Желтые пальцы, кровь на шее: новые детали дела «Тамам Шуд»

Впервые опубликованы записи патологоанатома по делу «Тамам Шуд»

В загадочном деле «Тамам Шуд» появились новые детали — широкой публике впервые предоставлены записи патологоанатома, который осматривал труп человека, найденного на пляже Сомертон. Ранее они хранились в Университете Аделаиды.

В деле «Тамам Шуд» появились новые детали — широкой публике впервые предоставлены записи патологоанатома, который осматривал труп неизвестного мужчины, найденного в Австралии на пляже Сомертон к югу от Аделаиды. Обнаружение человека из Сомертона, обстоятельства его смерти и многолетние безуспешные попытки установить его личность

превратились в главную криминальную загадку Австралии XX века, сравнимую по известности с «тайной перевала Дятлова» в России.

1 декабря 1948 года на австралийском пляже Сомертон к югу от Аделаиды был найден труп неизвестного мужчины. Он лежал на песке, голова опиралась на бетонную набережную. Судмедэксперты установили, что смерть наступила примерно в 2 часа ночи, при этом никаких явных признаков, указывавших на причину смерти, выявлено не было.

В потайном кармане брюк обнаружился клочок бумаги со странной надписью «Tamam Shud» — такой фразой заканчивался сборник «Рубайят» Омара Хайяма.

Одним из специалистов, осматривавших тело, был Джон Бартон Клиланд. Свои записи он предоставил коронеру Томасу Эрскину Клиланду, своему дальнему кузену, четыре месяца спустя.

Отчет был набран на машинке и содержал рукописные пометки. Он указал, что тело принадлежало мужчине лет сорока, судя по одежде и прическе — американцу. Его руки выглядели довольно ухоженными, так что Клиланд заключил, что перед ним скорее клерк, чем простой работяга.

Первые страницы были посвящены внешности мужчины.

«Нос прямой, не еврей», «стройнее меня», «волосы довольно длинные для мужчины» — описывал Клиланд погибшего.

«Делал ли он прививки? Отметина на его левой руке не выглядит для меня достаточно убедительно», — также записал он.

Также Клиланд обнаружил следы крови на задней части шеи мужчины и рубашке. Он предположил, что они остались после работы предыдущего патологоанатома с трупом на секционном столе.

Обнаружив у мужчины в кармане обрывок книжной страницы со словами Tamam Shud, что Клиланд перевел с фарси как «целиком, полностью», он предположил, что мужчина был американским или британским моряком, знавшим этот язык.

«Очевидно, он пребывал на Ближнем Востоке достаточно долго, чтобы в какой-то степени освоить язык», — писал патологоанатом.

Вскрытие не выявило никаких признаков естественной смерти — инсульта или ишемии сердца. Но в желудке была кровь.

Клиланд полагал, что мужчина, скорее всего, покончил с собой с помощью какого-то яда. Однако какого именно, он не знал.

«Синильная кислота и цианид убивают так быстро, что от флакона он бы избавиться не успел», — рассуждал Клиланд.

Он предположил, что мужчина использовал кураре, яд из коры южноамериканского растения, но тот не действует при попадании в желудок, а следов от игл на теле мужчины специалисты не нашли.

В желудке находились кусочки картофеля — смерть наступила до того, как мужчина переварил свой последний обед. Исходя из этого, Клиланд счел, что мужчина использовал яд до того, как оказался на пляже, и что это было вещество, которое «убивает в течение нескольких часов, не вызывая конвульсий».

При мужчине не было ни денег, ни официальных бумаг. Клиланд интерпретировал это как попытки мужчины скрыть личность.

Клиланд задавался вопросом — зачем мужчине, вроде бы никак не связанному с Аделаидой, ехать сюда на поезде, затем сразу садиться на автобус до пляжа и здесь, в довольно популярной у населения его части, расставаться с жизнью?

«Труп находился так близко к ступеням (тело находилось у лестницы, ведущей с улицы вниз, к пляжу. — «Газета.Ru»), что вряд ли кто-то, задумавший тихо уйти из жизни, выбрал бы такое место», — отметил он.

Также Клиланд установил, что мужчина был заядлым курильщиком — на его пальцах были характерные желтые следы.

Спустя шесть недель после обнаружения мужчины в руки следователей попал его чемодан, находившийся в камере хранения на вокзале Аделаиды. Связать находку с трупом удалось благодаря пачке оранжевых вощеных нитей, не продававшихся на территории Австралии. Такими же нитками была пришита заплатка в кармане брюк мужчины. Однако вещи из чемодана (одежда со срезанными ярлыками, ножницы, отвертка, нож, трафаретные кисти) мало чем помогли следствию.

Лишь спустя восемь месяцев после обнаружения тела к следователям пришел житель Сомертона и принес редкую копию «Рубайята», которую, по его словам, нашел на заднем сиденье своей машины за несколько дней до инцидента. Все это время книга лежала в бардачке машины, и лишь после объявления в газетах владелец машины отнес ее следователю.

На обороте книги, из которой были вырезаны слова, карандашом были написаны пять непонятных слов. В книге был найден телефон молодой медсестры, жившей неподалеку от злополучного пляжа. По ее словам, она не была знакома с погибшим, однако соседи ее рассказывали, что в конце ноября некий мужчина приходил к ним и наводил справки о ней.

Когда следователи показали ей гипсовый бюст умершего, та якобы чуть не упала в обморок. Дело о гибели мужчины не раскрыто до сих пор. Тело захоронено на одном из кладбищ Аделаиды.

Записи Клиланда обнаружил профессор Университета Аделаиды Дерек Эбботт. С 2011 года они хранились в университетской библиотеке, но в прессе появились впервые.

Сам Эбботт настолько увлекся расследованием дела, что в итоге женился на женщине, которая, возможно, является внучкой погибшего. Вместе они добились разрешения на эксгумацию его тела — возможно, это позволит, наконец, найти ответ на загадку более чем полувековой давности.