Забракованная оппозиция

В подписях для выборов в столичный парламент нашли слишком много «мертвых душ»



Ольга Романова (в центре) во время сбора подписей

Ольга Романова (в центре) во время сбора подписей

Facebook Ольги Романовой
Мосизбирком забраковал около 20% подписей у бывшего вице-губернатора Кировской области Марии Гайдар и лидера движения «Русь сидящая» Ольги Романовой. Допустимая норма брака – 10%. По сообщениям избиркома, у них были найдены «мертвые души» и фальшивые подписи. Похоже, несистемную оппозицию на выборах в МГД будут представлять только депутат столичного района Щукино Максим Кац и координатор волонтеров Алена Попова.

«Я один независимый кандидат в МГД остался, что ли? Это никуда не годится», — посетовал сегодня в твиттере Максим Кац, сопроводив свою реплику грустным смайликом. Вчера он разместил в микроблоге фото протокола заседания рабочей группы окружной комиссии, проверявшей собранные им подписи горожан, которая рекомендовала зарегистрировать его кандидатом на выборах в МГД. «Подписи проверены, и с ними все отлично», — удовлетворенно написал он сегодня.

Все-таки не он один прошел испытание верификацией подписей. Высокие шансы на регистрацию есть и у руководителя «Гражданского корпуса добровольцев ЧС» Алены Поповой, которая выдвигается в 9-м округе (Аэропорт, Сокол).

«Мы прошли проверку по подписям. У нас — 3,46% брака. 111 подписей забраковали: мы не смогли отстоять, сборщик неверно внес свои паспортные данные. Это мы пропустили, к сожалению», — написала она сегодня в фейсбуке. Попову рабочая группа окружного избиркома вчера тоже рекомендовала к регистрации.

Иначе обстоят дела у двух других оппозиционных кандидатов. Вчера правозащитница и журналистка Ольга Романова сообщила, что рабочая группа окружной комиссии забраковала почти 20% собранных в ее поддержку подписей. При этом она опровергла появившуюся в некоторых СМИ информацию о том, что среди подписантов обнаружены «мертвые души» и просто несуществующие люди. По данным «Газеты.Ru», избирком нашел у нее 58 подписей умерших людей и 44 — фальшивых.

«Важное из протокола: недействительных подписей 991 (технический брак — это 19%). Недостоверных (нарисованных, умерших, выбывших) — 0. Ноль. К вопросу о рисовке подписей», — написала Романова в соцсети. «Это отказ в регистрации, котятки. Было очень интересно. И будет», — подытожила она.

Между тем в окружной комиссии 44-го избирательного округа, по которому она выдвигается, пока не готовы ставить окончательную точку: «Признано недействительными 19,5% представленных подписей, при том что должно быть не более 10%. Окончательное решение будет принято на заседании комиссии в понедельник. А до этого у нее есть время представить свои возражения. Если будут спорные вопросы, они будут рассмотрены на заседании», — пояснил «Газете.Ru» источник в избиркоме.



Подписные листы Ольги Романовой

Подписные листы Ольги Романовой

Сама Романова намерена оспаривать признание своих подписей недействительными. Претензий к работе окружной комиссии у нее нет. В отличие от миграционной службы.

«Я очень довольна, что нет ни одной недостоверной подписи. В протоколе две графы — недействительные и недостоверные. Недействительные — это в которых нашли какие-то нарушения при оформлении. Недостоверные — значит, такого человека нет. В этой графе у меня стоит «0», — подчеркнула Романова. Поэтому все вопросы по так называемым «мертвым душам» она намерена адресовать ФМС.

«Все собранные нами подписи в комиссии были пробиты по базе ФМС. Что и мы делали. А дальше был получен очень странный ответ, с печатями и подписями, чем мы сейчас и занимаемся. Мы даем запрос на Иванова Ивана Иваныча, с таким-то адресом, с такими-то паспортными данными. А нам приходит ответ про Сидорову Серафиму Сидоровну, с другим адресом, другими данными, которая, как выясняется, умерла. Мы спрашиваем про одного, нам отвечают про другую, причем никакие данные не совпадают», — пишет Романова.

При этом, как утверждает она, представители ФМС физически в работе комиссии участия не принимали. «В состав окружкома входит замначальника УФМС по ЦАО Москвы Наталья Разинкова. Ее не было, и ее подписи нет под протоколом. А вот бумажку, что все у нас неправильно, все не то, подписала начальник УФМС по Москве Ольга Кириллова. Она никак не входит в окружком. А Разинковой физически не было. Вообще, не было ни одного представителя от ФМС, тем не менее они все знают. У меня есть к ним вопросы, что у них там с базой? Не идет ли речь о фальсификации со стороны ФМС?» — спрашивает Романова.

Она намерена оспаривать все эти подписи: «Не с целью добиться любой ценой регистрации, это практически невозможно. Но мне нужно пройти до конца этот путь, чтобы я могла потом говорить, кто виноват».

«Я не вижу, что Собянин или Ракова в этом виноваты, — продолжает Романова, — в своей избирательной кампании я этого не увидела — чьей-то злой воли в Кремле или на Тверской, 13. Я увидела злую волю на местах, причем никак не связанных с выборами. В префектуре ЦАО, где очень сильно мешали и угрожали буквально. Увидела злую волю в ФМС. Но это совсем не те люди, которых я могла огульно обвинить несколько месяцев назад».

Глава столичной миграционной службы Ольга Кириллова отвергает все подозрения в адрес своих подчиненных. По ее словам, она была «шокирована» количеством нарушений у Ольги Романовой.

«Что мы получили от избирательной комиссии, то мы проверили. У нее очень много ошибок. У нас существует информационная база, в которую вносятся все изменения по гражданам. Поэтому меня несколько шокировало, что у кандидата столько нарушений. Мы сделали четыре приложения. Я эти материалы подписывала, я видела. Отдельно, кто умер, отдельно, у кого не совпадает паспорт, действующий на сегодняшний день. Там вся разбивка есть», — говорит Кириллова.

По ее словам, сотрудники службы не допустили и процедурных нарушений. «С этим работает не Разинкова. Она член комиссии, чтобы дать какие-то комментарии по законодательству, посмотреть, что с нашей стороны нарушений нет, дать консультацию по документам. Списки от избирательных комиссий проверяют здесь специалисты по базам».

В такой же ситуации оказалась и Мария Гайдар. У нее окружной избирком забраковал более 22% подписей. Причем среди них также были обнаружены «мертвые души» и несуществующие люди. Первых, правда, всего пятеро, зато вторых — 152. Гайдар также намерена перепроверить все забракованные подписи. Заседание комиссии в ее 43-м округе намечено на субботу.