Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Демонстрация, ставшая бойней. Почему мы празднуем День труда

Как забастовка в Чикаго стала Днем солидарности рабочих всего мира

День международной солидарности трудящихся отмечают 142 страны мира. Первую демонстрацию с требованием восьмичасового рабочего дня провели в Австралии в 1856 году. Но началом «красной даты» принято считать 1 мая 1886 года — тогда митинги рабочих из Чикаго превратились в самую настоящую бойню. Именно в память об этом дату объявили Днем солидарности рабочих всего мира. О том, как это было, как праздник укоренился в СССР и почему утратил популярность в современной России – в материале «Газеты.Ru».

«Месть! Рабочие, к оружию! Хозяева выслали своих кровавых псов»

1 мая 1886 года в массовой забастовке американских рабочих в США приняли участие 350 тыс. человек. Пролетариат требовал установления 8-часового рабочего дня, вместо 15-часового, а центром сопротивления стал город Чикаго, в котором на улицу вышли примерно 40 тыс. рабочих.

«В Америке рабочих эксплуатировали жесточайшим образом, в цехах люди трудились практически круглосуточно, подменяя друг друга и получая за это еду. Протест назрел, вылился. Терпеть эксплуатацию люди не просто не желали – уже не могли», – говорит кандидат исторических наук, профессор, публицист и номинант Нобелевской премии Виталий Тепикин.

Условия труда американских рабочих тогда, действительно, были ужасающими: помимо 15-часового трудодня отсутствовали всякие социальные гарантии, зарплаты были низкими, нормой считалось использование детского труда, отмечает эксперт.

Корпорации же, несмотря на демонстрации, учитывать права рабочих не собирались. После первомайской забастовки с крупнейшего завода Чикаго уволили 1,5 тыс. человек. Тут же было объявлено об очередной забастовке.

Чикагские рабочие выходили на улицы еще два дня, пока 3 мая к одному из заводов не приехала полиция. Оружием они разогнали митингующих, убив шестерых человек и ранив десятки.

На применение силы властями отреагировали анархисты, которые тут же напечатали и распространили по всему городу около 2500 листовок, призывая рабочих взять оружие и выйти на площадь Хеймаркет, протестуя против полицейского террора.

Хеймаркетская бойня

4 мая на площади Хеймаркет собралась огромная толпа. Среди пролетариев были женщины и дети. Все митингующие были безоружны, они хотели провести демонстрацию мирно, несмотря на призывы организаторов «отомстить». В какой-то момент среди митингующих появилась полиция, требуя «очистить площадь».

Тогда пастор Методистской церкви Сэмюэль Филден попытался убедить правоохранителей в том, что это мирный митинг, но тут же раздался взрыв — кто-то бросил бомбу в полицейских. Один из правоохранителей погиб на месте, шестеро были смертельно ранены.

В ответ представители власти стали стрелять без разбора, в темноте они попадали даже по своим. Несколько десятков человек, включая полицейских, было убито.

На следующей день власти стали громить профсоюзы и рабочие клубы, а также арестовали и пытали сотни простых работяг, казавшихся им «подозрительными».

Так на скамье подсудимых оказались восемь человек. Половина из них – члены редакции «Чикагской рабочей газеты»: издатель Оскар Неебе, главный редактор Август Шпис, журналист Альберт Парсон, типографский наборщик Адольф Фишер.

Также обвиняемыми стали пастор Сэмюэль Филден, член Социалистической рабочей партии США Михаэль Шваб, рабочий Джордж Энгел и химик Луис Лингг, в доме у которого была найдена лаборатория по изготовлению бомб идентичных той, которую бросили в полицейских на митинге 4 мая.

Из-за того, что все подсудимые были немецкого происхождения, позиция властей и американцев, не поддерживающих протесты, заключалась в том, что немцы приехали в Штаты специально, чтобы «раскачать лодку» и «залить Америку кровью».

«Иллинойс против анархистов»

Судебный процесс, получивший название «Иллинойс против анархистов», проходил с июня по август 1886 года.

Несмотря на то, что установить, кто именно бросил бомбу, не удалось, а у всех подсудимых, кроме пастора Филдена, было алиби, виновными в подготовке и совершении теракта признали всех.

Августа Шписа, Альберта Парсона, Адольфа Фишера и Джорджа Энгела казнили через повешение. Выйдя к виселице, они громко распевали гимн рабочего движения – «Марсельезу». Родных всех четверых арестовали за то, что они пытались подойти к месту казни, чтобы увидеть своих близких в последний раз.

Остальных анархистов приговорили к длительным тюремным срокам. Луис Лингг покончил жизнь самоубийством в тюрьме.

Только в 1893 году, после освобождения Филдена, Неебе и Шваба выяснится: все осужденные стали жертвами произвола властей. Губернатор штата официально извинится перед выжившими и признает, что бомбу во время демонстрации бросил неизвестный полицейский провокатор, целью которого было освобождение полицейских от ответственности за расстрел рабочих.

В июле 1889-го Парижский конгресс II Интернационала объявил 1 мая Всемирным Днем солидарности трудящихся, в память о событиях 1886 года и казненных. Тогда же было принято решено проводить в этот день ежегодные демонстрации.

Первомай в стране Советов

Следом за учреждением праздника его признали и стали отмечать во многих странах. В СССР, по словам учителя истории и заместителя руководителя по учебной части Домашней школы «ИнтернетУрок» Лады Коноваловой, Первомай впервые отпраздновали открыто и с государственным размахом в 1917 году на волне Февральской революции. Уже после «Октября» день стал одним из первых новых государственных праздников.

Первоначально в нашей стране 1 мая называлось Днем Интернационала, однако прижилось более позднее название – День международной солидарности трудящихся. Нерабочим днем 1 мая стал с 1918 года. Позже к нему прибавился и следующий день – 2 мая.

В 1918 году в Москве на Ходынском поле состоялся и первый армейский первомайский парад, рассказывает Коновалова. На второй день праздника, как правило, по всей стране проходили массовые празднования на природе, а первый день отводили официальным мероприятиям и крупным демонстрациям.

«Первомай 1920 года обогатил праздник незабываемой легендой: Владимир Ленин на субботнике с бревном. Это реальная история. В этот год праздник решили отметить трудовым почином, и вождь мирового пролетариата наводил порядок в Кремле, демонстрируя демократизм и принцип «Кто не работает, тот не ест», – утверждает учитель истории Лада Коновалова.

И добавляет — из всех советских праздников Первомай был самым мирным. Воспоминания о чикагских расправах постепенно выветрились, остались ощущение большой дружной страны и вера в то, что когда-нибудь весь мир станет таким же дружным.

«Идеологически праздник был более чем уместен, – отмечает в свою очередь историк Виталий Тепикин. – Он объединял людей, часто переходил в посиделки дружными компаниями. Игнорировать Первомай не представлялось возможным, за этим следили, но никому и в голову, по-моему, не приходило остаться дома 1 мая».

По его словам, обычно советские граждане шли под звуки музыки в колоннах трудовыми коллективами, брали с собой детей – совсем маленьких сажали на плечи.

Более того, добавляет историк и аспирант РАНХиГС Сыдып Бальдруев, после победы Советов, праздник стал сакральным для наших граждан, как Новый год и 8 марта. Власти совместно с предприятиями организовывали массовые шествия, а население бурно отмечало праздник.

«После демонстраций, во время которых огромное количество людей несло цветы, воздушные шары, плакаты с лозунгами, организовывались маевки – празднования на природе, пикники», – говорит Сыдып Бальдруев.

После распада СССР, отмечает профессор Тепикин, политическая актуальность Первомая была утрачена, но дату не тронули, переименовав в Праздник весны и труда.

Сегодня 1 мая остается важной датой для россиян, считает историк Бальдруев: на майские выпадают длительные выходные, а люди, пусть и не отмечают его так широко как раньше, но с радостью выезжают на природу, ходят в походы или проводят время на даче.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть