«Мы называем их НЛО»: что Роскосмос ищет в горах Армении

Российские астрономы ищут околоземный мусор в Армении

Что за «НЛО» ищут российские астрономы в горах Армении и как живет когда-то один из самых знаменитых научных центров Советского Союза, узнал корреспондент «Газеты.Ru», побывавший в Бюраканской обсерватории.

В 1973 году в Бюраканской астрофизической обсерватории в Армении, которая в советские времена была известна далеко за пределами СССР, была образована база для наблюдений за околоземным пространством. Основных целей этой базы, построенной в местности Сараванд, было две – отслеживание советских космических аппаратов, которые иногда терялись, и американских спутников-шпионов, орбиты которых было необходимо уточнять. Полученный тогда в Армении опыт контроля околоземного пространства помог при создании Оптико-электронного комплекса «Окно» в Таджикистане.

Наблюдательная база в Сараванде была весьма крупной, на ней использовались мощные компьютеры того времени. После распада СССР, когда в Армении начались «темные годы», знаменитую Бюраканскую обсерваторию силами ее сотрудников удалось сохранить, а вот наблюдения на Саравандской базе, которая ранее работала «под крышей» Красногорского механического завода, прекратились.

Сотрудничество армянских астрономов с российскими возобновилось в 2007 году,

когда бюраканскими инструментами заинтересовались сотрудники Института прикладной математики имени Келдыша, перед которыми вновь встала проблема отслеживания околоземного пространства.

А в 2011 году с российской стороной было достигнуто соглашение о строительстве на старом месте в Сараванде новой базы для наблюдения за околоземным пространством. Спустя два года в Армению из России были доставлены телескопы, с помощью которых в скором времени и начались наблюдения, — небольшие аппараты системы Ричи- Кретьена, обладающие широким полем зрения.

«До этого территория базы оставалась бесхозной — тут паслись коровы, не было ни воды, ни электричества — никто не верил, что база восстановится, — вспоминает руководитель совместного армяно-российского проекта Айк Арутюнян.

– И первым делом мы объявили местным жителям, что коров здесь больше не будет».

Тогда же было принято решение не селить командированных из России астрономов в вагончиках, а восстанавливать главное здание базы, стоявшее бесхозным с советских времен. Раньше в этом здании были размещены лаборатории, а сейчас некоторые комнаты переоборудованы и используются как гостиничные номера, кухня-столовая, зал для семинаров. «Комфорт наших гостей для нас — превыше всего», — говорит астроном, с гордостью показывая евроремонт комнат в новой гостинице «старого» корпуса.

АСПОС ОКП (автоматизированная система предупреждений об опасных ситуациях в околоземном космическом пространстве) — так называется проект, в рамках которого в интересах России собирают данные несколько станций слежения в Армении, Крыму, Абрау-Дюрсо, Кисловодске, Благовещенске, Уссурийске и даже в Бразилии. Наблюдения ведут специалисты российского «Астрономического центра» по заданию Роскосмоса. В Бюракане с российскими специалистами работают местные команды наблюдателей.

По подсчетам ученых, с начала космической эры было запущено порядка 35 тыс. спутников и в настоящее время вокруг Земли вращается 6-7 тысяч тонн металла — действующие и выведенные из эксплуатации спутники, а также обломки космических аппаратов и ракет.

«Помимо действующих спутников есть космический мусор, который чем дальше, тем все больше измельчается из-за соударений, — пояснила ученый секретарь обсерватории Елена Никогосян . — Наша задача состоит в том, чтобы отслеживать обломки и создавать базу данных. Но самое главное — находить утраченные после столкновения объекты».

Небольшие, быстро наводящиеся телескопы, изготовленные в России, один за другим снимают различные участки неба с экспозицией несколько секунд, после чего происходит сравнение снимка с картой неба.

«Изображения звезд и спутников на снимках сильно отличаются. Звезды из-за движения неба растягиваются в черточки. Спутники же, если мы двигаем телескоп в направлении их движения, выглядят, как точки. И если мы находим объект, который подходит под спутник, но его нет в системе, мы называем его НЛО, — поясняет Никогосян. –

Наши телескопы отслеживают объекты размерами до 10 сантиметров (16 звездной величины). К примеру, за 2017 год мы нашли 600 таких объектов».

По результативности среди всех станций проекта Сараванд занимает второе место – в первую очередь, благодаря хорошему астроклимату, ведь обсерватория находится на склоне горы Арагац, высочайшей в Армении.

За ночь удается отснять несколько тысяч снимков неба, чаще всего новые объекты за счет своего широкого поля находит 19-сантиметровый бинокулярный телескоп, после чего их пытаются рассмотреть с помощью более мощных инструментов. Отдельная задача — отслеживание только что запущенных спутников. «Если бывает запуск, не важно, российский или другой — нам дают траекторию, и мы обязательно ее снимаем, если есть погода», — говорит Никогосян.

