Пенсионный советник

«Пусть все умрут, но мы должны продержаться»

200 лет назад Наполеон проиграл битву при Ватерлоо

Владимир Гелаев 18.06.2015, 14:11
Wikimedia Commons

18 июня 1815 года поражением в битве при Ватерлоо завершились «Сто дней» Наполеона Бонапарта. Как легендарный полководец проиграл в последний раз, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

От побега к триумфу

Бежавший с острова Эльба в феврале 1815 года Наполеон решил во что бы то ни стало вернуть себе престол. Высадившийся во Франции Бонапарт начал активно искать поддержки среди крестьянства и военных. Помимо всего прочего, он активно занимался распространением пропагандистских листовок, в которых заявлял о своем возвращении и намерении бороться за престол до последнего.

Большинство городов Наполеону сдавались без боя, а их жители вместе с гарнизонами целиком и полностью переходили на сторону Бонапарта. Чаще всего это происходило мгновенно, иногда горожанам и охраняющим их военным требовалось время на раздумье.

Показателен случай с Греноблем, жители которого сначала не захотели пускать свергнутого императора и запросили подкрепления.

«Друзья, не стреляйте! — кричали кавалеристы. — Вот император!» Батальон остановился. Тогда Наполеон подошел вплотную к солдатам, которые замерли с ружьями наперевес, не спуская глаз с приближавшейся к ним твердым шагом одинокой фигуры в сером сюртуке и треугольной шляпе: «Солдаты пятого полка! — раздалось среди мертвой тишины. — Вы меня узнаете?» — «Да, да, да!» — кричали из рядов.

Наполеон расстегнул сюртук и раскрыл грудь: «Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Стреляйте!» Очевидцы до конца дней своих не могли забыть тех громовых радостных криков, с которыми солдаты, расстроив фронт, бросились к Наполеону. Солдаты окружили его тесной толпой, целовали его руки, его колени, плакали от восторга и вели себя как бы в припадке массового помешательства. С трудом их можно было успокоить, построить в ряды и повести на Гренобль», — рассказывал в биографии Наполеона академик Евгений Тарле.

После этого случая все войска, которые прислали для защиты Гренобля, перешли на сторону Бонапарта. Его возвращение явилось поистине триумфальным — за войском Наполеона, шедшим на Лион — второй после Парижа город, повсюду следовали крестьяне, прославлявшие императора и его армию. Казалось, что такими темпами вскоре будет взята и столица. Известия о высадке Наполеона появились в газетах лишь 7 марта, а уже на следующий день войска, города и провинции начинали переходить на сторону Бонапарта. Лион был взят без боя, а войско Наполеона составляло уже 18 тыс. человек.

Людовик XVIII нашел единственное средство борьбы с Наполеоном — поставил против него маршала Нея, некогда бывшего фаворитом Бонапарта и получившего прозвище «храбрейший из храбрейших».

Но и маршал, долго сомневавшийся, вернулся на сторону своего императора, бросив Бурбонов, которые в очередной раз бежали — произошло это 19 марта. На следующий день Наполеон вступил в Париж.

«Я нашел всюду ту же ненависть к попам и дворянству, и притом такую же сильную, как в начале революции», — вспоминал впоследствии Бонапарт, за 19 дней сумевший добраться до столицы и занять ее. Для того чтобы сохранить свою власть, он даже провел либеральные реформы и представил на всенародное голосование проект новой конституции, который был принят 25 мая.

Последний бой

Пока Наполеон занимался устройством Франции и закреплением собственной власти посредством либеральных уступок, к Франции устремились войска европейской коалиции, для которых возвращение Бонапарта было сюрпризом крайне неприятным.

«Из 198 тысяч, которыми располагал Наполеон, более трети было разбросано по разным местам страны. У императора для предстоящей кампании было непосредственно в руках около 128 тысяч при 344 орудиях в составе гвардии, пяти армейских корпусов и резерва кавалерии. Кроме того, имелась чрезвычайная армия в 200 тысяч человек, из которых половина не обмундированных, а третья часть не была вооружена», --писал академик Евгений Тарле.

Несмотря на более чем скромные силы, Бонапарт решил, что единственный шанс выиграть в борьбе с европейскими державами — уничтожить их армии по отдельности. 14 июня Наполеон начал кампанию вторжением в Бельгию, намереваясь разгромить прусскую армию под командованием фельдмаршала Гебхарда Леберехта фон Блюхера.

Продвижение Наполеона осложнилось предательством генерала Бурмона, который бежал к Блюхеру. К слову, прусский военачальник принять предателя отказался, заявив, что предатели хуже собачьего дерьма.

16 июня Наполеон все-таки разгромил прусские войска, а на следующий день решил дать своей армии отдохнуть. 18 июня состоялось легендарное сражение при Ватерлоо.

К исходу дня 17 июня Наполеон подошел со своими войсками к плато Мон-Сен-Жан, южнее деревни Ватерлоо, и увидел британскую армию. К тому моменту у Бонапарта было приблизительно 72 тыс. человек, а у британского фельдмаршала Артура Уэлсли, 1-го герцога Веллингтона, — 70 тыс.

Они ждали подкреплений. Французы — маршала Груши, у которого было порядка 33 тыс. человек, а британцы — Блюхера с 80 тыс. пруссаков.

Началу битвы до прибытия подкреплений помешал дождь, разрыхливший землю и мешавший развертыванию кавалерии. Наполеон же провел последний в своей жизни смотр армии, а в 11 утра все-таки решился начать битву. Бонапарту почти удалось сломить английскую армию, отбросив ее из замка Угумон, а также с фермы Ла-Хэ-Сэнт.

«У меня уже нет подкреплений. Пусть погибнут все до последнего человека, но мы должны продержаться, пока придет Блюхер», — отвечал Веллингтон на все встревоженные доклады своих генералов, бросая в бой свои последние резервы.

С пришествием Блюхера, когда было почти восемь часов вечера, Веллингтон перешел в наступление.

Тем не менее французы не сдавались превосходящим силам противника, предпочитая смерть. Маршал Груши так и не пришел на помощь своему императору.

В битве погибли 25 тыс. французов и порядка 22 тыс. представителей европейской коалиции. Наполеон же отправился в Париж, где 22 июня отрекся от престола, чтобы отправиться в последнее изгнание на остров Святой Елены.

«Если даже, не вникая и не критикуя, принять без малейших возражений, с полной готовностью тезис, что не будь таких-то случайностей, Наполеон выиграл бы битву под Ватерлоо, то все равно главный результат всей этой войны был бы тот же самый: империя погибла бы, потому что Европа только начинала развертывать все свои силы, а Наполеон уже окончательно истощил и свои силы и военные резервы», — писал академик Евгений Тарле.

Пусть и так, но образ Наполеона по прошествии 200 лет с его последнего поражения продолжает для многих являться героическим. А битва при Ватерлоо продолжает быть настолько «больным вопросом» для Франции, что на проходящие в Бельгии торжества пойдет только французский посол, а не фигура министерского или президентского уровня.