Слушать новости

«У меня Motorola ассоциируется с пейджерами»

Интервью главы Motorola в России — о дефиците, личном смартфоне и Мотороле из ДНР

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Спустя несколько лет после возвращения на российский рынок компания Motorola, входящая в Lenovo, все еще с трудом пробирается через крайне конкурентную отрасль. А в последнее время на рынке появились еще две проблемы — пандемия и дефицит компонентов. В интервью «Газете.Ru» глава Motorola в России Александр Романюк рассказал, чего можно ждать от смартфонов будущего, почему в новом флагмане бренда установлен устаревший чипсет и как компания борется за продажи. А также ответил на вопрос о позывном ополченца Арсена Павлова — Моторолы.

Торговые войны и дефицит

— Почему у Motorola Edge 20 Pro процессор Snapdragon 870, а не 888?

— Данного чипсета для функционала в смартфоне достаточно. Мы стараемся предложить сбалансированный набор характеристик, сделать максимально доступными технологии. В данном случае выбор был сделан в пользу этого чипсета. Он не очень по мощности отличается от более новых чипсетов, типа 888. Его достаточно, чтобы выполнять все функции, которые нужны пользователю.

— Edge 20 Pro в дефиците?

— Мы собрали гораздо больше предзаказов, у нас не хватило смартфонов для продажи, из-за чего мы перенесли старт продаж. Перенесли на конец сентября — начало октября, ждем новую партию, чтобы начать продажи.

— А откуда их везут?

— Глобально большинство смартфонов собирают в Китае. Есть другие страны, но подавляющее большинство именно там.

— Все идет в основном из Азии танкерами в Европу, а затем в Россию?

— Необязательно. Мы доставляем и по воздуху, морем реже. По воде это скорее доставка компьютеров. У нас 99% доставляется самолетами.

— Напрямую в Россию?

— По-разному. Самолет может быть с пересадкой или напрямую. Логистика нарушилась везде, не только по морю, но и по воздуху. Трудности остаются, нехватка рейсов реальна.

Глубинная история с дефицитом связана с тем, что сейчас происходит на производстве интегральных схем. Они используются везде абсолютно. Возник дефицит для всего.

— А почему интегральных схем нет? Что с ними произошло?

— Несколько факторов. Во-первых, нарушение производства во время пандемии. Во-вторых, возникли торговые войны.

— Между США и Китаем?

— В том числе. То, что сейчас происходит, называется чипогеддон (от слов чип и армагеддон. — прим. «Газеты.Ru»). Его причины — торговые войны. Геополитическое напряжение останавливает инвестиции в развитие данных производств.

— А где интегральных схем больше всего собирают? Тоже в Китае?

— Это Китай, Тайвань, Южная Корея, три главных игрока. Максимально сконцентрировано в первых двух. И у Тайваня возникали нехватки воды для производства интегральных схем. Это довольно долгое производство, около 20 недель от начала до конца.

Помимо геополитики и пандемии одновременно со всем этим возник рост новых индустрий: электрокары, 5G, интернет вещей. Все это вместе потребовало больше интегральных схем.

Чтобы создать новую фабрику, нужно около двух лет для постройки, обеспечить необходимым количеством воды. Все это затрудняет быстрое восстановление. Ожидается, что дефицит компонентов будет сохраняться.

Motorola и Моторола

— Сейчас мы с вами общаемся, вы со смартфона?

— Да.

— Что за смартфон, какая модель?

— В данный момент у меня Motorola G9 Plus, модель 2020 года. Использую его как корпоративный и как личный. У него большой экран, хорошая камера. Можно было использовать флагманскую версию, но я остановился на этом, так как меня он всем устраивает.

— У G9 Plus есть приписка Moto?

— Есть. Moto — это название серии. Идея Moto G в том, чтобы премиальные функции добавлять в эту линейку. Есть линейка Moto E, базовый сегмент, когда больше важна цена. У Edge 20 Pro нет Moto в названии, это другая линейка. Или Motorola Razr 5G.

— Почему уточняю. Когда ввожу название компании в поисковики, то сначала появляются ссылки на телефоны, но в связи с событиями в Донбассе встречаю и ополченца Арсена Павлова с одноименным позывным. Компания в курсе, что в России и на Украине это название в том числе и с этим человеком ассоциируется?

— Честно говоря, мне сложно тут комментировать. Я пришел в компанию в октябре 2018 года, какую-то реакцию компании на то, о чем вы говорите, не знаю и никогда не встречал.

— Есть внутреннее объяснение, почему серия именно Moto называется и что она вообще появилась?

— Наверняка есть, но не смогу объяснить почему.

— Я правильно понимаю, что эти названия утверждаются в головном офисе?

— Да, головной офис решает, как называются модели. Он по-прежнему находится в Чикаго.

— Сейчас ваша деятельность как руководителя подразделения связана только с Россией?

— В данный момент отвечаю только за Россию.

— В 2019-ом вы указаны, как главный представитель компании и в России, и на Украине.

— Да, я отвечал за Украину. С апреля 2020-го сфокусировался на российском рынке.

— Учитывая, что в прошлом работали в том числе с украинским подразделением, ситуация с ополченцем Моторолой обсуждалась в компании?

— Вообще не слышал. Даже не возникало такого вопроса.

— Были в интернете мемы в контексте того, что логотип Motorola и снимки с ним. Это была известная тема в соцсетях. И помню, что вводишь в поисковик и появляется ополченец чуть ли не раньше смартфонов. Бренд вернулся в Россию в какой-то степени в другую эпоху, и вот такая ассоциация. Разве можно избежать такого?

