«Мы впервые говорим не об экологии»

Представители Greenpeace перечислили нарушения, допущенные, по их мнению, следователями и пограничниками в деле о пиратстве

Представители «Greenpeace России» перечислили претензии к следователям и пограничникам. Главное — незаконное задержание в международных водах. По мнению экологов, следователи не предоставили адвокатов, квалифицированных переводчиков и не освободили задержанных, когда вышел срок в 48 часов.

Российские пограничники не имели права задерживать ледокол Arctic Sunrise, так как судно находилось в международных водах, утверждают представители «Greenpeace России». В пятницу они выступили с большой пресс-конференцией, перечислив нарушения, которые, по их мнению, допустили пограничники, следователи СК и сотрудники суда.

«Если бы у меня юрист допустил бы подобные ошибки, я бы его выгнал с «волчьим билетом», — драматически заявил адвокат «Greenpeace России» Антон Бенеславский.

По словам руководителя энергетической программы «Greenpeace России» Владимира Чупрова, капитан ледокола прекрасно знал о необходимости находиться в международных водах. «Кроме того, мы отслеживаем перемещение судна на специальных порталах, которые показывают, где находится судно. Мы отслеживали путь. Четко показывалось, что судно не пересекало ни 500-метровую зону вокруг платформы, ни особую экономическую зону РФ», — сообщил Чупров «Газете.Ru».

В пресс-службе мурманского погрануправления ФСБ России не раз заявляли, что корабль экологов нарушил 500-метровую запретную зону вокруг платформы. Однако даже в этом случае предъявление экологам обвинения по такой тяжелой статье, как пиратство, необоснованно, заявил находящийся в Мурманске юрист головной организации Greenpeace International Даниэль Саймонс, который выступал на пресс-конференции в режиме видеосвязи. Зато пиратством, по его мнению, можно объяснить захват судна, находящегося в международных водах.

«Международное право предусматривает четыре случая, когда можно задержать судно в международных водах: нелегальное рыболовство, нелегальный сбор информации, сильное загрязнение окружающей среды и пиратство. Под первые три случая ледокол Arctic Sunrise не подходит никак. Остается пиратство», — рассказал через переводчика Саймонс. Он отметил, что российское определение пиратства, по-видимому, отличается от международного, которое трактует его как насильственный захват корабля в своих целях. В Greenpeace не устают подчеркивать, что их активисты выражали ненасильственный протест. Кроме того, нефтяная платформа — не корабль, а цели у активистов были не личными, а общественными — защита экологии для всего мира.

После захвата пограничниками ледокола всем людям на борту было запрещено свободно перемещаться, у них отобрали средства связи, изъяли компьютеры.

Фактически это было задержание, говорят в Greenpeace, так как активисты и команда корабля провели в заточении шесть дней.

Однако официально 48-часовой срок задержания исчисляется только с 19 часов 24 сентября. «Но следователи не смогли соблюсти закон и выйти с ходатайством о мере пресечения, пока корабль был в море. Тогда всем стали писать в протоколах о задержании про 19 часов вторника», — говорит представитель «Greenpeace России» Дмитрий Артамонов.

По прибытии в порт Мурманска людям не дали собрать свои вещи. «Всех собрали, сказали: у вас пять минут на сборы, возьмите то, что вам понадобится на сутки, потом вернетесь, — говорит Артамонов. — То есть задержанные не взяли с собой никаких необходимых вещей». В мурманском СК им предъявили на подпись протоколы о задержании. «Однако это было сделано без адвокатов, в нарушение закона, хотя мы еще утром в тот день уведомили СК о том, что у нас есть адвокаты для наших коллег и экипажа. Кроме того, в Следственном комитете была проблема с переводчиками: иностранцам давали на подпись документы без перевода. Разумеется, они отказались подписывать бумаги», — добавил представитель российского Greenpeace. Та же проблема была и на следующий день в суде на заседаниях по выбору меры пресечения, утверждает он. Некоторые переводчики были настолько слабы, что иностранные активисты и члены корабля просто их не понимали.

«Кроме того, судьи и следователи мешали переводить, читали большие объемы текста, и переводчики не успевали», — поясняет Артамонов.

В частности, поэтому был продлен срок задержания нескольким задержанным, в том числе гражданам Нидерландов. Они просто не понимали, в чем именно их обвиняют.

Юристы, нанятые Greenpeace International, признались, что у них выдался тяжелый четверг. Первоначально было заявлено, что 30 заседаний проведут шесть судей, однако потом были приглашены дополнительные судьи, поэтому адвокатам пришлось буквально разрываться между процессами.

«В ходе заседаний было много нарушений, — пояснила адвокат Ирина Исакова. — При мне помощник суда через секретаря передала судье, что при принятии решения по аресту судья должен согласовывать все со следователем. Я заявила судье отвод, но он отказался».

Адвокаты ждали в четверг, когда часы покажут 19.07 — время истечения 48-часового срока второго, официального задержания активистов и команды ледокола.

«В этот момент должны были отпустить всех, чьи дела не были еще рассмотрены. Адвокаты потребовали у судей отпустить задержанных, но этого не произошло», — говорит Артамонов. В Greenpeace заявили, что в настоящее время адвокаты готовятся обжаловать аресты. «Все нарушения мы тоже будем обжаловать, но их так много, что мы выбираем, с каких начать. Пока что в приоритете освобождение арестованных», — добавил Артамонов.

«Мы впервые выходим на пресс-конференцию и говорим не об экологии, — извинился директор по программе «Greenpeace России» Иван Блоков. — Но это наиболее агрессивный недружественный акт по отношению к Greenpeace с 1985 года, когда французские диверсанты взорвали другой корабль Greenpeace Rainbow Warrior».

Получить комментарий от ФСБ РФ по поводу озвученных юристами экологов претензий не удалось.