«Маковое дело»: химик пострадала за научное мнение

Присяжные по «маковому делу» вынесли вердикт в отношении Ольги Зелениной

Суд оправдал фигурантку «макового дела» — Ольгу Зеленину, обвинявшуюся в превышении должностных полномочий и контрабанде наркотиков в Россию. С чего началось резонансное расследование и кто от него пострадал, вспоминает «Газета.Ru».

Брянский областной суд оправдал кандидата сельскохозяйственных наук Ольгу Зеленину, проходившую фигуранткой «макового дела» — она якобы пособничала преступной группировке, провозившей в Россию наркотический мак. Об этом Зеленина сообщила на своей странице в Facebook. Официального подтверждения эта информация пока не получила.

«После 6 лет 5 месяцев и 5 дней уголовного преследования это свершилось. Коллегия присяжных заседателей Брянского областного суда, руководствуясь законом, совестью и жизненным опытом, ответила «НЕТ. НЕ ДОКАЗАНО» на вопрос о доказанности превышения должностных полномочий», — написала она.

Оправдательные приговоры по делу, продлившемуся более 6 лет, получили еще пятеро подсудимых.

В 2010 году российский предприниматель Сергей Шилов, один из крупнейших импортеров мака, ввез в Россию через Брянскую таможню 42 тонны кондитерского мака, который он закупил в Испании. Эти поставки привлекли внимание ФСКН, обнаружившей в пробах партии 0,00069% и 0,00049% наркотических веществ морфина и кодеина соответственно. Сотрудники ФСКН подсчитали, что всего партия содержала 295 граммов морфина и 205 граммов кодеина.

В 2011 году Шилов обратился в Пензенский НИИ сельского хозяйства, ведущую научную организацию в вопросах селекции мака, с вопросом о том, можно ли из кондитерского мака получить маковую соломку.

Подготовить ответ руководство института поручило Ольге Зелениной, эксперту в области изучения мака и конопли.

Зеленина подготовила письмо, в котором сообщала, что на семенах мака всегда обнаруживаются алкалоиды опия, но количество их настолько ничтожно, что пищевой мак нельзя использовать как сырье для изготовления наркотиков. Директор института это письмо подписал. Уголовное дело, впрочем, было прекращено еще до того, как Шилов предоставил заключение в ФСКН.

В 2012 году история получила продолжение — на складе Шилова в Пушкине были найдены почти 200 тонн мака с аналогичными примесями. Против Шилова было возбуждено новое дело и открыто старое — он обвинялся в контрабанде наркотического мака. Зеленину признали его сообщницей. Их обоих арестовали.

28 сентября 2012 года два дела в отношении Зелениной о пособничестве в контрабанде и приготовлении к сбыту наркотиков в составе организованной группы и о превышении должностных полномочий были объединены. В ноябре обвинение Зелениной было переквалифицировано с пособничества контрабанде и сбыту наркотиков на участие в организованном преступном сообществе, в итоговой версии она обвинялась по ч. 5 ст. 33 (пособничество в совершении преступления), ч. 2 ст. 210 (участие в преступной организации), ч. 1 ст. 286 (превышение должностных полномочий) УК РФ.

Зеленину позже оставили под подпиской о невыезде, но не в Пензенской области, а в Москве.

Отпустить под подписку о невыезде Зеленину в качестве поручителей просили десятки ее коллег и знакомых, а также глава Института прав человека Валентин Гефтер, уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин и президент РАН Александр Сергеев. Пока женщина находилась в СИЗО, она страдала от стенокардии, пиелонефрита, ишемической болезни сердца. Зелениной приходилось вызывать «скорую» прямо в суд.

Только через несколько лет суд разрешил ей вернуться домой и продолжить работу.

В НИИ ее понизили в должности и урезали зарплату.

Позиция обвинения, которую огласил руководитель Следственного департамента ФСКН Сергея Яковлев, состояла в том, что из засоренного наркотиками мака разовые дозы могут быть легко получены в кустарных условиях, а в партии мака, ввезенной Шиловым, содержались морфин, кодеин и тебаин, достаточные для приготовления 210 тыс. разовых доз. Зеленина, по утверждению Яковлева, знала, что мак идет на продажу наркопотребителям, подготовила письмо с искаженными выводами и отправила его от имени НИИ с превышением своих полномочий.

Вслед за Сергеем Шиловым под обвинение попали его брат Владимир Шилов, сын Роман Шилов, который помогал отцу в делах; хозяева бакалейных компаний Теплов, Котенков и Сукиасьян, которые торговали шиловским маком наряду с иной бакалеей, кладовщик Спирин, а также несколько ларечников из разных городов России. Всех их следствие объединило в преступное сообщество — всего 13 человек. 11 из них отсидели на этапе следствия, кто-то — 4 года.

Трем продавцам из Нижнекамска в вину вменили покушение на сбыт 22 граммов маковой соломки, «замаскированной» в 750 килограммах пищевого мака.

На протяжении следующих лет дело несколько раз возвращалось в прокуратуру для устранения нарушений, но обвинительное заключение оставалось таким же. В середине 2016 года дело поступило в Брянский областной суд в третий раз.

«По одному эпизоду в вину Зелениной вменялась подготовка письма, содержащего, с точки зрения следователя ФСКН, лженаучные сведения о безопасности пищевого мака при употреблении в пищу.

Это письмо подписано директором института. По второму эпизоду ее обвиняли в том, что следователь ФСКН допросил ее в качестве специалиста, и она высказала и обосновала свое научное мнение в области пищевого мака», — рассказал адвокат Евгений Губин.

К этому моменту уже давно была упразднена сама антинаркотическая служба. В деле же, как подсчитала «Новая газета», набралось более 1600 томов, которые весили около 4 тонн.

В 2018 году обвинение в пособничестве Зелениной было снято. Если бы этого не произошло, женщине грозило бы 15 лет тюрьмы.

Наконец, 20 декабря 2018 года в Брянском областном суде состоялось слушание по «маковому делу», на котором присяжные оправдали Зеленину и еще четверых фигурантов дела, московских ларечников Рафика Симоняна и Армена Карапетяна, торговцев из Нижнекамска Абдурахмона Эшонова и Озода Исоева, бакалейщика Сукисьяна.

О судьбе Шиловых и оставшихся фигурантов дела пока ничего не известно. Брянский суд не успел в четверг огласить все вердикты.