«Сирийский солдат получает в 10 раз меньше, чем террорист»

Почему Башару Асаду не удается победить в войне с «Исламским государством»

Михаил Алаеддин/РИА «Новости»
Правительственные войска Башара Асада продолжают активные операции против террористов в Сирии. Почему армии не удается разгромить противников даже при поддержке Воздушно-космических сил (ВКС) России, сколько получает рядовой боевик и служащий правительственных войск, чем оснащены террористы и солдаты Асада, рассказывает военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Столкновения сирийской армии и формирований террористической группировки «Исламское государство» (организация запрещена в России и других странах) происходят ежедневно. Несмотря на поддержку со стороны Ирана, России и ливанского шиитского движения «Хезболла», войскам, верным президенту Сирии Башару Асаду, не удается добиться тактического преимущества.

Почему армия терпит неудачи и не может нанести решающее поражение боевикам?

Ответ на этот вопрос отчасти дает анализ «Газеты.Ru» боеспособности Сирийской арабской армии (САА) Асада, а также военных возможностей противостоящих ей вооруженных формирований «Исламского государства».

С кем сражается Башар Асад

В настоящее время на территории Сирии насчитывается более 20 террористических организаций общей численностью свыше 60 тыс. боевиков.

Что касается численности отдельных организаций террористического толка, то формирования «Исламского государства» в Сирии насчитывают сегодня около 25 тыс. боевиков, а «Джебхат ан-Нусра» (сменила наименование на «Джебхат Фатх аш-Шам», также запрещена в России) — более 20 тыс. поставленных под ружье.

«Исламский фронт» представляет собой альянс из повстанческих групп радикальной ориентации, главной целью которого является создание исламского эмирата на территории Сирийской Арабской Республики (САР). Эта организация насчитывает более 7 тыс. боевиков. В основном это арабы-сунниты сирийского происхождения, а также выходцы из Судана, Иордании, Катара и Туниса. Финансовую поддержку «Исламский фронт» получает от Саудовской Аравии и Катара.

САА относится к так называемой умеренной вооруженной оппозиции. Главной целью САА является свержение действующего режима Асада. Состоит она в основном из дезертиров вооруженных сил Сирии, принадлежащих в большей своей части к суннитам, и боевиков-наемников из Ливана, Туниса и Ирана. Организация насчитывает около 15 тыс. боевиков. Политическую и финансовую поддержку САА получает со стороны США, Турции и государств Европейского союза.

Вооруженные формирования инсургентов, действующие на территории САР, обладают высокой мобильностью, значительными финансовыми и людскими ресурсами, что позволяет им в короткие сроки создавать ударные группировки на направлении сосредоточения основных усилий при информационном, военно-техническом обеспечении, предоставляемом Турцией и США.

У «Исламского государства» создана система денежного содержания и вознаграждений. Заработная плата рядового боевика составляет $300, командира группы — $500, командира отряда (в зависимости от статуса и ранга) — от $1 тыс.

Система вознаграждений представляет собой дополнительные выплаты за уничтоженную технику. Так, за подбитый танк денежная доплата составляет $1 тыс., за беспилотный летательный аппарат (БПЛА) — $1,5 тыс., вертолет — $3 тыс. Особенностью системы дополнительных выплат боевиков «Исламского государства» является наказание за оставление убитого или раненого напарника боевой двойки или тройки в размере одного оклада денежного содержания. При этом за вынос с поля боя погибшего террориста доплачивают $300, а за раненого — $200.

«Исламское государство» в настоящее время является военно-религиозной организацией с разветвленной структурой управления, эффективной системой содержания и обеспечения, позволяющей непрерывно пополнять численность личного состава прибывающими наемниками и добровольцами со всего мира. Организация сегодня является практически полноценным государством со своим законодательством и идеологией. Отряды боевиков хорошо оснащены вооружением и военной техникой, что позволяет им вести успешные боевые действия против САА.

