Слушать новости

Ищут виноватых: пандемия стала благодатной почвой для паранойи

Психологи отмечают рост паранойи и конспирологии в период пандемии

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Пандемия привела к росту паранойи, по крайней мере в США, сообщают американские психологи. Больше всего это было выражено там, где новые законы требовали носить маски, а люди отказывались это делать. Также паранойя способствовала большему принятию конспирологических теорий, что могло стать причиной несоблюдения мер безопасности и отказа от вакцинации. Исследователи отмечают, что подобное наблюдалось и в другие сложные времена, например, после трагедии 11 сентября — очевидно, дело в том, что непредсказуемость и стресс заставляют людей искать кого-то, на кого можно переложить вину.

«Кризисы, от террористических атак до вирусных пандемий, — благодатная почва для паранойи — веры в то, что другие люди имеют по отношению к нам злые намерения, — пишут психологи из Йельского университета в статье в журнале Nature Human Behavior. — Пандемия COVID-19 усилила неопределенность реального мира и предоставила беспрецедентную возможность отследить влияние разворачивающегося кризиса на человеческие убеждения».

«На нашу психику очень сильно влияет состояние окружающего мира, — говорит ведущий автор исследования Фил Корлетт. — С точки зрения политики, очевидно, что если правительство устанавливает правила, важно, чтобы они соблюдались, а люди получали поддержку за их соблюдение. В противном случае они могут чувствовать себя преданными и вести себя неадекватно».

На момент начала пандемии Корлетт и его коллеги уже изучали роль неопределенности в развитии паранойи. В ранних исследованиях команда предлагала людям играть в карточную игру, в которой правила могли вдруг поменяться. Это провоцировало рост паранойи у участников — им начинало казаться, что колода собрана так, чтобы они проиграли, и они часто меняли свой выбор, даже если ранее аналогичные действия приводили к победе.

«Мы продолжали собирать данные в течение всего периода самоизоляции и после ее окончания, — делится Корлетт. — Это был один из тех редких случаев, когда мы смогли изучить, что происходит, когда мир меняется быстро и непредсказуемо».

Собранные данные показали рост паранойи в условиях пандемии.

Используя онлайн-опросы и игры с меняющимися правилами, исследователи обнаружили повышенный уровень паранойи и непостоянства выбора среди населения в целом. Кроме того, они изучили влияние политики общественного здравоохранения на настроения людей в штатах, где маски были обязательны, и в штатах, где маски просто рекомендовались. Также исследователи учли более ранние данные о том, насколько сильно люди чувствуют необходимость следовать правилам.

В начале пандемии в штатах, принимавших наиболее жесткие меры по борьбе с распространением инфекции, например массовые локдауны, наблюдался наименьший уровень паранойи. Когда ограничения стали постепенно снимать, паранойя и неустойчивое поведение при выборе были выше в штатах, где маски были обязательны, чем в тех, где действовали более мягкие ограничения.

Самые высокие показатели паранойи наблюдались в тех регионах, где небольшое количество людей жаждало соблюдения правил, но большинство этих правил не придерживалось.

Ношение масок — это задача, которую требуется осуществлять коллективно, поясняют ученые. В этой ситуации люди становятся условными соратниками, но уверенность в своих действиях сохраняется лишь до тех пор, пока все играют по одним и тем же правилам. Когда окружающие отказываются их придерживаться, по-видимому, это приводит к росту паранойи и распространению теорий заговора.

«По сути, люди становились параноиками, когда существовали правила, а люди их не соблюдали», — говорит Корлетт.

Кроме того, люди с повышенной паранойей чаще поддерживали конспирологические теории касательно ношения масок и вакцин, и даже верили, что правительство защищает политиков и артистов, которые организовали по всей стране сеть по вовлечению детей в педофилию.

Также возросла и тревожность, но эти изменения оказались менее выражены.

Интересно, что после убийства Джорджа Флойда в штатах с наиболее высоким уровнем паранойи было меньше протестов. Впрочем, это не говорит о связи параноидальных настроений и нежелании людей протестовать.

Корлетт отмечает, что в истории известно много случаев, когда теории заговора распространялись в тяжелые времена — в средневековье люди верили, что бубонная чума распространялась из-за евреев, отравлявших воду в колодцах, а после теракта 11 сентября — что он спланирован на государственном уровне.

«Во времена травмирующих событий и больших перемен, к сожалению, у нас есть тенденция обвинять другую группу», — говорит он.

«Возможно, общества, которые жестко придерживаются правил, менее способны адаптироваться к непредсказуемым изменениям, — пишут исследователи. — В качестве альтернативы, эти общества могут отдавать приоритет защите от идеологических и экономических угроз, а не кризису общественного здравоохранения, или, возможно, рассматривать бремя болезни как менее угрожающее».

Пандемия COVID-19 сделала мир менее предсказуемым, заключают они. Такие кризисы могут заставить людей почувствовать, что другие представляют угрозу.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть