Слушать новости
Слушать новости

«Неизвестно, что у педофила в голове, когда он выходит на свободу»

Криминологи назвали бесполезными меры по борьбе с педофилами, предложенные депутатами

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Криминологи раскритиковали инициативы депутатов Госдумы по борьбе с педофилами. О том, почему ни браслеты для отслеживания местоположения, ни медикаментозное подавление агрессии, ни американская система с переселением и уведомлением соседей не помогут решить проблему, эксперты рассказали «Газете.Ru».

Депутаты Госдумы снова обсуждают внесение законопроекта об ужесточении наказания для педофилов после того, как в Киселевске 7 сентября задержали Виктора Пестерникова по подозрению в изнасиловании и убийстве двух 10-летних девочек. Среди инициатив, предложенных политиками, – химическая кастрация, браслеты для отслеживания перемещений вышедших из тюрьмы преступников и отмена моратория на смертную казнь.

Член СПЧ Александр Брод считает возвращение смертной казни неэффективной мерой.

«Пожизненное лишение свободы – мера более жесткая, чем смертная казнь, возможно, в отношении вторично совершивших такое преступление ее стоит применять. Смертная казнь может породить беспредел, учитывая перекосы в нашем правосудии. Могут пострадать невиновные», – сообщил «Газете.Ru» правозащитник .

По его словам, России стоит присмотреться к зарубежному опыту в борьбе с педофилами.

«В Германии применяют медицинские препараты для ограничения агрессии уже выявленных преступников, в Америке ведут специальный реестр педофилов.

В России можно бы применить американскую систему, в которой ведется реестр педофилов и их отселяют в определенные районы, где нет школ, садов и детей по соседству.

В некоторых штатах отбывшие наказание педофилы должны уведомить соседей. Также можно ввести практику следить за ними с помощью всех возможных технических средств», – сказал Брод.

Почему педофилы выходят на свободу и берутся за старое

Тюрьма никогда не меняет человека в лучшую сторону, зачастую она только усугубляет ситуацию, считает криминолог и доктор юридических наук Яков Гилинский.

«Есть разные позиции и среди криминологов. Некоторые хотят восстановления смертной казни для педофилов и увеличения срока в тюрьме. Я категорически против таких мер. Они бесполезны, ведь педофил все равно будет пытаться совершить то, что ему подсказывает его психика», – сообщил он.

Он отметил, что в психиатрии подобным девиациям, то есть отклонениям в сексуальном поведении, посвящены целые учебные издания. И методов, которыми можно было бы предупредить рецидивы, нет.

«Не секрет, что педофилия – одно из психических отклонений, с которым одни обращаются к психиатрам, другие – идут на преступление. И после тюрьмы велик риск рецидива. Но предугадать его невозможно. И в каждом конкретном случае с причиной может разобраться только специалист», – заявил криминолог.

С тем, что каждый случай педофилии индивидуален и составить портрет потенциального преступника невозможно, согласился Игорь Маркелов, криминолог, экс-следователь уголовного розыска. Он пояснил, что педофила, в отличие от потенциального убийцы или алкоголика, распознать гораздо сложнее, так как нет четкой типологии, психологического портрета.

У педофилов разный возраст, профессии и даже проявления психических отклонений. И только профессиональный психиатр, а не обычный психолог, сможет (и то не всегда) определить столь нехарактерную девиацию, подчеркнул эксперт.

«Педофила без специфических психиатрических знаний вычислить невозможно», — резюмировал он.

Как и предотвратить повторное преступление. Так как за любым условно-досрочно освобожденным, ранее судимым преступником органы МВД следят лишь в течение определенного срока.

«Система надзора и контроля существует, но никто по пятам ходить за бывшим заключенным не будет, и даже отмечаться, соблюдать ограничения он должен в установленный срок. Если начать отслеживать перемещения педофилов с помощью браслетов, то их жертв можно будет лишь быстрее обнаружить. Человека, погубленного ребенка, назад не вернешь», – уверен Игорь Маркелов.

Как отметил криминолог, такая мера может повысить раскрываемость преступлений, но в последнее время «жертв и так очень быстро находят». Риск рецидива он назвал труднопредсказуемым.

«Сроки заключения для педофилов длительные, более 10 лет, а как правило, от 12 до 20 – согласно ч. 4 и 5 ст. 131, а также ст. 132 УК РФ. Уследить за каждым освобожденным очень сложно спустя такое время: к моменту, когда он выходит на свободу, измененный жизнью в тюрьме, неизвестно, что у него в голове. Может ли знать это участковый, у которого он отмечается? Нет. После срока обязательных отметок бывший зек может переехать туда, где никто не в курсе его наклонностей. И пойти на повторное преступление спустя долгое время, если что-то станет триггером», – пояснил эксперт.

Он отметил, что после 10-20 лет тюремного наказания на повторное преступление педофил зачастую уже не способен физически, даже если его психика к этому склонна. Например, человека посадили в 40 лет, он выходит на свободу в 52 года, 60 лет. Он уже почти пенсионер и не в той форме, чтобы напасть на подростка.

Инициативу переселения экс-преступников, склонных к педофилии, подальше от общества и детских учреждений Игорь Маркелов также назвал малоэффективной. По его мнению, если преступник психически к этому склонен, он и в глухом лесу найдет жертву или способ до нее добраться.

Той же критике подверглись идеи о химической кастрации и предупреждении соседей по американской системе.

«Предположим, преступник встал на путь исправления и добровольно пошел на эту медицинскую процедуру. Если его соседи прознают о том, что он отбывал срок за педофилию, будет и психологическое давление, а то и физическая расправа», – подытожил Игорь Маркелов.

В таком случае бывшему заключенному с диагнозом «педофилия» не то, что исправиться не дадут, а даже жить спокойно по соседству.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть