Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Три на два делится

24 мая будут объявлены победители 67-го Каннского кинофестиваля

Владимир Лященко (Канн) 24.05.2014, 15:34
Reuters

В субботу вечером, 24 мая, будут вручены призы основного конкурса 67-го Каннского кинофестиваля — «Золотая пальмовая ветвь» за лучший фильм и другие награды, в том числе и «Золотая камера» за лучший дебют. «Газета.Ru» анализирует финальные расклады и пытается уловить решение жюри.

Из фильмов основного конкурса 67-го Каннского кинофестиваля наивысшие шансы на победу, пожалуй, у братьев Дарденн. Почти все кинокритики сходятся на том, что «Два дня, одна ночь» — это совершенно исполненная работа, лишенная недостатков, если не считать недостатком то, что Дарденны верны себе. Их фильм — это мощное социальное высказывание, разыгранное как по нотам.

Главный аргумент против того, что Дарденны получат «Золотую пальмовую ветвь», и вовсе заключается в том, что у них уже есть две.

Но почему бы жюри не дать бельгийским режиссерам и третью, официально назначив таким образом главными режиссерами современности?

Kадр из фильма «Два дня, одна ночь» (Deux jours, une nuit, 2014)
Kадр из фильма «Два дня, одна ночь» (Deux jours, une nuit, 2014)

За роль героини, которая должна встретиться с шестнадцатью коллегами и уговорить их проголосовать за сохранение ее рабочего места в ущерб их собственным финансовым интересам, актрисе Марион Котийяр также вполне могут дать приз.

Судя по первым реакциям в прессе, и, что важно, не только российской, велики шансы и у «Левиафана» Андрея Звягинцева.

Самый, пожалуй, почитаемый в мире современный российский режиссер снял картину одновременно и привычно красивую, и актуальную, резкую, прямую в своей оценке современной российской действительности. За красоту, холодную и строгую, отвечают Русский Север и актриса Елена Лядова, запечатленные оператором Михаилом Кричманом. За действительность — наглядное изображение того, к чему приводит преступное сращивание церкви и государства. Таким образом, у фильма прочны позиции и в художественном, и в социально-политическом контексте.

Реакция публики и критиков, впрочем, не была настолько единодушно позитивной, как может показаться. Кого-то не убедил созданный на экране мир, где постоянно пьют водку полными стаканами и из горла. Кого-то смутили чересчур прямолинейные отсылки к Библии.

Но все равно заметнее и весомее голоса хвалебные.

Питер Брэдшоу из английской The Guardian называет фильм Звягинцева «новым русским шедевром», хотя и надеется в прогнозах на победу соотечественника Майкла Ли с «Мистером Тернером».

Питер Дебрюж из Variety пишет, что «Левиафан» оказался «неожиданно смешной сатирой, которая осмеливается поставить под сомнение то, что родная страна режиссера служит интересам своих граждан». В своей попытке предсказать итоги фестиваля на Звягинцева ставит и коллега Дебрюжа по Variety Джастин Чанг: «В дополнение к тому, чтобы упрочить позиции российского мастера на небосклоне мирового кино, выбор «Левиафана» в качестве лучшего фильма стал бы и важным высказыванием на злобу дня, учитывая насколько убедительно картина формулирует то, что в последнее время крутится у всех на уме: «Мужик, Россия попала в замес».

Третий большой фаворит — «Зимняя спячка» турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана — очень многих в той или иной мере разочаровал, но не настолько, чтобы исключать его из числа претендентов на высшую награду, а тем более на очередной Гран-при или приз за лучшую режиссуру. Тем более, что он уже получил приз международной ассоциации кинокритиков FIPRESCI.

Хотя если и награждать эту небезынтересную, но издевательски долгую ленту, то за сценарий — количество отсылок к русской литературе в нем зашкаливает.

Упомянутый выше «Мистер Тернер» англичанина Майкла Ли при всех достоинствах картины вызывает особый энтузиазм преимущественно у соотечественников. Остальные сходятся на том, что фильм хорош, но наград не сулят. Зато приз за лучшую мужскую роль вполне может достаться Тимоти Споллу, ярко сыгравшему великого живописца.

Многие ставили перед началом фестиваля на японку Наоми Кавасе. Во-первых, она, как и председатель жюри Джейн Кемпион, женщина, а Кемпион к тому же говорила на открытии о том, что не так много женщин-режиссеров в кино получают признание. Во-вторых, в их стилях можно обнаружить сходство. После показа фильма Кавасе «Два окна» (англоязычный вариант названия — Still the Water) в контексте наград о нем практически не говорят — лирическая картина без явных недостатков мало кого впечатлила на фоне более ярких работ.

С более яркими работами тоже не все понятно.

Например, представить себе награждение «Звездной карты» Дэвида Кроненберга или 3D-поэмы «Слова, прощайте!» Жан-Люка Годара, кажется, не берется никто.

Хотя вторую отдельные критики называют шедевром, а первый вызывает у многих, в том числе у автора этих строк, трудно формулируемые положительные эмоции.

Зато без призов вряд ли останется «Мамочка» Ксавье Долана. Маловероятно, что это может быть «Золотая пальмовая ветвь», но молодое канадское дарование могут наградить за режиссуру плюс актрисы Анн Дорваль и Сюзанн Клеман очень хороши.

Еще одно кино с актрисами, достойными приза, — «Сильс-Мария» Оливье Ассаяса: в дуэте Жюльетт Бинош и Кристин Стюарт сложно выбрать главную или лучшую роль.

Сам фильм, изящный, умный, сердечный, вряд ли что-то получит — его заслоняют более масштабные конструкции.

Помимо упомянутого выше Тимоти Сполла, на приз за лучшую мужскую роль вполне может претендовать Стив Кэррел: комедийный актер («Сорокалетний девственник», «Маленькая мисс Счастье», голос Грю в «Гадком я») сыграл мощную драматическую роль в фильме американца Беннетта Миллера «Охотник на лис». Это история двух братьев-борцов (Ченнинг Татум и Марк Раффало), олимпийских чемпионов, и мультимиллионера Джона Дюпона, который изменил их жизни. Кэррел оказался крайне убедителен в роли поначалу странного, а затем уже со всей очевидностью сильно травмированного отношениями с матерью богача.

Разного веса награды прочат фильму Абдеррахмана Сиссако «Тимбукту» о тлетворном влиянии радикального исламизма на африканскую жизнь: красивое, гуманистическое, старомодное, банальное кино — такому обычно вручают приз экуменического жюри.

Есть в финале и темная лошадка: о фильме малоизвестной молодой итальянки Аличе Рорвахер «Чудеса» до фестиваля не говорили ничего, да и теперь мало кто называет его фаворитом гонки. Зато вокруг него формируется не самый громкий, но заметный хор поддержки в международной прессе, противостоящий единодушной неблагожелательности французских критиков.

Остается только порадоваться, что жюри фестиваля состоит не из них, поскольку «Чудеса» — это очень интересное кино, разом напоминающее и независимое американское, и неореалистическое итальянское — достоверное, погруженное в жизнь, очень человеческое и человечное. Если этот в какие-то моменты почти документальный, в другие — сюрреалистический, фантасмагорический фильм про семью фермеров-пчеловодов наградят, это будет важный шаг в сторону от большого стиля.