Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Большая часть евреев исчезнет естественным образом»: как нацисты спланировали Холокост

80 лет назад Ванзейская конференция приняла «окончательное решение еврейского вопроса»

На секретной конференции, состоявшейся в берлинском пригороде Ванзее 80 лет назад, высокопоставленные нацистские чиновники обсудили реализацию «окончательного решения еврейского вопроса». В результате этой встречи возникла отлаженная государственная система убийства людей в промышленных масштабах, легшая в основу тотального геноцида еврейского населения — то, что позже назовут Холокостом.

20 января 1942 года в берлинском пригороде Ванзее проходила одна из важнейших встреч всех времен, которая в дальнейшем стоила жизни многим миллионам людей, погибавшим на протяжении следующих четырех лет. На секретной Ванзейской конференции присутствовал относительно небольшой круг лиц — всего 15 человек, — и продолжалась она лишь полтора-два часа, причем в ее работе не принимало участие большинство высших руководителей Третьего рейха, да и озвученные на ней решения носили скорее технический характер, поскольку принципиально все уже было определено заранее, а это было лишь собрание исполнителей, распределявших круг обязанностей по своим ведомствам. Тем не менее решение о массовом убийстве европейских евреев «промышленным» способом и об экономике и средствах такого истребления, легших в основу тотального геноцида и того, что позднее назовут Холокостом, было принято именно тогда. Протокол, содержащий всего 15 страниц и к 1945 году уничтоженный почти всеми участниками конференции (остался лишь один экземпляр, который его владелец не смог уничтожить потому, что сам попал в концлагерь) стал одним из самых судьбоносных текстов в новейшей истории.

Организация конференции легла на плечи начальника Главного управления имперской безопасности Рейнхарда Гейдриха, которого еще 31 июля 1941 года Герман Геринг назначил ответственным за «окончательное решение еврейского вопроса». От Гейдриха требовалось составить «общий проект» по организации и реализации этого начинания с оценкой соответствующих трат. 29 ноября 1941 года Гейдрих разослал персональные приглашения, избрав местом встречи уютный особняк в живописном пригороде Берлина, построенный предпринимателем-шарлатаном Эрнстом Марлье. Марлье, бежавший позже в Швейцарию, выпускал и рекламировал псевдолекарственные гомеопатические снадобья. В 1921 году он был вынужден продать эту виллу промышленнику Фридриху Мину, а тот в свою очередь, попав в тюрьму, уступил ее в 1940 году нацистскому фонду «Нордхав», который контролировался СС и лично Гейдрихом.

Сначала конференцию назначили на 9 декабря 1941 года, но затем несколько раз откладывали — то в связи с контрнаступлением Красной армии под Москвой, то из-за нападения Японии на Пёрл-Харбор и вступления в войну США.

Однако 20 января 1942 года Ванзейская конференция все же состоялась, и на ней присутствовали представители важнейших министерств нацистской Германии — министерства юстиции, иностранных дел, агентства национальности и переселений, а также учреждений, ответственных за распределение еврейской собственности, руководство государственных учреждений, непосредственным образом вовлеченных в «решение еврейского вопроса», — гестапо и службы безопасности СС, наконец, высокопоставленные члены НСДАП. Гости были приглашены на завтрак в 9:00, само заседание было назначено на 12:00. Две трети времени, отведенного на конференцию, заняло выступление самого Гейдриха. Дискуссия была непродолжительной, и во время нее присутствовавшие предпочли говорить обиняками, не называя вещи своими именами. Однако после официальной части в более приватной обстановке они обменивались мнениями уже никого не стесняясь, без эвфемизмов и иносказаний — об убийствах, ликвидации и уничтожении евреев. Об этом в 1961 году рассказывал Адольф Эйхман, когда его судили в Иерусалиме.

Адольф Эйхман, глава «еврейского» отдела гестапо и оберштурмбанфюрер СС, играл вторую по значимости роль в подготовке и проведении этой конференции. Вместе с секретарем он вел протокол заседания и по его итогам 31 января 1942 года рассылал приказы командному составу полиции, секретным службам и руководителям СД. В них содержались подробные инструкции по подготовке депортации евреев Германии, Австрии, Чехии и др. Именно с этого момента начался систематический и тщательно спланированный геноцид, хотя массовые убийства евреев известны еще со второй половины 1941 года. Среди участников конференции был и гестаповец Генрих Мюллер, и ряд чиновников, которых позже международные суды признали «незначительно виновными» — они были отпущены, отсидев небольшие сроки, и умерли уже в 1980-х на пенсии. Однако главные организаторы Ванзейской конференции Гейдрих и Эйхман все же не избежали возмездия.

В протоколе Ванзейской конференции не содержится упоминаний о физическом уничтожении всех евреев, о газовых камерах и крематориях, там говорится лишь о «каторжных работах, на которых, надо надеяться, большинство умрет». Остальные же евреи при этом должны будут подвергаться «соответствующей обработке». Газовые камеры на этом специфическом языке именовались «особым обращением». Нацисты стремились не афишировать эту свою встречу и свои методы среди населения Германии, граждан вообще не информировали, что евреев уничтожают физически, считалось, что «эвакуированные» трудятся на благо страны, искупают «вину» своего народа.

«При соответствующем руководстве в процессе окончательного решения можно этапировать евреев на мобилизационные работы на востоке, — рассуждал Гейдрих. — Трудоспособные евреи будут перебрасываться на эти территории в составе больших рабочих отрядов, будут прокладывать дороги. Несомненно, большая их часть исчезнет естественным образом. Оставшиеся, более приспособленные к сопротивлению и выживанию, в конце концов будут обработаны нужным образом: иначе, как показывает опыт истории, если их освободить, эти особи опять превратятся в ядро, из которого возникнет новое еврейство, что недопустимо. В процессе практического осуществления окончательного решения еврейского вопроса всю Европу необходимо прочесать от запада до востока. Депортированные евреи будут перемещены — эшелон за эшелоном — сначала в гетто, называющиеся временными гетто, а оттуда посланы дальше — на восток. Важное предварительное условие для исполнения этого плана — это точное установление расчетного количества лиц».

В приложенной справке приведен «фронт работ» — общее число евреев в Европе, больше всего на Украине — 3 миллиона, меньше всего в Албании — 200 человек, но и они не были забыты скрупулезными немцами. Согласно самым авторитетным оценкам, в результате реализации всех этих планов в Европе погибло до половины всех евреев, причем половина уже из этих погибших приходится на СССР.

Собравшиеся охотно шутили и не испытывали видимых угрызений совести, не чувствовали они себя и подавленными. Особо отмечается, что участники конференции — высокообразованные и хорошо информированные люди, хорошо знакомые с обсуждаемой «проблемой», причем более половины из присутствовавших на встрече обладали докторскими степенями, присужденными им немецкими университетами. Они не могли не понимать, что «эвакуация на восток» — это эвфемизм для депортации в концлагеря, а «окончательное решение» означало именно что физическое уничтожение всех евреев. Им необходимо было лишь выбрать для этого самые быстрые и «экономически оправданные» методы.

По мнению многих исследователей, которое согласуется, в частности, с показаниями высокопоставленного деятеля СС Дитера Вислицени, подход к решению «еврейской проблемы» в Третьем рейхе пережил несколько этапов.

Первоначально — до 1940 года — ее пытались «решить» с помощью переселений и изгнания евреев за пределы Германской империи. Затем настал черед гетто, организуемых преимущественно в восточноевропейских регионах, в частности, в Польше. В Варшаве 16 октября 1940 года генерал-губернатор Ганс Франк принял решение об организации крупнейшего гетто — как по площади, так и по количеству жителей. Там содержалось более трети миллиона евреев, или примерно треть всего городского населения, на клочке земли, составлявшем всего 2-4% от площади города. Выход из гетто без разрешения первоначально наказывался тюрьмой, затем это стало грозить смертью, и с 16 ноября 1941 года гетто было огорожено от прочего города стеной. Таким образом, проводилась сегрегация еврейского населения, которое при этом сразу разорялось, лишалось имущества и выключалось из всех сфер общественной и экономической жизни — доводилось до состояния, когда выживание мог обеспечивать лишь тяжелый физический — рабский — труд.

