«Эффективность никакая»: зачем «Роскосмосу» посадки

Эксперты сомневаются в успехе многоразовых ракет «Роскосмоса»

Эксперты критикуют план «Роскосмоса» возвращать ракеты самолетным способом, который накануне предложил сын Дмитрия Рогозина. Есть ли перспективы таких ракет в России, и даст ли наша страна ответ Илону Маску, разбиралась «Газета.Ru».

Слова генерального директора ПАО «Ил» Алексея Рогозина, сына главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, прозвучавшие накануне на авиационном форуме в Ульяновске, вновь заставили поднять тему многоразовых ракет в отечественной космонавтике, о которых все чаще говорят на фоне успехов американского миллиардера Илона Маска.

Реклама

«Это то решение, которое мы реализуем на уровне аванпроекта. Сдали эту работу в «Роскосмос», — передает слова Рогозина-младшего «Интерфакс». — Это подход к тому, как может осуществляться возвращаемая эксплуатация первых ступеней ракет-носителей».

При этом он сделал непривычный для российских чиновников реверанс в сторону Маска, назвав его решения по вертикальной посадке возвращаемых ракет «абсолютно прорывными». Как известно, ранее руководство «Роскосмоса», включая его бывшего главу Игоря Комарова,

старалось не произносить фамилию Маска, когда речь заходила о его разработках.

«У нас на морскую платформу садиться некуда. «Роскосмос» совместно с Фондом перспективных исследований поставил задачу, как сделать так, чтобы посадка была самолетного типа», — пояснил Рогозин, имея в виду способ посадки ракет SpaceX на специальную платформу в океане.

В начале июня сообщалось, что в рамках совместного проекта ФПИ, корпорации «Роскосмос» и Объединенной авиастроительной корпорации завершен аванпроект возвращаемого ракетного блока многоразовой ракетно-космической системы сверхлегкого класса. Система предназначена для вывода на солнечно-синхронную орбиту полезной нагрузки массой до 600 килограммов.

Тема возвращаемых космических систем не нова для российской космонавтики. Стоит вспомнить проект «Спираль», который разрабатывался в ОКБ Микояна в 1966 году, или развитие проекта «Буран» — Многоразовую авиационно-космическую систему (МАКС), которая предполагала воздушный старт космического ракетоплана вместе с топливным баком с борта тяжелого самолета-носителя Ан-225 «Мрия».

Наконец, упомянутый Рогозиным проект стал развитием технологического задела многоразового ускорителя «Байкал», который предполагалось использовать в качестве первой ступени ракеты-носителя «Ангара».

Александр Железняков, академик российской академии космонавтики недоумевает, почему разработку возвращаемой системы «Роскосмос» доверил именно фирме Ильюшина, которую Алексей Рогозин возглавил в апреле 2017 года. «В свое время такими системами занимался и Туполев, и Мясищев и Микоян.

Почему доверили ильюшинцам – непонятно».

Эксперт напомнил, что дороговизна и сложность реализации предложенной системы была понятна специалистам еще в 80-е годы, когда первые проработки этой темы были сделаны в рамках программы «Буран». Тогда для возвращения боковых ускорителей также помимо парашютного рассматривался способ их посадки по-самолетному.

По словам эксперта, популяризатора космоса, Виталия Егорова, в СССР и России все подобные проекты делались не ради экономической эффективности, а для набора опыта, и ради самой «многоразовости». «То, что мы сейчас слышим – это попытка предприятий использовать Маска для лоббирования своих проектов. А у «Ильюшина» сейчас есть более эффективный инструмент для лоббирования своего крылатого проекта, поэтому мы сейчас о нем и слышим —

сын Рогозина теперь может лоббировать свой интерес активнее конкурентов, того же Хруничева или Мясищева, — считает эксперт.

– Ведь если бы «Роскосмос» действительно хотел конкурировать с Маском, он бы двигал «Протоны», самые дешевые ракеты, для которых не нужны миллиардные инвестиции, в отличие от возвращаемой ступени».

Поэтому, считает он, если какие-то работы по возвращаемым системам и будут вестись в России, то только с пропагандистскими целями, чтобы показать – «мы сами можем, сами с усами».

Можно, но не нужно

Сообщив о готовности аванпроекта, сам Рогозин признал, что создать подобную систему в России в настоящее время – неподъемная задача. «Создать это как объект практически невозможно, просто взять и начать проектировать такую систему — это как создать новый «Буран», вся страна сейчас должна начать этим заниматься, это очень дорого и не та степень актуальности», — отметил он.

По мнению Егорова, вариант Маска с вертикальным возвращением ракет на «ноги» оптимален по сравнению с парашютными и «самолетными» системами. «Ноги требуют минимальной массы и доработки, чем остальные варианты. Посадить по-самолетному можно. Сэкономить на этом – нельзя», — считает он. – Ни один из подрядчиков «Роскосмоса» не заинтересован в том, чтобы сделать свою продукцию дешевле.

Ведь платит государство, и чем больше оно платит, тем исполнителю лучше».

«Кроме слов про удешевление пусков я пока реальных дел не видел. Тут надо не только декларировать и предлагать технические решения, но в первую очередь менять организацию производства, — рассуждает Железняков. – Чем берет Маск? Тем, что его изделия делает гораздо меньше людей с гораздо меньшими накладными расходами. Мы пока по этому пути не идем – оставляем накладные расходы прежними, и пытаемся уменьшить стоимость труда разработчиков и конструкторов».

Однако Железняков уверен, что, несмотря на сложности, за многоразовыми системами – будущее мировой космонавтики.

Отсутствие моря для посадки ступени на платформу в России в качестве причины отказа от вертикальной посадки Егоров называет «сказкой», ведь Маск успешно сажает свои ступени и на землю.

«Отсутствие моря для посадки – просто отговорка. У нас для посадки есть прекрасная казахская пустыня – бетонируй площадку и сажай ракету. Вообще никаких проблем нет, — это выдумка, чтобы обосновать крылатую схему, которую ильюшинцам делать интереснее. Причем экономическая эффективность этого никакая», — добавил он.

По его мнению, перспективы возвращаемых систем есть в России только у частных компаний. «S7 наверное – единственные, у кого есть реальный мотив сделать ракету, конкурирующую с Falcon 9», — предполагает Егоров.