Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Как человека назовете — так он и заболеет

Ученые обнаружили неожиданную корреляцию между фамилией человека и его здоровьем

Владимир Покровский 06.01.2014, 06:30
Ученые обнаружили неожиданную корреляцию между фамилией человека и его здоровьем Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС
Ученые обнаружили неожиданную корреляцию между фамилией человека и его здоровьем

То ли в шутку, то ли всерьез, ирландские кардиологи утверждают, что у людей с фамилией Brady чаще среднего отмечается брадикардия. На очереди — связь фамилии Fatt с ожирением и фамилии Lowe с депрессией.

Группа ирландских кардиологов из трех больниц Дублина опубликовала в журнале British Medical Journal статью, в которой утверждается, что ими найдена связь между фамилией человека и состоянием его здоровья.

Тот номер BMJ вообще заполнен материалами, темы которых носят шуточный характер и которые даже подаются в шуточном виде, а между тем в лучших традициях, берущих начало в «Законах Паркинсона», в каждом шутливая тема становится в результате предметом самого серьезного научного исследования, без всяких скидок на юмор.

В данной работе ирландские медики изучили явление под названием номинативный детерминизм, причем по отношению к заболеваниям.

Они выбрали для изучения одну-единственную фамилию, причем не слишком распространенную в их городе, – Brady (Брэйди) – и попытались связать ее с сердечно-сосудистым заболеванием под названием синусная брадикардия (пульс, замедленный ниже 55 ударов в минуту).

Оба корня в названии болезни, как водится, греческие и первый, bradys, у эллинов означал «медленный». Не совсем ясно, почему авторы статьи предположили греческое происхождение фамилии Брэйди. Например, если бы они приняли этот корень за русский, то, наверное, занялись бы психиатрическими заболеваниями (от фамилии с корнем «бред») или алкогольными болезнями печени (есть у нас такая фамилия Бражников, почти Брэйди). Но они пошли по греческому пути и, как ни странно, очень на том пути преуспели.

Для начала они изучили телефонный онлайн-справочник Дублина и установили, что в период 2007–2013 годов там проживало 579 резидентов по фамилии Брэйди. Затем они изучили свои собственные больничные базы данных и выяснили, что пациентам с брадикардией в их больницах было осуществлено 999 трансплантаций кардиостимулятора, причем восемь человек из этой тысячи носили фамилию Брэйди.

Получается, что Брэйди получали кардиостимуляторы в 1,38% случаев от общего количества дублинцев, подвергнутых трансплантации, тогда как не-Брэйди получали их значительно реже – в 0,61% случаев.

Эти проценты были авторами тщательно изучены, и им удалось доказать, что Брэйди-превышение носит статистически значимый характер (что все же довольно спорно при таких маленьких цифрах), и это означает, что люди с такой фамилией более, чем другие, склонны к проблемам с сердцем. То есть шутки шутками, а феномен номинативного детерминизма в случае с фамилией Брэйди оказался подтвержденным документально.

Женщин со стимуляторами по фамилии Брэйди было меньше, чем мужчин, и, хотя здесь результаты статистической значимости не имеют (попробуйте ее определить среди восьми человек!), но здесь все понятно — дамы имеют привычку выходить замуж и при этом менять фамилию, не меняя содержания своего генома.

Связь между фамилией и возможным диагнозом дублинская команда изучает впервые в мире.

До сих пор все мы порой удивлялись другому совпадению — совпадению фамилии человека и его профессии.

Этот феномен впервые был упомянут опять же таки швейцарским психологом Карлом Юнгом еще в 1952 году, он заявил тогда, что «порой встречаются совершенно точные совпадения фамилии человека со специфическими особенностями его профессии».

В явлении «номинативного детерминизма» научного содержания примерно столько же, сколько в небезызвестном «законе парных случаев», когда какое-нибудь редкое слово или редкое событие, например мизер в преферансе, встречается буквально одно за другим, в течение короткого промежутка времени. Малая научность здесь неудивительна – есть сто способов человеку получить фамилию, и каждый из них правильный. В древности фамилию давали по отцу, деду или даже прадеду, по месту, где человек родился или откуда пришел, по профессии, по особой примете, по кличке, по иногда неуловимой ассоциации, да и бог знает, по каким причинам еще. Скажем, автора этих строк в детстве наградили кличкой Калуга по ассоциации с его фамилией Покровский, потому что есть такой город Покров, а этот город для клички подходит плохо. Если бы это было в старину и если бы кличка прижилась, то его дети были бы Калугиными.

И из этих ста способов очень непросто вычленить те, которые говорят о профессиональных преференциях человека.

И тем не менее, несмотря на очень ограниченную научность, это очень похоже на реальное явление.

Авторы статьи вспоминают о знаменитом дублинском кардиологе Мэри Харте (Marie Harte), а так же о посвященной номинативному детерминизму статье 1994 года в журнале New Scientist, автор которой нашел в Американском справочнике врачей записи о дерматологе по фамилии Rash («сыпь»), ревматологе Knee («колено»), психиатре Couch («кушетка») и даже хирурге по фамилии Chopp («колун», то есть тяжелый топор). Нелишне вспомнить также румынского министра обороны Милитару и олимпийского чемпиона по спринту с фамилией Болт («молния»).

Номинативный детерминизм присутствует и в русских фамилиях, несмотря на то что вдобавок к ста европейским способам их назначать прибавилось еще несколько, совершенно уже специфических, так что иногда и совсем не разберешься, откуда взялась та или иная фамилия. Но тем не менее были (и некоторые есть) олимпийский чемпион по спринту Валерий Борзов и чемпион мира по акробатическим прыжкам на дорожке Василий Скакун, не говоря уже о депутате Говорухине и знаменитом борце со спортивными допингами, руководителе антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России профессоре Николае Дурманове.

Особое место среди них занимает Виктор Кровопусков, олимпийский чемпион 1980 года, человек, которого однажды признали лучшим саблистом двадцатого века.

С ним, правда, в смысле номинативного детерминизма случилось небольшое недоразумение, поскольку его фамилия, скорее всего, происходит от слова «кровопуск», так в старину называли лекарей. Трудно себе представить, что даже очень старинный медик мог бы осуществлять кровопускание пациенту, направляя точный удар шпаги в его вену.

Что до настоящего исследования, то авторы всесторонне рассмотрели результаты своего статистического подсчета, признали их удовлетворительными и решили продолжить работу, сосредоточившись на связи фамилии Fatt с ожирением и фамилии Lowe с депрессией (по-английски fat — это жир, а love — любовь).