В третий период — при так называемом окончательном решении еврейского вопроса — как раз и было принято решение о планомерном, пусть и не афишируемом уничтожении всего еврейского народа, к которому гитлеровцев в немалой степени подтолкнуло начало войны с СССР. На стремительно оккупированных территориях Белоруссии и Украины они столкнулись с большим количеством еврейского населения, которое трудно было «содержать», и его сразу же начали истреблять.

23 октября 1941 года была полностью запрещена еврейская эмиграция с оккупированных территорий, с декабря начали действовать первые лагеря уничтожения, были проведены опыты по массовому отравлению газом «Циклон Б», он испытывался прежде всего на советских военнопленных.

Один из главных деятелей нацистской Германии, рейхсфюрер СС, создатель системы концлагерей и едва ли не основной организатор Холокоста Генрих Гиммлер, выступая 4 октября 1943 года перед офицерами СС в Познани, доверительно делился сутью подхода нацистов к «непубличности» их мероприятий: «Здесь я буду говорить с вами совершенно откровенно об особенно трудной главе… Между собой мы будем говорить открыто, хотя никогда не сделаем этого публично… Я имею в виду изгнание евреев, уничтожение еврейского народа… Лишь немногие из присутствующих знают, что это значит, когда лежит груда трупов, — сто, пятьсот, тысяча трупов… Выдержать все это и сохранить порядочность, — вот что закалило наш характер. Это славная страница нашей истории, которая никогда не была написана и никогда не будет написана».

Исследователи Холокоста спорят о том, была ли мысль о необходимости уничтожения всех евреев присуща нацизму с самого начала. Так или иначе, Гитлер не скрывал своих намерений еще тогда, когда лишь шел к власти, — все это присутствует в его книге «Майн Кампф». Просто то, что поначалу казалось полемическим преувеличением, шутовством и стремлением быстро завоевать популярность среди невзыскательной публики, во время войны смогло приобрести реальные и поистине чудовищные формы.

30 января 1939 года Гитлер в речи, произнесенной в Рейхстаге по поводу шестилетия прихода к власти, заявил: «Я часто был пророком и надо мной часто смеялись. Когда я боролся за власть, евреи со смехом встречали мои пророчества о захвате власти в Германии и окончательном решении еврейского вопроса. Думаю, что теперь этот смех стал у них поперек горла. Сегодня я снова попробую сделать прорицание. Если мировому еврейскому капиталу вновь удастся втянуть нации в очередную войну, то результатом будет не большевизация земли и победа евреев, а уничтожение еврейской расы в Европе». В 1942 году он вновь об этом напомнил: «Когда-то немецкие евреи смеялись над моими пророчествами. Я не знаю, смеются ли они сейчас или потеряли всякое желание смеяться. Но я повторяю: скоро они перестанут смеяться повсюду, и это пророчество тоже сбудется».

К концу войны, когда грядущее поражение Германии было уже не за горами, у части нацистского руководства рождались мысли об использовании оставшихся евреев для торга в ходе переговоров о мире и о необходимости скрыть истинные масштабы их истребления. Однако наиболее одиозная часть верхушки во главе с Гитлером маниакально продолжала требовать тотального истребления всех, кто еще оставался в живых. Но при этом при отступлениях нацисты все же всегда стремились уничтожать доказательства существования лагерей смерти, занимались вывозом захороненных останков казненных. А после войны часто отрицали свое личное участие в истреблении безоружных людей и всячески преуменьшали размах этого явления.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть