«Тяжко страдала»: за что ненавидели императрицу Александру

147 лет со дня рождения императрицы Александры

147 лет назад родилась императрица Александра, жена императора Николая II. Какой она была и за что ее невзлюбили в высшем обществе, разобралась «Газета.Ru».

Александра Федоровна, урожденная принцесса Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская, родилась 6 июня 1872 года в Дармштадте, на территории Великого герцогства Гессен, в 1871 году вошедшего в состав единой Германской империи. Была четвертой дочерью великого герцога гессенского Людвига IV и герцогини Алисы — дочери британской королевы Виктории.

В возрасте 5-6 лет будущая императрица вместе с матерью посещала больницы в Дармштадте, раздавая больным цветы. В одном из писем матери она потом писала: «… важно, чтоб принцы и принцессы знали, что они ничуть не лучше и не выше остальных и что своей добротой и скромностью им следует всем подавать пример. Надеюсь, что именно такими вырастут мои дети».

В 1878 году в Гессене распространилась эпидемия дифтерии. От нее умерли мать Александры и ее младшая сестра Мэй, после чего большую часть времени Александра жила в Великобритании в замке Балморал и Осборн-хаусе на острове Уайт. Александра считалась любимой внучкой королевы Виктории, которая называла ее Sunny («Солнышко»). Под присмотром бабушки она получила великолепное образование. Тщательно подобранные учителя преподавали ей, сестре и брату географию, математику, историю, языки, рисование, музыку, верховую езду и садоводство.

Позже Александра окончила Гейдельбергский университет и получила степень бакалавра философии.

Своего будущего мужа, цесаревича Николая Александровича, Александра в первый раз встретила в 12 лет, на свадьбе сестры. Ближе она узнала его, посетив Россию во второй раз пять лет спустя.

Родители Николая были против свадьбы, надеясь, что он женится на дочери Луи-Филиппа, графа Парижского. Но благодаря усилиям сестры Александры и настойчивости Николая, а также из-за ухудшавшегося здоровья императора, им пришлось согласиться на брак.

6 апреля 1894 года манифестом было объявлено о помолвке цесаревича и Алисы Гессен-Дармштадтской. Следующие месяцы девушка изучала основы православия и русский язык. 22 октября 1894 года она приехала в Крым, в Ливадию, где пробыла вместе с императорской семьей до дня смерти императора Александра III — 1 ноября. 2 ноября 1894 года там же приняла православие с именем Александра и отчеством Федоровна.

26 ноября 1894 года в Большой церкви Зимнего дворца состоялось венчание Александры и Николая II.

Великий князь Александр Михайлович писал о первых днях их супружества: «Бракосочетание молодого царя состоялось менее чем через неделю после похорон Александра III. Их медовый месяц протекал в атмосфере панихид и траурных визитов. Самая нарочитая драматизация не могла бы изобрести более подходящего пролога для исторической трагедии последнего русского царя».

Высшее общество Александру невзлюбило. Неулыбчивая и замкнутая женщина казалась им высокомерной и чопорной. Однако, по свидетельствам немногочисленных подруг Александры, причиной ее мрачного вида была природная застенчивость и проблемы со здоровьем.

«У нее была постоянная боль и чувство удушения, почти хроническая невралгия и вместе — радикулит, от которого она так тяжко страдала»,

— вспоминала ее фрейлина София Буксгевден.

Александра с жаром взялась за общественные дела и занялась благотворительностью. К началу 1909 года под ее покровительством состояло 33 благотворительных общества, общин сестер милосердия, убежищ, приютов и тому подобных учреждений. Во время пребывания в Крыму она регулярно устраивала благотворительные базары, как правило, в Ялте, которые длились иногда по нескольку дней. Все изделия, продававшиеся на них, императрица и княжны делали собственноручно. Все средства шли на благотворительные цели, на помощь больным и неимущим.

Вскоре у нее появилось несколько подруг, самой близкой из которых была фрейлина Анна Вырубова. Но улучшить свою репутацию в обществе ей не удалось.

«Отчуждению царицы от петербургского общества значительно способствовала внешняя холодность ее обращения и отсутствие у нее внешней приветливости, — писал сенатор Владимир Гурко. — Происходила эта холодность, по-видимому, преимущественно от присущей Александре Федоровне необыкновенной застенчивости и испытываемого ею смущения при общении с незнакомыми людьми. Смущение это препятствовало установлению ею простых, непринужденных отношений с лицами, ей представлявшимися, в том числе с так называемыми городскими дамами, а те разносили по городу анекдоты про ее холодность и неприступность».

В отличие от большинства царских жен, Александра активно участвовала в политических делах мужа, что стало дополнительной причиной плохого к ней отношения. Современники считали, что Николай II был слабохарактерным человеком, попавшим под влияние властной Александры.

Граф Сергей Витте отмечал, что Николай II «женился на хорошей женщине, но на женщине совсем ненормальной и забравшей его в руки, что было нетрудно при его безвольности». Кадровые решения Николай принимал под давлением жены — так, она не любила начальника Генштаба Русской императорской армии Михаила Алексеева, который часто спорил с Николаем, а также главнокомандующего великого князя Николая Николаевича (дядю Николая II). В итоге Николай II по настоянию жены сам стал главнокомандующим.

Во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. Александра занималась организацией медицинской помощи раненым, активно интересовалась ситуацией на фронте. В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, Царскосельский госпиталь был переоборудован под прием раненых солдат. Александра вместе с дочерьми Ольгой и Татьяной прошли обучение сестринскому делу у княжны Веры Гедройц, а затем ассистировали ей при операциях в качестве хирургических сестер. Императрица лично финансировала несколько санитарных поездов.

Однако и это сказалось на ее репутации отрицательно — противники императрицы видели в подобных жестах лишь популизм и игру на публику.

Окончательно настроил общество против Александры ее интерес к Григорию Распутину. Распутин приобрел влияние на императрицу, помогая ее сыну, наследнику престола Алексею, бороться с гемофилией. Открыть императорской семье глаза на опасность вмешательства Распутина в государственные дела пытались многие, в том числе мать Николая, императрица Мария Федоровна, но все доводы были отвергнуты. Общаться с Распутиным Александре помогала Вырубова, которая была хорошо с ним знакома. Встречи Распутина с императорской семьей часто проходили на ее даче в Царском Селе.

«Всевозможные варианты по поводу распутинского влияния проникали на фронт, и цензура собирала на эту тему громадный материал даже в солдатских письмах из действующей армии, — писал генерал Антон Деникин. — Но наиболее потрясающее впечатление произвело роковое слово: «измена». Оно относилось к императрице. В армии громко, не стесняясь ни местом, ни временем, шли разговоры о настойчивом требовании императрицей сепаратного мира, о предательстве ее в отношении фельдмаршала Китченера, о поездке которого она, якобы, сообщила немцам, и т. д. Переживая памятью минувшее, учитывая то впечатление, которое произвел в армии слух об измене императрицы, я считаю, что это обстоятельство сыграло огромную роль в настроении армии, в отношении ее и к династии, и к революции».

Приписывали Александре и контакты с Германией, считая ее предательницей.

«Ни для кого не секрет, что императрица отдает распоряжения по управлению государством, министры ездят к ней с докладом и что по ее желанию неугодные быстро летят со своих мест и заменяются людьми, совершенно неподготовленными, — указывал председатель Думы Михаил Родзянко. — В стране растет негодование на императрицу и ненависть к ней… Ее считают сторонницей Германии, которую она охраняет. Об этом говорят даже среди простого народа… Сердце русских людей терзается от предчувствия грозных событий, народ отворачивается от своего царя, потому что после стольких жертв и страданий, после всей пролитой крови народ видит, что ему готовятся новые испытания».

При этом балерина Матильда Кшесинская, в 1892—1894 годах состоявшая в романтических отношениях с Николаем, отзывалась об Александре положительно.

«Мнения могут расходиться насчет роли, сыгранной Императрицей во время царствования, но я должна сказать, что в ней Наследник нашел себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга», — писала она в мемуарах.

После Февральской революции 1917 года и отречения Николая от престола его семья согласно решению Временного правительства находилась под домашним арестом в Александровском дворце в Царском Селе. В августе 1917 года, опасаясь за жизнь арестантов, правительство решило перевести их вглубь страны, в Тобольск.

В апреле 1918 года большевики решили доставить их в Москву для проведения открытого суда над Николаем II и Александрой Федоровной. Однако появились сведения о том, что в Тюмени и Тобольске белогвардейские офицеры вынашивают планы похищения царя. И по решению президиума ВЦИК императорская семья была перевезена в Екатеринбург, где ее разместили в особняке Ипатьева.

Александра вместе с мужем, детьми, тремя слугами и доктором были убиты в подвале этого особняка в ночь на 17 июля 1918 года.

Останки последней царской семьи и их приближенных были тайно захоронены в Ганиной Яме (заброшенном Исетском руднике) под Екатеринбургом.