Террористы имеют в своем распоряжении различные типы вооружения и военной техники, в основном советского и российского производства, — танки Т-55 и Т-62, БТР-70, БМП-1, САУ, 130-миллиметровые орудия полевой артиллерии, 120- и 82-миллиметровые минометы, 23- и 57-миллиметровые зенитные установки и крупнокалиберные пулеметы, противотанковые управляемые ракеты, а также современные БПЛА. Тяжелая техника и артиллерийские орудия, как правило, захвачены у САА и вооруженных сил Ирака. На все типы вооружения у боевиков созданы большие запасы боеприпасов, что позволяет им вести непрерывное огневое воздействие по наступающим войскам.

Формирования «Исламского государства» активно ведут наземную разведку всех видов на всю глубину построения правительственных войск Асада, включая и радиотехническую разведку. Отмечено ведение отрядами боевиков воздушной разведки с использованием БПЛА на глубину до 50 км.

Террористы имеют разветвленную агентурную сеть, при помощи которой получают достоверные сведения о характере деятельности правительственных войск. Об этом свидетельствуют радиоперехваты переговоров доносчиков и постоянные обстрелы позиций, на которые перемещаются командиры САА и союзных им вооруженных формирований. Как правило, командирам «Исламского государства» заблаговременно известны даты планируемых наступлений правительственных войск.

Тактика террористов

Формирования «Исламского государства» используют тактику мобильной обороны с опорой на заранее оборудованные укрепленные пункты или одно- и двухэтажные здания, используемые как долговременные огневые точки. Танки и орудия полевой артиллерии задействуются боевиками из хорошо укрытых позиций за обратными скатами холмов и гор, что позволяет им оставаться невидимыми для наступающих подразделений.

В местах, где невозможно применение танков и пикапов с зенитными установками (крупнокалиберными пулеметами Дегтярева — Шпагина (ДШК)) с обратных скатов гор и холмов, используется следующая тактика. Огневое средство выезжает на высоту, открывает огонь (танки производят один-два выстрела, пикапы с зенитными установками (ДШК) — две-три пулеметные очереди), после чего скрывается за обратным скатом в заранее оборудованный опорный пункт. В связи со скоротечностью огневого воздействия стрельба ведется неприцельная, но этого вполне достаточно, чтобы правительственные войска приостановили свое движение.

У боевиков широкое распространение получили установки под названием «Адский огонь». Основными достоинствами этого самодельного вида вооружения является его высокая огневая мощь и маневренность. Пикап с «Адским огнем» весьма трудно уничтожить силами авиации, артиллерии или противотанковыми управляемыми ракетами. При этом часть автомобилей для установки «Адского огня» является бронированной, что повышает их устойчивость на поле боя.

Одновременно с огневым воздействием танков, орудий полевой артиллерии и пикапов с зенитными установками (ДШК) террористы ведут интенсивный обстрел из 82-миллиметровых минометов с заранее оборудованных позиций на вершинах или обратных скатах высот.

В общей системе огня бандформирования действуют боевыми группами по 7–12 человек, делятся на боевые двойки и тройки, которые ведут непрерывный огонь из стрелкового оружия и гранатометов. В горной местности боевики скрываются в природных и искусственных пещерах. В городах — активно используют подземные коммуникации.

В составе формирований «Исламского государства» на переднем крае находятся хорошо подготовленные снайперы, на вооружении которых имеются финские и турецкие винтовки, а также немецкие Steyr AUG, австрийские Mannlicher и российские СВД (снайперские винтовки Драгунова) с большим количеством боеприпасов, позволяющим вести длительные боевые действия.

Используя тактику непрерывного шквального огня из всех типов тяжелого и стрелкового вооружения с закрытых позиций, боевики стремятся нанести максимальный урон живой силе и технике правительственных войск, создать условия, в которых невозможно продвижение наступающих подразделений без высоких потерь среди личного состава. Интенсивные обстрелы наблюдательных пунктов войск Асада имеют своей целью уничтожение командования, запугивание и деморализацию военнослужащих САА.

Следует отметить, что боевики проводят наступательные действия исключительно в темное время суток с целью обеспечения скрытности маневров, одновременно с проведением отвлекающих действий на ложных направлениях. Как правило, бандформирования обстреливают позиции правительственных войск в период с 20.00 до 0.00. В случае отсутствия решительных ответных действий в период с 0.00 по 6.00 предпринимают попытки к прорыву обороны.

У бандформирований создана система охраны переднего края обороны. На линии боевого соприкосновения находятся сторожевые отряды численностью по 7–12 боевиков. Организовано круглосуточное боевое дежурство, где смена осуществляется каждые 8 или 12 часов. При этом в условиях ведения активных боевых действий смена осуществляется через трое суток или в зависимости от складывающейся обстановки и потерь среди личного состава отрядов боевиков.

У террористов развернута широкая сеть наблюдательных пунктов, способная непрерывно вести разведку по всему фронту и передавать информацию о передвижениях правительственных войск и командования. Средства разведки и приборы наблюдения (в том числе ночного видения) в основном японского и американского производства, однако встречаются немецкие и австрийские устройства.

Формирования «Исламского государства» имеют в своей структуре отдельную службу минно-подрывной деятельности, что позволяет организовать минирование основных направлений наступления правительственных войск. В условиях отсутствия квалифицированных специалистов-саперов среди военнослужащих САА данные действия приводят к большим потерям среди личного состава и подчас срывают наступление на ряде участков.

Личный состав боевиков имеет современную экипировку, включающую в себя дорогостоящее теплое обмундирование и обувь, автомат АКС (автомат Калашникова складной) и десять магазинов с боекомплектом к нему (восемь в разгрузке и два, перемотанных изолентой друг к другу, пристегнуты к автомату), приборы ночного видения, в том числе прицелы. Гранатометчик вооружен РПГ-7 и имеет пять-шесть выстрелов к нему. В горной местности на двух боевиков рассчитана кирка и лопата. Следует отметить отсутствие бронежилетов и кевларовых (или стальных) шлемов. Это говорит о том, что командиры бандформирований большое внимание придают мобильности каждого боевика.

Армия Башара Асада

Отсутствие полностью укомплектованных и подготовленных для ведения боевых действий с террористическими группировками соединений и воинских частей в САА вынуждает командование армии Асада создавать импровизированные и сводные формирования — штурмовые отряды. Они стали основной боевой единицей в борьбе с террористами в САР, особенно в условиях плотной городской застройки.

Численность штурмового отряда составляет несколько сотен человек. В его состав входят, как правило, три штурмовые роты, рота огневой поддержки, минометная батарея, гаубичная артиллерийская батарея и пр.

Морально-психологическое состояние личного состава правительственных войск Асада весьма низкое. Нередки случаи, когда штурмовые отряды комплектуются из бывших уголовников, амнистированных в обмен на военную службу.

На вооружении САА находится морально устаревшая техника с большим расходом моторесурса, износом узлов и агрегатов. Экипажи боевых машин имеют слабую подготовку. Танковые соединения и части сирийской армии укомплектованы в основном танком Т-62 различных модификаций. Доля танков Т-72 составляет около 10%, при этом имеются модификации машин как в экспортном варианте, так и советские Т-72А «Урал» ранних выпусков. Есть и несколько Т-90.

Централизованное обучение танковых экипажей к ведению боевых действий, как правило, отсутствует. Поэтому зачастую при подготовке наступательных операций требуется проводить с назначенными экипажами дополнительные занятия по огневой, тактической, технической и специальной подготовке, правилам стрельбы из танка, организовывать процесс снабжения горючим, боеприпасами.

Применение танков в составе штатных подразделений (взвод, рота) не осуществляется. Это объясняется тем, что танковые экипажи разбросаны по множеству сторожевых застав и блокпостов, находящихся в зоне ответственности любого из соединений САА.

В ходе ведения наступательных действий танки не нашли широкого применения.

Они использовались не как огневое средство поддержки пехоты и для нанесения поражения бронетехнике и инженерным сооружениям противника, а как транспорт для доставки бойцов к переднему краю. При этом огонь из танковых пушек практически не велся, и расход боеприпасов был минимальным.

Управление танковыми экипажами в бою осуществляется по принципу «поезжай туда и стреляй куда-нибудь», а использование радиостанций, находящихся на бронеобъектах, и шлемофонов категорически отвергается как членами экипажей, так и командирами во всех звеньях управления.

Значительные потери танков в САА произошли в результате неправильного применения машин в бою, полного отсутствия понимания командирами основ тактики применения танков. Потери в бронетехнике происходили и вследствие безалаберного и наплевательского отношения экипажей танков к своим боевым машинам.

Особенную любовь у экипажей танков заслужили зенитные пулеметы НСВТ (назван по начальным буквам фамилий авторов — Г.И. Никитина, Ю.М. Соколова и В.И. Волкова) или ДШК. Стрельба из этих пулеметов производится танкистами по любому поводу, в основном для устрашения противника или как ответный огонь «в никуда» после очередного минометного обстрела.

Танковые радиостанции, установленные в танках и БМП, в течение длительного времени не обслуживались, половина из них требует текущего ремонта. Из общего числа танковых шлемофонов больше половины неисправны, а остальные — грязные и рваные. Как результат — управление танковыми экипажами осуществлялось командирами голосом либо жестами.

Артиллерийские орудия, состоящие на вооружении САА, находятся в эксплуатации с 1987–1990 годов (срок службы — 25–27 лет). Каждая пушка и гаубица уже произвели по несколько тысяч выстрелов.

Состояние поступающих боеприпасов неудовлетворительное. Каждый десятый выстрел — осечка.

Для организации и обеспечения связи как со штурмовыми отрядами, так и внутри них используются малогабаритные переносные радиостанции китайского производства. Из общего числа радиостанций больше трети не имеют режима маскирования речи. По этим причинам не обеспечивается скрытность управления подразделениями при ведении ими боевых действий.

Наступление пехоты Асада ведется без поддержки огнем из танковых пушек и пушек БМП по причине несогласованности действий подразделений и частей. Личный состав штурмовых подразделений действиям в бою не обучен, атаки ведутся без использования особенностей рельефа местности и городской застройки, фактически беспорядочной толпой. На достигнутом рубеже мероприятия по инженерному оборудованию позиций не проводятся, личный состав собирается большими группами, что влечет за собой большие потери при внезапном минометном обстреле.

В ночное время, как правило, командиры штурмовых отрядов, опасаясь окружения (обхода), оставляют занятый рубеж и отходят на исходные рубежи (оборудованные позиции).

Командный состав САА от командиров бригад и выше, как правило, не работает на переднем крае. Боязнь старшего офицерского состава попасть под обстрел противника еще больше отдаляет его от рядового личного состава и не позволяет командному составу вникнуть в условия обстановки, понять боевые задачи.

В правительственных войсках Асада отсутствует такое понятие, как мобилизация. Комплектование штурмовых отрядов чаще всего производится за счет добровольцев из числа гражданских лиц различного возраста и подготовки. Также имеет место комплектование лицами, досрочно освобожденными из мест лишения свободы с условием вступления в штурмовые отряды, что снижает уровень боеготовности и боеспособности войск.

Негативное влияние на боевой дух оказывает низкий уровень денежного довольствия личного состава САА (военнослужащий по призыву — до $30, по контракту — до $40, младшие офицеры — до $80, старшие офицеры — до $150 в месяц).

Таким образом, рядовой САА получает в десять раз меньше боевика «Исламского государства».

Неполное обеспечение личного состава основными видами довольствия влечет рост недовольства рядовых бойцов, нежелание вести боевые действия, повышает вероятность возникновения саботажа приказов командиров и массового дезертирства, в том числе и с оружием.

В САА заметно расслоение между старшими офицерами и остальным личным составом. Проблемы и нужды подчиненных зачастую остаются без внимания. Все это крайне негативно влияет на морально-психологическое состояние личного состава сирийской армии, подрывает веру в правильности отдаваемых приказов и, как следствие, не способствует успеху при ведении боевых действий.

Если кардинальным образом не устранить отмеченные недочеты, а также на порядок не поднять боеготовность, боеспособность и управляемость правительственных войск, не довооружить их современным оружием и не снабдить боеприпасами, то войне в Сирии не будет конца.

Биография:
Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986),
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983),
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988),
Старший офицер главного штаба Войск ПВО (1988–1992),
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).