«Разрушены целые научные школы и направления»

За два года из Гематологического научного центра уволены почти 700 сотрудников



Пикет у Минздрава

Пикет у Минздрава

Алла Фролова
Вокруг Гематологического научного центра в Москве сложилась скандальная ситуация. Из этого федерального медицинского учреждения были уволены сотни сотрудников и закрыты порядка 20 подразделений. Для пациентов сворачивается бесплатная медицинская помощь. «Газета.Ru» пытается разобраться в ситуации.

Накануне Владимир Путин провел совещание о состоянии здравоохранения, в котором коснулся и происходящей структурной оптимизации, отметив отдельные случаи «формального, бюрократического подхода». В качестве позитивного результата президент назвал повышение заработной платы врачей и среднего медицинского персонала. О том, что происходит в отдельно взятом федеральном медицинском учреждении, рассказывает «Газета.Ru».

На минувшей неделе Минздрав РФ по распоряжению Вероники Скворцовой начал проводить проверку Гематологического научного центра в Москве. Она стала результатом протестов врачей и пациентов, которые начались в конце прошедшего года. Посты в блогах, петиция на Сhange.org, открытое письмо врачей Гематологического научного центра президенту РФ Владимиру Путину, пикеты в Москве и Санкт-Петербурге — цель этих акций одна: остановить фактическое уничтожение Гематологического научного центра.

Ситуация в этом научном и лечебном учреждении более чем странная: идут массовые увольнения высококвалифицированных специалистов — врачей-гематологов и авторитетных ученых.

«За прошедшие 2 года уволено более 100 крупнейших ученых-гематологов: академиков, профессоров, докторов и кандидатов наук, ведущих научных сотрудников — разрушены целые научные школы и направления (неполный перечень уволенных высококвалифицированных специалистов приведен в Приложении 1, 2) (в этом неполном списке 52 человека, среди которых академик, восемь профессоров, доктора и кандидаты наук. — Авт.). Кроме того, уволены и менее именитые научные сотрудники и работники. Это сотрудники лабораторий и лаборанты (в том числе кандидаты медицинских наук, кандидаты биологических наук, выпускники авторитетных университетов) с уникальным опытом в постановке сложных анализов, в разработке уникальных методик, в дифференциальной диагностике сложнейших заболеваний», — говорится в открытом письме сотрудников президенту. В послании также сообщается, что, по некоторым данным,

на сегодняшний день общее число уволенных за истекшие два года сотрудников составляет около 700 человек.

В Приложении 2 перечислены 17 закрытых отделений и лабораторий ГНЦ, в их числе лаборатория гемоцитологии, лаборатория генной инженерии, лаборатория клинической иммунологии и др. Закрыт центр лечения гемофилии. Закрыто единственное в стране предприятие по производству факторов свертывания крови.

Сотрудники ГНЦ говорят, что это

фактически привело к уничтожению достижений, накопленных за почти век существования центра, к разрушению научных школ.

Успехи предыдущих лет в области лечения, в частности, онкологических заболеваний крови связывают с руководством профессора Андрея Воробьева, который покинул должность директора центра в 2011 году.

Для пациентов же нынешняя обстановка означает фактическое прекращение бесплатного обследования и лечения.

«Стала обычной картина, когда за обследование больному необходимо выложить от 10 до 50 тыс. рублей, —

пишут сотрудники ГНЦ. — А это далеко не всем по карману, и многие нуждающиеся люди вынуждены отказываться от обследования, а значит — отказываться от лечения. А ведь раньше многим таким людям мы помогали».

Судя по открытому письму, роль во всем этом директора центра академика РАМН Валерия Савченко непонятна: «Он как бы руководит ГНЦ, а как бы и нет. Сегодня фактическое руководство всей деятельностью ГНЦ сосредоточено у человека, не имеющего отношения к медицине, — у госпожи Л.Н. Прусовой». Упоминается также заведующая поликлиническим отделением А.Л. Меликян, проводящая «деструктивную деятельность».

Заработная плата врачей и научных сотрудников, по сведениям из открытого письма, не соответствует никаким нормам: «Сегодня доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник получает в ГНЦ в полтора-два раза меньше, чем рабочий на заводе или чем участковый врач в соседней поликлинике».

Своей точкой зрения на происходящее в Гематологическом научном центре с «Газетой.Ru» поделилась бывший ведущий научный сотрудник центра Юлия Владимировна Крижевская, уволенная после 30 лет работы.

— Как вы можете прокомментировать историю с вашим увольнением?

— Моя история не отличается от истории всех остальных моих коллег, которых уволили вместе со мной. Директором нашего центра долгое время был Андрей Иванович Воробьев, который обладает непререкаемым авторитетом в мире как величайший гематолог и терапевт. Он создал и воспитал прекрасный, очень крепкий коллектив, потому что он не боялся умных людей. Андрей Иванович был человеком очень авторитетным и не боялся сказать свое слово. Он был совершенно не согласен с политикой тогдашнего министра здравоохранения Зурабова, он был не совсем согласен с политикой Голиковой и возражал против очень многих организационных мер, которые принимались в нашем здравоохранении.

А самая главная беда нашего здравоохранения — это катастрофическое недофинансирование.

К сожалению, в 2011 году Андрей Иванович ушел с поста директора ГНЦ по состоянию здоровья. И директором центра стал Валерий Григорьевич Савченко, который был известен как крупный руководитель, очень хороший врач и, как я могу сказать по своему опыту, очень порядочный человек. Но случилось так, что после того, как ушел Андрей Иванович, в нашем институте наступила катастрофа. Потому что всеми делами сейчас управляет некая дама Прусова, она заместитель директора по финансам, экономике и кадрам. По моему личному впечатлению, кадрами сегодня распоряжается человек, который не имеет необходимой подготовки и некомпетентна решать такие вопросы. И со сменой руководства стали увольнять людей в огромном количестве.

Я могу согласиться, что если нет денег, то можно было сократить какое-то количество научных подразделений, наука — вещь затратная. Но при этом сократили нашего единственного лауреата Государственной премии, доктора биологических наук Нину Ивановну Гриневу, она автор одного из ста лучших российских изобретений.

Вслед за учеными начали сокращать врачей, прямо от постели больного.

Например, была у нас такая врач — Светлана Петровна Щербинина. Она создала методику лечения такого тяжелейшего заболевания, как гемохроматоз, когда в тканях откладывается железо, что приводит к гибели больного. Она придумала, как это лечить. Я видела, как на международных конференциях зарубежные специалисты записывали за ней каждое слово. И ее уволили.

— А директор не вмешивался в эту ситуацию?

— Он фактически устранился. Многие говорят, что он просто прикрывается.

— А зачем ему это надо? Он же должен быть заинтересован в квалифицированных врачах и ученых?

— Конечно, должен быть заинтересован. Его позиция мне совершенно непонятна.

— В открытом письме говорится про очень низкие зарплаты. Это так?

— Совершенно верно. Я уходила с должности ведущего научного сотрудника с зарплатой 11 тысяч рублей.

— Говорится и о том, что фактически исчезли бесплатные диагностика и лечение.

— Да, у нас сейчас многие анализы стали платными, процедуры стали платными.

— Тогда, возможно, это попытка перевести всю медицинскую помощь на платную основу?

— Я считаю, главное, что за этим стоит, — это отсутствие денег.

И это преступление со стороны тех, кто скроил такой бюджет.

— А есть ли у гематологических больных альтернатива? Могут ли они лечиться где-нибудь еще, или ГНЦ — это совершенно уникальное лечебное учреждение?

— ГНЦ еще в советские времена был таковым для СССР, а сейчас он является таковым для России. К нам в основном попадают самые трудные случаи, с которыми не справились областные центры, московские городские больницы. Те больные, которым зачастую не смогли поставить правильный диагноз. Это можем делать только мы. У нас была великолепная лабораторная база, которую сейчас разрушают. У нас есть кафедра усовершенствования врачей, и мы обучали врачей со всей России и из стран СНГ. Мы проводили диагностику, начинали лечение, доводили первый цикл лечения до результата и уже потом отправляли больных лечиться по месту жительства.

— Сейчас Минздрав проводит проверку ГНЦ. Вы считаете, что это может принести результаты?

— Я считаю, что настоящая проверка центру абсолютно необходима. И необходимо, чтобы кто-то другой там начал принимать решения.

На минувшей неделе «Газета.Ru» обратилась к директору Гематологического научного центра академику РАМН Валерию Савченко с вопросами относительно конфликтной ситуации в центре, но ответ на момент сдачи публикации получен не был.