назад.

Впрочем, до определенного момента между нашими военными был хороший контакт. Три года назад глава нашего Генштаба навещал своего российского коллегу. Сейчас же можно сказать, что отношений нет. Все это отражает общую картину отношений России и НАТО. Конечно, есть другие сферы, и я не хочу делать далекоидущие выводы: скажем, наши внешнеполитические ведомства плотно взаимодействуют.

Томаш Семоняк//Фотография: Kacper Pempel/Reuters
Томаш Семоняк//Фотография: Kacper Pempel/Reuters

— Известно, что на вооружении Польши есть несколько самолетов МиГ-29. Планируете ли вы их использовать в дальнейшем?

— Мы недавно провели их модернизацию и собираемся продолжить их использование еще в течение нескольких лет. Именно польский МиГ-29 выполнял миссию по охране неба балтийских государств. Нам этот самолет нравится, и мы будем и дальше его использовать.

— Болгария может обратиться к Польше с предложением отремонтировать собственные самолеты советского производства...

— Министр обороны Болгарии собирается посетить Варшаву через неделю, и это будет один из вопросов, которые будут обсуждаться. Мы подходим к нему исключительно с деловой точки зрения. В случае если наши предприятия готовы, я не вижу никаких причин отвергать подобное предложение. Американские самолеты проходят сервисное обслуживание и ремонт в Турции, и это в порядке вещей.

— В России 9 мая будет отмечаться 70-летие Победы. Видите ли вы возможность для визита в Россию высокопоставленных польских политиков и военных?

— Наш президент (в то время Александр Квасьневский. — «Газета.Ru») участвовал в подобных торжествах в 2005 году, и в Польше сохраняется большое уважение к России в связи с этим праздником, мы чтим память жертв, которые понесла Красная армия в борьбе с нацизмом.

Однако, как вы понимаете, у нас разные оценки того, что произошло после 1945 года. Тем не менее мы помним и о посещении в 2009 году Путиным Вестерплатте (полуостров в Гданьской бухте, где польские войска в течение недели после начала Второй мировой войны обороняли Военно-транзитный склад, польская «Брестская крепость». — «Газета.Ru»), и решение присутствовать на памятных мероприятиях свидетельствует о том, что Россия серьезно подходит к событиям Второй мировой войны. И все же, если вы спрашиваете о 9 мая 2015 года, мне трудно ответить на этот вопрос. Мне трудно представить присутствие в Москве польской делегации, принимая во внимание сегодняшнюю напряженность.