«Молитесь за меня»: как в Кремле сожгли Фанни Каплан

100 лет назад в Кремле была застрелена и сожжена Фанни Каплан

Террористка Фанни Каплан, известная по неудачному покушению на главу первого советского правительства Владимира Ленина, сто лет назад была без суда казнена на территории московского Кремля. Девушку застрелили в затылок, а труп затем облили бензином и сожгли в железной бочке. При виде горящего тела стало плохо добровольному участнику экзекуции поэту Демьяну Бедному.

Сто лет назад на территории московского Кремля состоялась казнь Фанни Каплан – 28-летней девушки, которая, по версии советской ВЧК, четырьмя днями ранее стреляла в председателя правительства Владимира Ленина.

По делу о покушении на вождя мирового пролетариата не было проведено полноценное следствие, не говоря уже о выполнении положенных судебных мероприятий. Фактически расстрел Каплан произвели по устному распоряжению главы ВЦИК Якова Свердлова. Явная спешка в применении высшей меры по отношению к преступнице породила массу конспирологических версий. Ряд исследователей вопроса всерьез утверждает, что на самом деле Каплан осталась жива (якобы ее лично помиловал пришедший в себя после ранений Ленин) и остаток жизни провела в лагерях, где родила дочку.

Достоверно о случившемся 30 августа 1918 года на заводе Михельсона в Замоскворецком районе столицы известно немногое.

Неопровержимым фактом являются три выстрела в Ленина из браунинга. Одна пуля поразила женщину, беседовавшую с политиком после митинга, еще две «достались» самому Ильичу.

А вот личность стрелка традиционно вызывала расхождения. Роль исполнителя приписывали состоявшему в боевой группе эсеров рабочему Новикову, который действительно находился в тот момент на заводе, переодетый в матросскую форму, и даже личному шоферу потерпевшего Гилю. Сегодняшняя Генпрокуратура России, впрочем, настаивает на официальной трактовке событий столетней давности.

Как бы то ни было, уже через несколько минут после выстрелов Каплан была задержана помощником военного комиссара 5-й Московской Советской пехотной дивизии Батулиным и вскоре конвоирована в Замоскворецкий комиссариат. На первом допросе подозреваемая отвергла причастность к движению эсеров, однако призналась в атаке на Ленина.

«Я – Фанни Ефимовна Каплан. Под этим именем отбывала каторгу в Акатуе. На каторге пробыла 11 лет. Сегодня я стреляла в Ленина.

Я стреляла по собственному побуждению. Я считаю его предателем революции.

Ни к какой партии не принадлежу, но считаю себя социалисткой», — такие показания дала девушка, известная прежде по неудачной подготовке покушения на киевского генерал-губернатора Владимира Сухомлинова в 1906 году.

Последствия тяжелых травм, полученных в результате провала операции, привели к серьезным проблемам с глазами. Однако в 1918-м Каплан вряд ли была слепая: уровень зрения, которое, к тому же, частично восстановилось после лечения в Харькове, позволял ей видеть цель при дневном свете.

Итак, после начальных следственных процедур террористку перевезли в штаб-квартиру ВЧК на Лубянке, где около полуночи нарком юстиции Дмитрий Курский провел новый допрос.

На следующий день при участии ликвидатора царской семьи Якова Юровского состоялась инсценировка покушения, где Каплан «сыграл» видный большевик Виктор Кингисепп. Сама виновница последние часы своей жизни провела в кремлевском подвале под охраной преданных партии и лично Ленину латышских стрелков. В условиях войны и всеобщей неразберихи власти опасались попытки отбить или похитить Каплан, а также расправы над ней со стороны кого-то из часовых.

О случившемся дальше широкой общественности известно со слов тогдашнего коменданта Кремля Павла Малькова, который подробно описал казнь Каплан в своих мемуарах, вышедших уже после отсидки и реабилитации автора в 1950-х годах.

«Комната под Детской половиной Большого дворца, куда поместили Каплан, была просторная, высокая, — вспоминал большевик. — Забранное решеткой окно находилось метрах в трех-четырех от пола. Возле двери и против окна я установил посты, строго наказав часовым не спускать глаз с заключенной. Часовых я отобрал лично, только коммунистов, и каждого сам лично проинструктировал».

Решение Свердлова о казни Малькову передал член ВЦИК Варлам Аванесов. Местом экзекуции был выбран двор 1-го авто-боевого отряда при ВЦИК за аркой девятого корпуса. Под шум заведенных моторов в 16:00 приговор привел в исполнение сам кремлевский комендант. Смерть Каплан наступила в результате выстрела в затылок с близкого расстояния. При расстреле присутствовал пролетарский поэт Демьян Бедный. Житель Кремля, он пришел посмотреть на казнь «ради творческого вдохновения».

После убийства труп Каплан затолкали в железную бочку из-под смолы, облили бензином и сожгли. Впоследствии Бедный с содроганием вспоминал, как его стало рвать при запахе горелого человеческого мяса.

«Возмездие свершилось, — писал Мальков. — Приговор был исполнен. Исполнил его я, член партии большевиков, матрос Балтийского флота, комендант московского Кремля, — собственноручно. И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда…»

4 сентября «Известия» опубликовали короткое сообщение о прошедшей казни. Однако скудность информации, недоверие к обоим свидетелям, а также необычный способ избавления от тела породили мифы о чудесном спасении девушки. В последующие десятилетия постоянно объявлялись свидетели, которые якобы встречали Каплан то на Соловках, то в Верхнеуральской тюрьме и Свердловском централе. В 1930-е очевидцы «заставали» постаревшую преступницу за игрой в мяч и вязанием чулков, прослушиванием репродуктора или чтением газеты...

Однажды за террористку будто бы приняли Полину Жемчужину, опальную супругу главы МИД Вячеслава Молотова.

Определенную популярность имела версия о выходе Каплан на свободу в конце мая 1945-го и ее смерти по естественным причинам полтора года спустя.

Важным доводом в пользу «спасения» Каплан от казни являлось заявление прокурора отдела по надзору за местами заключения Челябинской области Иосифа Наумова. Якобы ему об этом «по секрету» шепнул отец: покусительнице на Ленина по приказу самого Ильича назначили не «вышку», а «лишь» пожизненный срок. Отец прокурора ссылался на связи с большими людьми партии... Наумов-младший настаивал, что Каплан содержалась в лучших камерах со столом и стулом.

В 2004 году издание «Факты» опубликовало интервью с жителем украинского Ровно Петром Вовчиком, который называл себя внуком сестры Фанни Каплан.

Пожилой мужчина утверждал, что его родственница никогда не стреляла в Ленина, а в 1936 году передала через освободившегося солагерника короткую весточку: «Я жива, здорова, не виновата. Молитесь за меня».

Если верить Вовчику, он лично встречался с человеком, который видел Каплан вместе с девочкой-подростком незадолго до начала Великой отечественной войны – на вокзале во время этапа. Еще одна женщина, сидевшая с Каплан, называла ее потомку другое время и место смерти Фанни – 1955 год, одна из тюрем Москвы...