Слушать новости

Технопарк для пухового платка: министерства запутались в господдержке

Счетная палата указала на недостатки в работе технопарков

Минпромторг создал по всей России десятки промышленных парков и технопарков. На это уже потрачено почти 42 млрд рублей. Создавать индустриальные и технопарки планируется до 2035 года. При этом эффективность госинвестиций не поддается учету — прежде всего потому, что до сих пор нет методики оценки эффекта.

Профильные министерства и ведомства, участвующие в создании технопарков, запутались в терминологии и дважды оказали господдержку некоторым компаниям. Двойные расходы достигли 3,2 млрд рублей, выявили аудиторы Счетной палаты, оценив эффективность господдержки в отношении индустриальных парков и технопарков. Как следует из доклада Счетной палаты (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»), до сих пор не существует системы оценки эффективности работы технопарков, непонятен их вклад в развитие экономики.

Технопарк представляет собой территориальную и технологическую базу для инновационных проектов. Индустриальный (промышленный парк) объединяет на одной территории предприятия с общей сферой деятельности, которые могут использовать единую инфраструктуру.
Впервые такая форма поддержки возникла в британском Манчестере, где еще в 1896 году был создан Траффорд Парк в Манчестере. Тогда власти города создали специальную площадку с инженерным оборудованием, сдавали ее в аренду, а позже продавали промышленным компаниям.

В России первые технопарки начали возникать еще в начале 1990-х. Многие из них создавались при высших учебных заведениях и даже не ставили своей целью извлечение прибыли. Большинство прекратили свое существование к началу 2000-х годов. Вторая волна создания технопарков и индустриальных парков пришлась на 2006–2015 годы. Они считались нефинансовыми институтами развития, задачей которых было создание условий для реализации долгосрочных инвестиционных проектов.

Запутались в понятиях

Счетная палата проверила, как сейчас (с 2015 года по настоящее время) функционируют эти институты развития. Но аудиторы столкнулись с тем, что

ни на федеральном уровне, ни тем более на региональном чиновники так и не определились, что они создали, как это должно функционировать и, самое главное, как определить эффективность работы парков.

Отсутствие единообразия понятий приводит к сложностям правового регулирования, отмечается в отчете Счетной палаты. В действующем законодательстве между тем указано два вида парков: ИПП – индустриальный (промышленный) парк. Он предназначен для создания промышленного производства на определенной площадке. Обычно это формат «гринфилд» — пустой земельный участок, на котором строится индустриальный парк с необходимой инженерной и транспортной инфраструктурой.

Есть и формат «браунфилд» — индустриальный технопарк с готовой инфраструктутрой, но требующей модернизации на момент начал инвестиционного цикла.

В отличие от них технопарк может быть не привязан к конкретной местности, но представлять из себя «комплекс объектов, зданий, строений, сооружений и оборудования, предназначенных для освоения производства промышленной продукции».

По состоянию на 1 сентября 2020 года по данным Минпромторга, в России числится 251 индустриальный (промышленный) парк. Из них действующих – 155. В статусе создаваемых – 61. И еще 35 парков – со статусом «намерения». Технопарков создано 70, из них 53 — действующие, 14 — создаваемые, 3 — «намерения».

Между тем, как отметили аудиторы, пересчитав всю структуру парков, «эти сведения неполные и неактуальные».

Например, отсутствуют сведения о технопарке Белгородской области, Брянском областном промышленном парке, промпарке «Сокуры», промпарке «Метро».

Информация о парках, получивших государственную поддержку, «также не является полной и актуальной».

Так, индустриальный парк «Алабуга-2. Нефтехимия» отражен как создаваемый, при этом резиденты парка осуществляют промышленное производство и перечисляют налоговые платежи, что характеризует его как действующий. Индустриальный парк «Малая Сосновка», «Белый Раст», «Есипова», «Краснодар», «Оренбургский пуховый платок», «Яшел Парк Сибирь», «Дивногорский», «Котовск» и «Култаево» отражены в статусе «намерения», при этом включены в реестр действующих, что свидетельствует о наличии у них земельных участков и объектов инфраструктуры.

«Проблемы в регулировании и серьезные недостатки системы мониторинга и контроля не позволяют в полной мере оценить работу такого инструмента развития промышленности как индустриальные парки и технопарки», — отмечено в докладе СП.

Между тем из госбюджета идет полноценная финансовая поддержка этих структур.

«Начиная с 2007 года, расходы Минпромторга, Минэкономразвития и Минцифры составили порядка 41,7 млрд рублей. В целом поддержка оказана более 100 паркам и технопаркам, расположенным в 48 регионах», - сообщил на коллегии СП аудитор Андрей Перчян.

Аудиторы требуют уточнения статуса многих действующих технопарков, в том числе, в сфере высоких технологий.

Зоны, парки и технопарки — до 2035 года

В некоторых случаях не определен даже тип создаваемого парка. Пример такого «неопределенного» паркового строительства привела аудитор Светлана Орлова. Например, в нацпрограмме «Развитие Дальнего Востока» предусмотрено строительство на территории Дальнего Востока шести парков к 2024 году и эта программа будут продолжена до 2035 года. «При этом, не определен тип каждого из создаваемых парков по форме собственности, параметрам оказываемой господдержки, ответственным исполнителям и координаторам, а также объемам и источникам необходимого финансового обеспечения», — сообщила на коллегии Орлова.

Минпромторг создал столько парков, что даже «оказал повторную господдержку паркам, которые ранее уже получили ее от Минэкономразвития». И Минэкономразвития назвал эти парки особыми экономическими зонами. По подсчетам аудитора Андрея Перчяна, повторная финансовая помощь составила 3,2 млрд рублей.

Международный аэропорт Калуга, по инициативе Минпромторга, был учтен как объект промышленности, к которым он не относится. Но субсидии были выделены, добавил аудитор Перчян.

Замглавы Минпромторга Алексей Беспрозванных сообщил, что ведомство уж ведет работу по тем замечаниям, на которые указали аудиторы.

Кроме развития индустриальных парков и технопарков правительство в прошлом году решило вернуться к идее наращивать количество похожих преференциальных режимов — ОЭЗ. Это особые экономические зоны, в рамках которых бизнес также получает некоторые льготы. Количество ОЭЗ сейчас около 30, и на подходе еще минимум четыре зоны.

Эксперты скептически оценивают саму идею таких механизмов. «Попытки создать особые налоговые и регуляторные режимы в отдельных регионах предпринимаются более 15 лет, к ним относятся в том числе ОЭЗы и ТОРы (территории опережающего развития). Но историй успеха единицы (в Татарстане, Калуге)», — считает директор группы суверенных рейтингов агентства Standard & Poor's Карен Вартапетов.

Индустриальный парк «Оренбургский пуховый платок» и ряд других отражены в статусе «намерения», удивляются эксперты. Даже странно, что раньше в России оренбургские пуховые платки бабушки вязали без всякой господдержки, а сейчас на это миллиарды уходят. Директор Института экономики роста им. П.А. Столыпина Антон Свириденко говорит, что форм господдержки бизнеса на бумаге создано много, но нужны реально работающие инструменты. «Не всегда потенциальных резидентов таких технопарков или особых экономических зон устраивают условия, которые там имеются. Например, необходим сниженный налог на прибыль, расширенный инвестиционный вычет, пониженные страховые взносы», — говорит Свириденко.

К ОЭЗ часто высказывают претензии, вспоминают, что часть их них закрылась с подачи той же Счетной палаты, уточняет директор Центра «Российская кластерная обсерватория» ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Евгений Куценко. «Но забывают, что закрыли ОЭЗ туристского типа. При этом в стране развиваются десятки крайне успешных промышленных и инновационных ОЭЗ. Ряд из них получили мировое признание. Технопарки также нельзя приводить к одному знаменателю. Какие-то из них создавались государством, в других случаях государство лишь компенсирует часть затрат на создание уже доказавших свою эффективность технопарков или вообще предоставляет налоговые льготы, поддерживая сугубо частные инвестиции. Очевидно, что их нельзя мерить «одной линейкой», — говорит Куценко.

Он считает, что необходимо избавиться от мифа о том, что вот сейчас мы по-быстрому создадим какой-нибудь технопарк и инвестиции потекут рекой.

«Нет, полноценные региональные точки роста формируются десятилетия. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на один из ключевых федеральных проектов — Сколково. Если же мы считаем «вчера посеяли, сегодня пришли за урожаем», отменяем старые правила и создаем новые — есть риск вообще ничего не получить. Здесь важную роль играет стратегическое терпение», — говорит эксперт.

Швейцария двести лет росла темпами по три процента в год и стала одной из самых богатых стран в мире, отмечает Куценко. «Надо прекращать мыслить пятилетками прорыва, а вместо этого профессионально заниматься совершенствованием существующих мер господдержки, созданием долгосрочных правил игры, формированием доверия у бизнеса и общества, сплочением в регионах сильных управленческих команд», — заключает эксперт.

Куценко считает, что успешность индустриального парка измеряется объёмами инвестиций (прямых иностранных и в основной капитал), количеством построенных или модернизированных заводов, новыми высокопроизводительными рабочими местами, масштабами внутренней кооперации.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть