Хроники стагнирующей экономики

Экономические итоги 2013 года

Наталия Еремина 27.12.2013, 09:08
close
Андрей Стенин/Коммерсантъ

«Газета.Ru» выбрала пять важнейших событий российской экономики в 2013 году.

Правительство так и не запустило экономику России

Пожалуй, самым разочаровывающим итогом 2013 года стало сползание в экономический застой. На протяжении года снижались как темпы роста промышленности, так и ВВП. Если в начале года еще казалось, что экономика вот-вот разгонится и из состояния «технической рецессии» войдет в фазу роста, то уже весной тональность заявлений финансовых властей сменилась. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев набрался смелости признать, что показатели будут гораздо хуже ожиданий. Как заявил недавно президент Владимир Путин, рост ВВП в 2013 году составит всего 1,4–1,5%. Для сравнения: в 2012 году он равнялся 3,4%, и тогда российские власти строили оптимистические планы на 2013 год.

Признать очевидную истину чиновники были вынуждены в третьем квартале, когда цифры оказались совсем удручающими. Тогда, по данным Росстата, было зафиксировано не только снижение темпов роста промпроизводства, а явный спад. Промпроизводство ушло в минус: его прирост в третьем квартале составил -0,1%. В итоге стало ясно, что в 2013 году рост промпроизводства не превысит статистическую погрешность, то есть будет менее 1%. Явно разочаровывающими по итогам года будут также данные об инвестициях в основной капитал. «За январь — ноябрь инвестиции снизились на 0,8% по сравнению с прошлым годом. У нас еще декабрь не посчитан, но явно существенного увеличения в этом году не будет, а может быть, даже будет небольшой спад», — отметил недавно президент. По мнению экспертов, низкие темпы роста российской экономики объясняются снижением госрасходов. На падение темпов роста промышленности повлияло охлаждение инвесторов к развивающимся рынкам, а также перегрев рынка потребкредитования.

Таким образом, главная интрига в уходящем году для экспертов заключалась в изменении прогнозов ответственными за экономику чиновниками правительства.

«Первая оценка Минэкономразвития в 2013 году — 3% роста ВВП. К маю появляется цифра 2,7–2,8%, вскоре 2%, на ней Минэкономразвития, понимая неприличность ситуации, держалось довольно долго. В октябре цифра 1,8%, и пару недель назад Улюкаев вынес — не факт, что окончательный — приговор в 1,3%. Просто хроника пикирующего бомбардировщика», — описал ситуацию этого года на экономическом клубе ФБК президент банка «Российская финансовая корпорация» Андрей Нечаев.

Заморозка тарифов как панацея

На фоне стагнирующей экономики высокие темпы роста показывала разве что инфляция. «Внезапный всплеск цен с 6,1 до 6,5% в ноябре нарушил планы правительства по возможности достижения целевого ориентира ЦБ в 6%. Вместо этого в реальности она может также превысить прогнозируемые нами прежде на этот год 6,2%», — говорит аналитик Раффайзенбанка Мария Помельникова.

Чтобы как-то исправить ситуацию, правительство решилось на заморозку тарифов на услуги естественных монополий для промышленных предприятий. По мнению аналитиков, именно это решение стало самым важным из всех, принятых финансовыми властями в уходящем году.

«Заморозка тарифов естественных монополий позволит снизить инфляционные ожидания и конечную инфляцию до 5% годовых. Это в свою очередь даст Банку России возможность приступить к поэтапному смягчению монетарной и денежно-кредитной политики, постепенному увеличению монетизации экономики, что позволит снизить ставки по кредитам и увеличить инвестиционную и потребительскую активность», — прогнозирует Нечаев.

Впрочем, и тут, считают эксперты, правительство не сделало все, что должно было сделать.

Сначала объявили, что тарифы будут заморожены и для населения, и для бизнеса, потом вдруг выяснилось, что эта мера не коснется физлиц, отмечает заместитель директора института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов.

«Это позитивное решение для электроэнергетики и связанных с ней обрабатывающих отраслей, оно позволит сэкономить сотни миллиардов рублей и снизить цену продукции на 10%, но все равно заметна непоследовательность этой политики, непонятно, сколько реально она продлится, — говорит Миронов. — Если бы президент сказал, что точно заморозка продлится в течение ближайших пяти лет, то эффект был бы совсем другой. А сейчас в ситуации неопределенности заморозка тарифов не сильно поможет росту российской экономики».

По мнению экспертов, пока непонятен и эффект от утвержденного правительством расходования в 2014 году 300 млрд руб. из Фонда национального благосостояния на крупные инфраструктурные проекты: реконструкцию Транссиба, БАМа, а также строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги.

«Все же понимают, что эти расходы частично разворовываются. И даже если начнут осуществлять инфраструктурные проекты, то эффект от них будет небольшой именно из-за разворовывания. Поэтому президент сейчас и думает о целесообразности их запуска. А бизнес в свою очередь сомневается, что они будут запускаться — значит, не надо инвестировать в российскую экономику. Это в свою очередь и приводит к низким темпам роста», — говорит Миронов.

Ослабление рубля



Фотография: Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС

Фотография: Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС

Не самой благоприятной в уходящем году была также ситуация на валютном рынке — российский рубль заметно ослаб. В начале 2013 года курс американского доллара составлял 30,37 руб., за европейскую валюту просили 39,64 руб. (за бивалютную корзину — 34,54), а на конец декабря доллар вырос до 32,98, а евро — до 44,97 руб.

Рассчитанная по бивалютной корзине стоимость национальной валюты уменьшилась более чем на 4 рубля, или на 11,8%.

По мнению экспертов, на падение стоимости национальной валюты повлиял отток капитала из страны, который, по прогнозам, составит $60–70 млрд по итогам этого года.

При этом прогноз на следующий год неутешительный – большинство аналитиков сходятся во мнении, что ослабление рубля продолжится.

«Сальдо торгового баланса устойчиво сжимается. Импорт растет быстрее экспорта, что создает предпосылки для девальвации, которую Минфин внутренне, конечно, приветствует, — говорит Нечаев. — Было бы правильно объявить населению, что девальвация в 5–10% будет иметь место. Правда, уровень доверия к финансовым властям таков, что если сказать 5%, все решат, что будет в пять раз, и это и сбудется. Девальвация в 5% неизбежна, и это секретное оружие Минфина».

«Плавная девальвация уже произошла в текущем году, в дальнейшем возможно максимальное снижение рубля до 36 рублей за американскую валюту, после чего курс стабилизируется», — успокаивает Нарек Авакян, аналитик финансовой компании Aforex.

По его словам, в начале следующего года возможно даже некоторое укрепление рубля в связи с ростом спроса на российскую валюту со стороны гостей Олимпиады.

Регулятор почистил банки

Другим неприятным сюрпризом для россиян в уходящем году стала зачистка ЦБ банковского рынка. Началась она после прихода на пост главы Банка России летом этого года нового главы — Эльвиры Набиуллиной.



Фотография: Сергей Бобылев/ИТАР-ТАСС

Фотография: Сергей Бобылев/ИТАР-ТАСС

С одной стороны, три десятка лицензий, которые были отозваны Банком России с начала года, — это не такой уж угрожающий показатель. Были года и похуже. Однако в этот раз зачистка банковского сектора шла более угрожающими темпами. ЦБ отзывал лицензию даже у крупных банков (входящих в топ-100), и делал это так стремительно, что это создало нестабильную ситуацию на рынке. Никто не мог предсказать дальнейшие шаги регулятора, а по рынку начали ходить «черные списки» банков, у которых якобы регулятор готовится отозвать лицензию. Кампания, которую ЦБ начал этой осенью, уже привела к падению ставок по банковским депозитам, росту процентов на МБК и панике вкладчиков.

Самым громким событием этой кампании стал отзыв лицензии у Мастер-банка (входит в топ-100), в совет директоров которого входил двоюродный брат президента Игорь Путин. Другой кульминационной точкой стала недавняя «черная» пятница на рынке, когда 13 декабря ЦБ отозвал лицензии сразу у трех банков из топ-150, тем самым заставив Агентство по страхованию вкладов (АСВ) раскошелиться более чем на 50 млрд выплат пострадавшим вкладчикам.

Это несколько подорвало доверие граждан к банковской системе. Как показывает недавний опрос фонда «Общественное мнение», проведенный по заказу Центробанка, последние события привели к серьезным изменениям в ответах россиян на вопрос, как хранить сбережения – на депозите или в наличных деньгах. Наличные деньги теперь выберут 21%, а не 14% россиян, как раньше. Число же респондентов, которые отдают предпочтение вкладам, снизилось с 44 до 39%.

«Рукотворный мини-банковский кризис рискует перейти в полномасштабный, — считает директор московского филиала Энерготрансбанка Павел Сакадынский. — Только за ноябрь совокупный прирост вкладов в госбанки составил 198,7 млрд руб., совокупный отток вкладов из частных банков – 75,5 млрд руб.».

По словам директора финансово-аналитического департамента СБ Банка Алексея Колтышева, сейчас все идет к тому, что как минимум начало 2014 года пройдет в том же ключе, что и конец 2013-го, то есть банковский сектор будет зажат регулятором в тиски активным отсевом неблагополучных банков. «Чистка рядов – процесс нужный и правильный, но надо понимать, что как минимум в среднесрочной перспективе это приведет к росту стоимости банковских услуг. Ставки по депозитам будут снижаться, а по кредитам – расти», — говорит эксперт.

Пенсионное ограбление

Еще один нерадостный итог 2013 года – пенсионная реформа, проведенная не в пользу граждан.

Начиналось все на позитивной ноте.

Финансовые власти говорили о необходимости россиян делать сознательный выбор и таким образом подстегивали их к переводу средств из государственной управляющей компании – ВЭБа в НПФ. Тем, кто не сделал свой выбор – так называемым «молчунам», обещали обнулить отчисления в накопительную часть пенсии, а для тех, кто переведет свои средства в частную управляющую компанию или НПФ, – отчислять 6% в накопительную часть. В итоге граждане откликнулись на призывы властей и поспешили забрать свои средства из ВЭБа.

«2013 год стал переломным годом – более 50% граждан, имеющих право на накопительную часть пенсии, перевели свои накопления в негосударственные пенсионные фонды. По оценкам, к концу года число таких россиян превысит 27 млн человек», — комментирует президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов Константин Угрюмов.

Однако сознательность граждан оказалась бессмысленной. В следующем году будет совершенно неважно, перевели вы свои накопления в НПФ или оставили в ВЭБе, все равно все средства отправятся в распределительную систему на выплаты нынешним пенсионерам. Эта мера позволит сэкономить средства госбюджета (около 240 млрд руб., которые ранее предусматривались как трансферт в Пенсионный фонд из федерального бюджета). Таким образом, итогом года стала приостановка деятельности всего института негосударственного пенсионного обеспечения, говорит Угрюмов.

При этом следующий год власти пообещали посвятить пенсионной реформе. Чтобы россияне спокойно чувствовали себя, переводя деньги в частные НПФ, в 2014 году должна будет заработать на базе АСВ система страхования накоплений, переведенных в частные компании. В 2014 году также нам обещают сформировать требования к НПФ.

Однако, во что выльются все благие начинания, неясно. Как показал 2013 год, финальные решения могут быть приняты совсем не в том виде, в котором они анонсируются.