В наблюдениях по российской программе участвуют и армянские студенты-астрономы. «Благодаря этому проекту наши молодые специалисты перестали подрабатывать в Ереване в ночных супермаркетах, им это гораздо ближе по специальности», — добавляет она.

Еще со времен основателя обсерватории, легендарного академика Виктора Амбарцумяна Бюраканскую обсерваторию отличает довольно направленная тематика исследований — нестабильные процессы во Вселенной, и именно эта область исследований принесла в свое время ей всемирную известность. Сотрудничество же с российскими астрономами дало возможность расширить тематику прикладными вопросами исследования Солнечной системы, такими как отслеживание околоземного пространства и астероидная опасность.

«Российское предложение оказалось очень кстати, ведь роль обсерватории весьма усиливается для общества, если так можно сказать, — признается директор обсерватории Арег Микаелян. — Ведь в обществе принято считать астрономию такой романтической, отвлеченной наукой. Сегодня космическая безопасность — одна из основных тем в оборонных системах многих стран и с точки зрения судьбы нашей планеты».

В настоящее время по российским задачам отслеживания околоземного пространства работают восемь молодых работников Бюраканской обсерватории. За счет российской стороны обеспечивается финансовая поддержка проекта, инфраструктуры и зарплата сотрудникам. Тут признают, что это очень выгодный для обсерватории контракт, позволяющий поднять зарплаты местным астрономам, задействованным в нем.

Сегодня многое напоминает в Бюракане о славных советских временах, когда название обсерватории было известно всему миру. Дух того времени сохранился в тихих безлюдных тропинках, бьющих фонтанчиках (их армянское название «пулпулак» происходит от звука журчания воды — «пул-пул») и в аскетичном убранстве гостиницы, где селятся ученые и туристы. Наконец, в доме-музее основателя обсерватории, астронома Виктора Амбарцумяна, имя которого здесь почитают и помнят.

Бродя по этим тропинкам или сидя на балконе гостиницы, можно представить себе атмосферу 1971 года, когда здесь проходила советско-американская конференция по внеземным цивилизациям, в которой принимали участие светила советской астрофизики, нобелевские лауреаты, в том числе открывший структуру ДНК Фрэнсис Крик,

и другие маститые иностранные ученые — Карл Саган, Филип Моррисон, Фрэнк Дрэйк.

Сумевшая выжить в тяжелые годы после развала СССР обсерватория, конечно, былых звезд с неба не хватает, но сегодня сохраняет свой потенциал и продолжает наблюдения, участвуя в различных международных проектах. По таким проектам работает гордость астрономов — построенный в 1976 году 2,6-метровый телескоп, близнец которого, телескоп Шайна, находится в Крымской астрофизической обсерватории РАН.

Кстати, в алюминировании главного зеркала этого телескопа несколько лет назад принимали участие крымские специалисты. Деньги на его восстановление астрономы получили, когда Бюраканская обсерватория получила статус национального достояния Армении. А в 2015 году решением Международного астрономического союза Бюраканская обсерватория признана региональным астрономическим центром.

О дальнейшей судьбе 2,6-метрового телескопа сейчас задумываются в обсерватории. «Мы начали разрабатывать стратегию использования этого телескопа, ведь инструмент хороший, но аппаратура для наблюдений у нас посредственная. На нашей долготе в мире мало аналогичных телескопов — большинство в западном полушарии — Гавайи, Чили. То есть, когда тут ночь, там — день. И есть много переменных объектов, в том числе гамма-всплески, которые нужно наблюдать в определенное время.

Поэтому мы можем стать частью хорошей международной программы», — говорит директор обсерватории.

На особое отношение новых властей Армении в обсерватории возлагают надежды отчасти потому, что президент Армен Саркисян — сам в прошлом астрофизик-теоретик и в советские годы часто бывал здесь.

Сегодня о том, что на дворе не 70-е годы, а XXI век, напоминают лишь иномарки, а не «Волги» на парковке обсерватории, современные компьютеры в кабинетах ученых да изящный макет летающей тарелки, не так давно появившийся у южных ворот и создающий особую атмосферу этого места. Именно тут обожал прогуливаться советский астроном Иосиф Шкловский и любоваться открывающимися видами Арарата.

«Проснулся я, как обычно, на рассвете и подошел к своему любимому месту у южных каменных ворот обсерватории. С этого места лучше всего по утрам любоваться Араратом. Сколько я ни бывал в Бюракане, всегда наслаждался этим неописуемой красоты зрелищем», — вспоминал он о своих днях, проведенных в Бюракане.