Танки после Горбачева: как разгоняли студентов на Тяньаньмэнь

30 лет назад протестующие на площади Тяньаньмэнь были разогнаны военными

30 лет назад китайские военные провели силовую операцию по разгону студентов, митинговавших на площади Тяньаньмэнь в Пекине. По версии властей Китая, во время событий погибли не более 200 протестующих. Различные международные организации говорили и о тысяче, и даже о 7 тыс. жертв.

4 июня 1989 года состоялась кульминация событий на площади Таньаньмэнь в Пекине. Выступавшие за либерализацию режима китайцы, среди которых преобладали студенты, вышедшие на протесты еще 15 апреля, были жестко разогнаны военными с применением танков.

По разным оценкам, в результате силовой акции властей погибли от 200 до 1000 мирных манифестантов.

В 1980-е Китай переживал значительные изменения. Политика маоизма — теоретического направления коммунизма, которую создавал лидер Коммунистической партии Китая (КПК) и Китайской Народной Республики (КНР) Мао Цзэдун в 1960–1970-е годы, — привела к ряду тяжелых последствий: страну постиг голод, экономика была разбалансирована.

__is_photorep_included12394225: 1

Кроме того, на долгие годы были испорчены отношения с Советским Союзом. Руководители страны после Иосифа Сталина – Никита Хрущев и Леонид Брежнев – обвинялись китайским руководством в ревизионизме, то есть, искажении марксизма. В ходе пограничного конфликта вокруг острова Даманский на реке Уссури противоборствующие стороны и вовсе оказались на грани полномасштабной войны.

После смерти Мао в 1976 году в руководстве КПК достигла кульминации борьба между левыми радикалами и прагматиками во главе с Дэн Сяопином.

Два года спустя эта группа окончательно забрала власть в свои руки, начав масштабные экономические реформы. Китай стремился заинтересовать иностранных инвесторов и привлечь технологии, предлагая взамен дешевую рабочую силу в почти неограниченном размере. С течением времени система совершенствовалась. Появлялись «открытые порты» со значительной экономической свободой. Возникли и специальные «зоны технико-экономического развития» (ЗТЭР), которые должны были привлекать в страну наукоемкие технологии.

Китайские экономические успехи потрясали: только в Шэньчжене за 1980–1990-е промышленное производство выросло в 200 раз, население — почти в 1000 раз. Но экономическая либерализация, по мнению части китайского общества, должна была вести к либерализации политической. «Заводящей силой», как это часто случается в подобных ситуациях, выступила молодежь, в основе своей, студенчество.

К массовому выходу на улицы китайцев подтолкнуло известие о смерти бывшего генерального секретаря ЦК КПК Ху Якобана 15 апреля из-за сердечного приступа. Двумя годами ранее он был отправлен в отставку за призывы к «быстрой реформе» и почти нескрываемое презрение к «маоистским перегибам». Популярного партийного функционера обвинили в потворстве «буржуазной либерализации», а Дэн Сяопин тогда же возложил на него ответственность за студенческие протесты под демократическими лозунгами на рубеже 1986-1987 годов.

Свои надежды бунтующая китайская молодежь возлагала на нового генсека ЦК КПК Чжао Цзыяна, которого западная пресса называла «китайским Горбачевым».

Генсек действительно был настроен реформаторски не только по отношению к экономике, но и к политике. При нем началось определенное «смягчение нравов» в политической жизни, а в СМИ стали появляться осторожные критические статьи о совершенствовании политической системы.

События на площади Таньаньмэнь совпали по времени с визитом в КНР Михаила Горбачева: он стал первым советским лидером за 30 лет, посетившим соседнюю страну. К мероприятиям было приковано пристальное внимание США. За противостоянием Москвы и Пекина в Вашингтоне следили долгие годы. Именно это позволило Белому дому во время холодной войны использовать советско-китайские противоречия в своих целях и начать сближение с Пекином.

По мнению советского журналиста-международника Всеволода Овчинникова, входившего в группу подготовки визита Горбачева в Китай, главной причиной молодежных манифестаций были не права человека и демократические свободы, как утверждали западные СМИ, а негативные побочные последствия реформ, начатых Дэн Сяопином в 1979 году.

Из-за манифестаций на Таньаньмэнь официальную церемонию встречи советской делегации провели прямо на аэродроме. Китайские власти также делали все возможное, чтобы Горбачев и сопровождавшие его лица не встретились с демонстрантами.

«Мы ехали окраинными дорогами, объезжая центр города: центральные магистрали и площади оказались заполнены демонстрантами.

Студенты, как нам стало известно, готовы были оказать почести советскому лидеру, но пекинские власти не пошли на это. Возможно, они были не уверены, что смогут удержать ситуацию под контролем», — писал Горбачев в своей книге «Жизнь и реформы».

Член делегации, помощник и переводчик советского лидера Павел Палажченко вспоминал, что обстановка во время визита «была крайне напряженной»: «Когда мы уезжали, среди демонстрантов впервые появились лозунги против Дэн Сяопина», — рассказывал он «Газете.Ru».

Из первых рядов за бушующей площадью Тяньаньмэнь наблюдал нынешний президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, работавший в 1989 году в посольстве СССР в КНР.

«И, хотя буквально в ста метрах от парламента бушевало людское море, банкет все же прошел в спокойной дружественной обстановке», — рассказывал он об атмосфере во время визита Горбачева в своей книге «Преодоление».

С 27 апреля на главной пекинской площади, у ворот Запретного города китайских императоров был разбит палаточный городок, просуществовавший до начала июня. Часть демонстрантов объявила голодовку. Власти некоторое время не принимали никаких мер по очистке площади, но 20 мая в столице КНР было введено военное положение. 3 июня начался штурм Тяньаньмэнь. Первая волна была отбита. На баррикадах солдат встречали «коктейлями Молотова», камнями, атаковали их при помощи металлических палок.

В итоге Дэн Сяопин принял решение о вводе в Пекин для наведения порядка армейских подразделений. В ночь на 4 июня к площади Тяньаньмэнь подъехали танки, БТРы и бульдозеры. В половину второго ночи муниципалитет Пекина и штаб органов чрезвычайного положения издали экстренное уведомление с требованием ко всем студентам и другим гражданам покинуть площадь Тяньаньмэнь.

Если верить журналисту Овчинникову, непосредственно для противодействия митингующим танки не использовались:

«В кульминационный день 4 июня на Тяньаньмэнь не было никаких танков, которые якобы без разбора давили манифестантов.

Когда войска окружили площадь, там находилось несколько тысяч человек. Им предъявили ультиматум, после чего они практически без сопротивления разошлись».

В те же дни газета «Московские новости» писала о митинге китайских студентов, обучающихся в московских вузах. Молодые люди собрались у здания посольства КНР в СССР и выступили с осуждением методов, использовавшихся против студенческих демонстраций в Пекине.

Стреляли танки или нет, но военные восстановили контроль над территорией. Узнать, сколько людей погибло в бойне, невозможно: китайская сторона выдвигает число в 200 человек, оценки внешних наблюдателей доходят до 7 тыс. убитых. Сотни участников манифестации были брошены в тюрьмы, многие бежали в Гонконг. Международные источники расходятся в оценке жертв. Например, НАТО в своем докладе упоминало о 6 тыс. убитых гражданских и 1000 погибших военных, правозащитные организации заявляли о 1000 казненных после подавления беспорядков.