— У меня Motorola ассоциируется с мобильными телефонами и пейджерами. Помню, когда учился в Высшей школе экономики, у студентов видел первые сотовые с откидной крышкой. Думал, что вырасту и куплю такой телефон.

«Доля не самая высокая»

— Motorola уже больше четырех лет в России. Что за это время изменилось?

— На мой взгляд, мы нашли подход к рынку и достаточно неплохо растем. Но на этом пути были препятствия с момента возникновения проблем из-за пандемии. Возникали вопросы по поставкам. Сначала это было связано с нарушениями работы логистики и производства.

Где-то к сентябрю-октябрю 2020 года возникла другая история — дефицит компонентов. Она оказалась еще более серьезной. До марта 2021 года мы не могли получить для России те объемы, которые могли бы продать. С марта-апреля потихоньку начали наращивать поставки и с этого момента растем.

— Вы сказали, что нашли подход. В чем заключается подход Motorola в России?

— Мы фокусируемся на ряде ритейлеров, нашли правильных партнеров в России. Также следим за трендами на рынке, в том числе за ростом продаж в онлайне. Активно используем этот тренд.

— И раньше говорилось, что доля Motorola на рынке в России не самая высокая. Известно, сколько это сейчас?

— Она по-прежнему достаточно невысокая. С конца марта мы в два с половиной раза увеличили рыночные продажи. Это именно продажи покупателям.

— А сколько это устройств?

— Не называем. Это цифры относительно небольшие, но идет рост. Российский рынок конкурентный, мы стараемся предлагать агрессивные цены. По возможности стараемся цены не поднимать, даже когда курс меняется или дефицит присутствует.

— А на что сейчас делают ставку производители смартфонов, чтобы выделиться и найти больше покупателей?

— Сейчас глобально два больших тренда — 5G и смартфоны со сгибаемыми экранами.

В России с 5G есть прогресс. Но там два больших типа частот, с одной из них все довольно печально пока, так как частоты заняты определенными структурами.

— Военными?

— Да. Второй диапазон тоже имеет определенные трудности, но он может быть раньше запущен. 5G в России, безусловно, будет, вопрос лишь — когда.

Игровые смартфоны

— Через пять лет гибкие смартфоны будут обыденностью? iPhone 18 уже будет таким? Или у Motorola может появится линейка гибких смартфонов?

— Не могу говорить о будущих продуктах. На мой взгляд, все производители будут искать возможность предоставить удобство, то есть компактность устройства. Но при этом сохранить большой экран. Сейчас решение — складные смартфоны, у которых экран увеличивается при необходимости. Экраны ведь уже несколько лет растут, постепенно убираются рамки вокруг них.

Люди хотят компактное устройство, но с удобным потреблением контента. И мы к этому и идем. Все последние новости рынка говорят о том, что технология сгибаемых смартфонов становится более популярной и продажи в сегменте растут. Motorola находится в этом форм-факторе со смартфоном Razr.

— Новые модели тоже будут с гибкими экранами?

— Технология становится более зрелой, поэтому сегмент будет расти. Истории с камерами и батареей не уходит, но это более понятные вещи, и эти улучшения никуда не денутся.

— Планируете развить игровой функционал у смартфонов? Делать чисто геймерские девайсы?

— Практически все смартфоны способны запускать мобильные игры. Сейчас смартфон можно превратить в ноутбук или игровую приставку. Мощность основного и графического процессора достигли высокого уровня, а скорость интернета в России достаточно большая. Раньше это было сложнее осуществить.

Есть технология Ready For, с ее помощью можно подключиться к любому монитору через HDMI или Type-C — и на экране появляется интерфейс. По Bluetooth можно подсоединить к смартфону клавиатуру и «мышку». То есть в кармане, по сути, уже системный блок.

То же самое касается и игр. По Bluetooth подключаете любой геймпад, например от Xbox, а затем экран передается на монитор или телевизор. На большом экране можно играть в игры с помощью геймпада.

— Вы упомянули геймпад. Может быть нужно сотрудничество с Xbox, чтобы и не в мобильные проекты играть?

— Тип мобильных игр, скачиваемых со смартфона, пока превалирует. Есть тип стриминговых игр, когда проект запускается через «облако», на сервере. Для этого нужна хорошая скорость интернета.

Ready For работает и в этом сценарии, можно играть и по «облаку» с геймпадом. Внутри есть интерфейс, который позволяет выбрать режим игровой приставки.

В соцсетях и мессенджерах

— Обзоры на модели Motorola читаете?

— Да, и смотрю комментарии.

— Что еще читаете?

Google и «Яндекс» мне подкидывают рекомендации. В Android есть лента рекомендаций на рабочем столе, ее и читаю.

Отчасти я зависим от Google и «Яндекса». Потому что вижу новости и обращаю на них внимание. Такой взаимный процесс. Я читаю, а они мне еще подкидывают.

— А от Telegram-каналов не зависите?

— Читаю, но в меньшей степени, чем сайты. Это аналитика, именно по работе.

— Рабочая коммуникация тоже через Telegram?

— Совершенно необязательно. По большей части почта, неконфиденциальные могут быть и в WhatsApp, и в Telegram, по ситуации. Очень часто используем Microsoft Teams.

— После пандемии в 2020 году изменился режим работы? Меньше офиса стало?

— Стало меньше офиса, но не кардинально. У нас изначально была распространена работа из дома. Ее процент увеличился, но компания была к этому готова.

Поделиться:
Найдена ошибка?
Закрыть
Загрузка