Пенсионный советник

«Роскосмос» занимается ракетами или судебными исками?»

«Роскосмос» завалил ученых судебными исками

Генеральный директор Федерального космического агентства «Роскосмос» Игорь Комаров у... Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Генеральный директор Федерального космического агентства «Роскосмос» Игорь Комаров у спускаемого аппарата «Восток-1» космонавта Юрия Гагарина

Пока Маск запускает свои ракеты, «Роскосмос» заваливает исками собственных ученых и частных подрядчиков. Почему госкорпорация осваивает новую для себя сферу, заставляя ученых ходить по судам, и к чему это приводит, в День космонавтики выясняла «Газета.Ru».

30 марта 2017 года две новости на космическую тему стали обсуждаемыми в России и мире. Первая — исторический запуск Илоном Маском ракеты, в конструкции которой использована уже слетавшая в космос ступень. Вторая — «Роскосмос» устами гендиректора НПО «Энергомаш» Игоря Арбузова фактически признал,

что все собранные к настоящему времени двигатели ракеты «Протон» (71 штука) требуют переборки.

Ею в ближайшие два года и займется Воронежский механический завод, где при сборке использовались неликвидные компоненты. Ранее детальный анализ выявил применение в производстве припоя, не соответствующего конструкторской документации. Вместо штатного был применен другой, более дорогостоящий припой с содержанием драгметалла.

И если первая новость породила восторженные комментарии о начале новой эры «многоразовой» космонавтики, когда повторное использование ракет-носителей в разы снизит себестоимость запусков, то вторая показала, в каком состоянии российская космонавтика встречает 56-й день рождения.

Впрочем, в эти же дни российский космос не раз становился источником невеселых новостей. Стало известно, что запуск российского многофункционального лабораторного модуля (МЛМ) «Наука» к Международной космической станции (МКС), запланированный на конец 2017 года, могут отменить из-за вновь обнаруженного засорения в топливной системе и неисправности.

Модуль, который начал создавать в 1995 году на собственные средства Космический центр имени Хруничева, планировалось запустить еще в 2007 году, однако запуск откладывался по разным причинам. И, наконец, своеобразным ответом на успех американской частной космонавтики стало известие о том, что «Роскосмос» подал иск к собственному частному подрядчику — космической компании Dauria Aerospace.

Название именно этой компании часто звучит, когда речь заходит об успешных примерах сотрудничества «Роскосмоса» с космическими «частниками». Так, компания уже запустила в сотрудничестве с «Роскосмосом» три спутника, запуск еще двух откладывается с 2015 года. И вот теперь «неустойку за нарушение сроков исполнения обязательств»

по этим двум спутникам «Роскосмос» оценил в 16,5 млн рублей и намерен их взыскать с компании.

«Не буду комментировать суд. Но хочу обратить внимание на несколько моментов. Первое — спутники изготовлены. Мы должны были их запустить в 2015 году и в 2015-м завершили все наземные испытания. С того времени ждем ракету, которую, по условиям контракта, предоставляет заказчик. В июле этого года, надеемся стартануть вместе с «Канопус В-ИК», — пояснил «Газете.Ru» гендиректор российского подразделения компании Сергей Иванов. — У «Даурии» нет незакрытых обязательств перед «Роскосмосом». Мы отчитались за все этапы по контракту, за исключением летных испытаний. Спутники получились крайне интересными. Это одни из первых аппаратов ДЗЗ в мире, сделанных на платформе 6U CubeSat».

Практику подачи исков к собственным подрядчикам — разработчикам космической техники и научным институтам — «Роскосмос» начал еще в 2015 году. Ранее «Газета.Ru» рассказывала, как госкорпорация проиграла иск к собственным ученым из Института космических исследований РАН. Специалисты ИКИ проектируют и собирают приборы для международных космических миссий, в которых участвует Россия.

Тогда иск был подан за срыв сроков работ, случившийся не по вине ученых, а по вине самого «Роскосмоса», — с этим и согласился неоднократно Арбитражный суд, встав на сторону ответчика.

По словам источников в отрасли, подобные ситуации стали происходить вскоре после перехода «Роскосмоса» в статус госкорпорации, когда для ее «эффективных менеджеров» главной задачей стало строгое выполнение контрактных обязательств, предусмотренных 44-м ФЗ. «Раньше там сидели толковые управленцы, готовые взять вопрос на себя. Начальник мог написать — в связи с такими-то обстоятельствами по такому-то контракту отчитываться без применения штрафных санкций», — пояснил тогда источник, давно знакомый с работой «Роскосмоса».

Инициатива подачи таких исков исходила от одного из таких менеджеров — директора департамента контрактно-договорной работы «Роскосмоса» Екатерины Тормозовой. В феврале 2017 года Тормозова пошла на повышение и заняла пост уже исполнительного директора по контрактно-договорной работе госкорпорации.

