Пенсионный советник

«Быть злодеями классно»

Хью Джекман, Сигурни Уивер и Дев Патель рассказали «Газете.Ru» о фильме «Робот по имени Чаппи»

Владимир Лященко 12.03.2015, 08:43

Хью Джекман, Сигурни Уивер и Дев Патель рассказали «Газете.Ru» о работе в фильме «Робот по имени Чаппи», будущем «Чужом 5» и режиссере Ниле Бломкампе.

В прокате «Робот по имени «Чаппи» — картина про робота, обладающего сознанием, снятая южноафриканским режиссером Нилом Бломкампом («Район №9», «Элизиум: Рай не на Земле»). Механический андроид моментально становится объектом внимания как обычных гангстеров, так и крупных корпораций. Роль представителя одной из таких — эталонно-бездушного капиталиста досталась Сигурни Уивер. Конструктора-идеалиста, создателя Чаппи, играет лиричный Дев Патель («Миллионер из трущоб», сериал «Служба новостей»). Плохого парня — инженера, занятого конструированием гигантского пилотируемого робота под названием «Лось», — сыграл Хью Джекман. «Газета.Ru» отправилась на встречу с тремя звездами фильма, чтобы поговорить с ними об искусственном интеллекте, мире будущего и о режиссере, которому поручено снимать нового «Чужого 5».

— Режиссер Нил Бломкамп четко прописал черты характеров ваших героев или позволял вам импровизировать?

Хью Джекман: Нил не диктатор, он слышит актера и сотрудничает с ним в том, что касается придумывания персонажа. Когда я прочитал сценарий, то решил поделиться с Нилом собственным видением моего героя: рассказывал ему, что

мой Винсент, конечно, блестящий ученый и инженер, робота построил, но в первую очередь он воспринимает себя самым крутым парнем в офисе: большая пушка, армейские шорты, стрижка соответствующая — такой весь из себя «я работал в поле, я солдат, не офисная крыса какая-нибудь».

И совершенно очевидно, что никому из коллег вокруг он не нравится, более того, все его немного побаиваются. Спустя какое-то время Нил присылает мне картинку — предварительный набросок того, как персонаж будет выглядеть, в котором он все мои слова учел. Прямо отлично вышло?

Сигурни Уивер: Быть злодеями классно, мы с Хью получили большое удовольствие. За день до съемок мы встретились и поговорили с Нилом. Но обсуждали мы не столько то, что он хотел бы, чтобы я сыграла, а скорее — чего бы он не хотел. То, чего не должно, по его мнению, было быть в моей героине.

И уже на площадке он точно знал, что нужно делать. Но в то же время оставлял много времени на то, чтобы попробовать сыграть сцену по-разному.

Например, у меня была такая немного безумная идея, что в офисе у моей героини должен стоять один из роботов-скаутов и, когда никого вокруг не было, я бы с ним общалась: разговаривала, трогала — моя героиня очень одинока. Все это при монтаже вырезали, но было забавно поиграть в такие штуки.

Дев Патель: Нил — настоящий капитан корабля. Но при этом он не ограничивает актеров. Да и зачем: мне кажется, с такими людьми, как Хью и Шарлто Копли (он играл робота Чаппи), на площадке без импровизации было бы скучно, они постоянно что-то придумывали, пробовали; оставалось не отставать. Да, ну и играть с Сигурни — это отдельный невероятный опыт, она же королева научной фантастики!

— Фильм апеллирует к довольно широкой гамме эмоций, постоянно меняет регистры: от гротескной комедии до фантастического боевика с разрыванием людей на части. Кто из вас куда тянул?

Хью Джекман: Мы старались двигаться во всех направлениях разом, но да, Нил был не против веселья. Порой даже чересчур. Мой герой, как и я, австралиец, так что мы отрабатывали австралийскую тему по полной программе. Я, например, впервые за долгое время получил возможность говорить на экране со своим родным акцентом. Правда, в сценарии мне попадались совершенно запредельные реплики.

Например, там было такое: «Я взбешен, как лягушка в носке!» «Нил, — говорю, — ты где такого понабрался? В жизни не слышал, чтобы кто-нибудь произнес что-либо подобное».

Но мне все это очень понравилось. К тому же Нил вооружил Винсента вовсе не шуточным, сильным аргументом против искусственного интеллекта. Это здорово, потому что не всякий режиссер или автор рискнет создать злодея с точкой зрения, заслуживающей внимания. Я старался подчеркнуть это.

Сигурни Уивер: Моя героиня может быть похожа на этакую карикатуру капиталистического дельца, на бездушного корпоративного начальника, но в основе любой карикатуры должна быть реальность.

Я играла человека, который заточен на то, чтобы делать деньги, но не ценит идеи людей вокруг, если их нельзя тут же монетизировать.

Ее видение мира ограниченно, но она не просто не интересуется идеей Чаппи, в какой-то момент она пытается не допустить его создание, потому что боится всего, что может угрожать ее миру тотального контроля.

Дев Патель: Нил, действительно, первым делом попросил меня привнести человечность в фильм, вложить сердце, так сказать. Мой герой —

молодой ученый, который страстно увлечен делом создания искусственного интеллекта, он оказывается меж двух огней — персонажи Хью и Сигурни давят на него.

Нет, даже трех — с учетом парочки, которая похищает моего робота. Их сыграли музыканты Ниндзя и Йоланди из группы Die Antwoord — те еще безумцы, совершенно безбашенные; когда увидите их в фильме, знайте — они там играют практически самих себя. Я до работы на этой картине толком ничего не знал о них и их музыке. Теперь мой мир никогда не будет прежним.

— Споры, которые ведутся в наше время об искусственном интеллекте, часто заходят на территорию этики и религии: допустимо или недопустимо создавать машинное сознание, и целесообразно ли. Вы сами что думаете?

Хью Джекман: Не имею ничего против искусственного интеллекта. Разве человечество может похвастаться тем, что разумно, умело и во всех смыслах достойно распоряжается планетой? Полно доказательств того, что мы не слишком хорошо справляемся с работой по присмотру за Землей. Ошибок полно. Например, уже появились такие автомобили, в которых не предусмотрен водитель-человек, — так вот, я двумя руками за то, чтобы всеми автомобилями на планете управляли компьютеры. Думаю, на дорогах станет намного безопаснее. Ну и в том, что касается загрязнения окружающей среды, ситуация, думаю, улучшится.

Сигурни Уивер: Думаю, это неизбежно, а люди всегда чего-нибудь да боялись и продолжают бояться — самолетов ли в небе, полетов ли на Луну. Меня же эта перспектива воодушевляет. В этом я соглашусь с Хью: искусственный интеллект может оказаться более рассудительным и рациональным, чем сами люди. Люди постоянно развязывают войны, творят совершенно недопустимые вещи. Быть может, более рациональные роботы смогут напомнить нам о том, что разумно, справедливо, о лучшем в нас самих.

Дев Патель: Ну, а я выступаю за людей. В конце концов, моя работа как актера заключается в том, чтобы изучать людей, и я искренне увлечен этим делом. Мир человеческих эмоций безграничен.

Мне трудно поверить в то, что мы способны когда-либо создать машину, которая сможет быть спонтанной, как мы, сможет реагировать на мир, как мы, сможет обладать изменчивостью, подобной нашей.

В то же время технологии развиваются столь стремительно, что кто знает. Но мне, скорее, нравится идея не искусственного сознания, подобия человека, а робота-помощника: роботы-пожарные, роботы-полицейские, роботы-нефтяники и шахтеры — так они помогали бы спасать множество жизней. Это было бы невероятно здорово.

— Осознав наконец, что Чаппи — это не просто экспериментальный робот, а настоящее разумное создание, Винсент осеняет себя крестным знамением. Это было в сценарии или придумали на площадке?

Хью Джекман: Нет, этот момент родился уже на площадке. Думаю, немало людей в мире воспринимают акт создания искусственного интеллекта кощунственным, потому что в их понимании только Бог может творить жизнь. И сознание в данном случае отождествляется с жизнью. Думаю, мой персонаж мог бы процитировать Библию, вспомнить, что, когда Адам и Ева покусились на плоды древа познания, они были изгнаны из рая. Указать на то, что в этом мифе содержится явное послание: «Не переступайте черту! Не пытайтесь стать богом». Думаю, такой точки зрения придерживается Винсент и многие согласились бы с ним, поэтому мне было интересно подчеркнуть его возможную религиозность.

Дев Патель: Людей может пугать и то, что роботы становятся все меньше и все умнее. И с точки зрения выживаемости, порождения технологии могут пережить нас, отдельная человеческая жизнь коротка, да и человечество в целом не бессмертно. Это пугает.

— Не могу не спросить у Сигурни про нового «Чужого», которого доверили Бломкампу и в котором она должна вновь сыграть Рипли.

Сигурни Уивер: А я не могу толком пока ничего рассказать, но уверяю вас: следующий фильм про чужих в надежных руках — Нил вырос на «Чужих», он сам их большой фанат и, думаю, хорошо понимает, чего ждут от такого фильма такие же фанаты. Они хотят увидеть логическое завершение серии. Ну и возвращения Рипли, конечно.