Как выяснила «Газета.Ru», увеличился и поток исковых заявлений «Роскосмоса» к своим ученым и организациям отрасли.

Так, по данным картотеки Арбитражного суда, в настоящее время «Роскосмос» судится с

— НПО им. С.А. Лавочкина
— ГКНПЦ им. М.В. Хруничева
— РКК «Энергия»
— НИИ Точных приборов
— НПО машиностроения
— Корпорация «ВНИИЭМ»
— ФГУП «ЦЭНКИ»

И с множеством других организаций, в числе которых оказались даже МГУ, Физический институт имени Лебедева РАН и снова ИКИ РАН, к которым предъявлены многомиллионные иски.

По оценкам экспертов, с 2015 года общая сумма однотипных исков, большей частью возникших из-за просрочки сроков сдачи работ, превысила 18,5 млрд рублей.

О том, насколько обоснованны эти иски, можно судить по сумме удовлетворенных требований — всего порядка 439 млн рублей.

При этом поток исковых заявлений резко усилился в последние месяцы и достиг пика в первых числах апреля. Так, если в 2016 году было подано 24 исковых заявления, то за три первых месяца 2017-го — уже 56.

А на сам День космонавтики намечены два слушания — к АО «Российские космические системы» и к НПО Лавочкина. Причем подавляющее большинство исков поданы по формальным обстоятельствам, связанным с просрочкой выполнения каких-либо работ.

«Порядка 90% исков «Роскосмоса» к организациям космической промышленности и научным организациям — неустойки по просрочке контрактов, — пояснил источник, знакомый с ситуацией. — Основными ответчиками являются «Энергия», ГКНПЦ им. М.В. Хруничева и НПО Лавочкина. На эти же организации приходится и львиная доля затребованных сумм».

Однако в отличие от крупных промышленных предприятий и самого «Роскосмоса», имеющих мощные юридические службы, подобные иски представляют огромную головную боль для институтов, в которых создаются космические приборы. Несмотря на то что большинство своих исков «Роскосмос» проигрывает, ученые вместо научной работы должны отвлекаться на судебные дела, тратить немалые деньги на адвокатов,

причем суммы самих исков для институтов порой оказываются действительно космическими.

Абсурдной для ученых выглядит иск «Роскосмоса» к ФИАНу (Физический институт) по поводу работ, выполненных еще в 2011 году по созданию уникального и действующего до сих пор космического радиотелескопа «Радиоастрон». «У нас два иска на сумму под 50 млн рублей. Это очень немалые деньги: если суды мы не выиграем, для нас это будет катастрофа, у нас таких денег просто нет. Кроме того, работы по всем договорам мы исполнили, и все акты подписаны. Иногда речь идет о просрочке всего в один-два дня, но за эти годы они насчитывают свои пени, — пояснил «Газете.Ru» директор ФИАНа Николай Колачевский.

— Для нас это морока: на нашу прибыль мы вынуждены нанимать адвокатов, которые будут представлять наши интересы».

Ученые недовольны тем, что проблемы, которые создает им головная организация, возникают на фоне общего резкого уменьшения финансирования космической науки. «Если в среднем по Федеральной космической программе секвестр был на уровне 10–15%, то по фундаментальной, научной части он составил 35%. И если мы перестаем финансировать фундаментальную науку,

то за 10 лет мы вылетим из обоймы и можем безнадежно отстать — это совершенно очевидно», — уверен Колачевский.

Общее сокращение финансирования, по его мнению, уже заставило отложить на много лет запуск перспективных космических миссий, таких как «Миллиметрон», «Гамма-400», солнечной обсерватории «АРКА» и других проектов.

«На фоне новостей о двигателях «Протона» и модуля МКС, у которого обнаружились гигантские проблемы, возникает вопрос: «Роскосмос» занимается ракетами или судебными исками?» — сказал «Газете.Ru» представитель одной из научных организаций, на которую подан иск.

Источники в отрасли говорят, что на апрель придется максимальное число поданных в этом году исков. «Их требования однотипные.

У «Роскосмоса» очень простая позиция: мы даем только деньги, а все остальное нас не интересует.

Самое страшное, что ранее там принимали решения по продлению сроков, если «Роскосмос» понимал, что вина исполнителя отсутствует. А сегодня там от этих документов отказываются и говорят, что все это подписывало прежнее руководство, — пояснил эксперт, знакомый с ситуацией. — У них есть план, и Тормозова пишет иски по всем контрактам, в которых есть формальное нарушение сроков».

В «Роскосмосе» не смогли предоставить оперативный комментарий относительно сложившейся ситуации. Неофициально в госкорпорации подтверждают, что вынуждены подавать иски по формальным нарушениям во избежание проблем при будущих проверках.