«По России не полетим — здесь слишком мало солнца»

Один из пилотов самолета на солнечных батареях рассказал о своем аппарате

Владимир Корягин 16.10.2014, 08:34
__is_photorep_included5987609: 1

Пилот высокотехнологичного самолета на солнечных батареях Solar Impulse 2 (SI2) Бертран Пикар рассказал о будущем проекта, преодолении технических сложностей и поделился мнением касательно конфликта на Украине.

В апреле 2014 года «Газета.Ru» рассказывала о прошедшей в Швейцарии презентации самолета Solar Impulse 2 (SI2) на солнечных батареях, способного летать круглые сутки. На этот раз Бертран Пикар, один из двух его пилотов, сам приехал в Россию. Он принял участие в форуме «Открытые инновации» и нашел время пообщаться с журналистами.

esa.int

— С момента презентации нового самолета прошло полгода. Какие ощущения?

— Мы провели множество тестовых полетов. Еще больше испытаний на Земле. Всего было совершено четырнадцать полетов. Я и мой напарник Андре Боршберг успели немного полетать.
Ощущения непередаваемые. У нас один из самых современных самолетов, а вид с кокпита не может не радовать. Даже когда погода не очень хорошая. Летать на нем своего рода привилегия.
Я недавно, кстати, летал в Нью-Йорк на климатический саммит по приглашению Пан Ги Муна.

Там был шейх ан-Нахайян, и он пригласил нас в Абу-Даби. И оттуда мы начнем наш кругосветный полет.

Вообще, мне нравится, когда, глядя на наш самолет, люди вдохновляются и задумываются об инновациях, использовании возобновляемых источников энергии, сокращении потребляемой энергии.

— А с техническими сложностями приходилось сталкиваться?

— Когда мы провели пару полетов, то столкнулись с тем, что из-за пропеллеров крылья самолета начали вибрировать. Пришлось с этим разбираться. Затем вибрации появились уже в хвосте самолета, потому что там закреплены приспособления для посадки Solar Impulse 2 (SI2). И это мы поправили. Кроме того, мы были вынуждены полностью заменить систему подачи кислорода — его оказалось недостаточно для длительного полета.

Подобные тесты — важный элемент подготовки к полету. Теперь мы полностью вооружены. Кстати, мы починили и автопилот! Он немного глючил.

— Не скучно вам одному летать? Вы и на воздушном шаре один летали вокруг света.

— Да нет, к этому довольно быстро привыкаешь. На шаре я сначала летал с инструктором, а здесь пилот изначально один — для второго места нет. Поэтому еще с момента тренировки на симуляторе с одиночеством свыкаешься.

Мы с Андре Боршбергом постоянно общаемся, даже когда кто-то из нас в самолете, а второй на Земле. Говорят, что мы не спорим. Спешу расстроить — спорим, ссоримся, но обязательно находим консенсус и миримся.

Кроме того, люблю музыку послушать! Когда смотришь на облака, на небо и играет музыка, обязательно наступает прилив вдохновения. Вот я в полетах пишу книги. Скоро, кстати, новая выйдет. Иногда и стихи. Но их я публиковать не буду!

Еще у нас есть iPad. Можно и нужно сидеть в интернете — мы проводим конференции через Hangouts. Общение с людьми определенно скрашивает одиночество. А еще оно позволяет нам донести свои взгляды до рядовых людей, бизнесменов, политиков.

— Вот мы и дошли до политики. Как вам происходящее в Европе в последнее время?

— Знаете, проблема сейчас в том, что люди не понимают чужой культуры. А конфликты — результат недопонимания и чрезмерного проявления эго некоторых персон.

Вот и с проблемами на Украине надо так разбираться. Европе необходимо научиться понимать Россию, в том числе и в историческом и культурном аспектах. Тогда и проблем не будет.

Авиация всегда была символом сплочения людей. Она изменила мир и соединила воедино множество стран. Вот и мы своим примером хотим показать, что лучше созидать, чем разрушать. А созидать можно только вместе. Надо уважать друг друга!

— Через какие страны вы планируете пролететь на своем самолете?

— Мы объявим полный маршрут в сентябре. Сейчас еще не можем — договариваемся с местными властями. Это дело непростое — надо и маршрут согласовать, и самолет застраховать.

Это занимает много времени — надо со всеми встретиться, все рассказать, договориться, в конце концов.

Только по России мы не полетим — солнца мало и ветер сильный. Хотя демонстрационный полет мы бы с радостью провели, только нам никто не предлагает.

— Вот вы и в России, правда, без самолета. Впервые в Москве?

— Впервые. До этого я успел побывать в Санкт-Петербурге и Сочи.

Вчера прогулялся по Красной площади и дошел до Большого театра. А там это шоу световое. Пришлось развернуться.

А вообще, в России мне нравится. Гостеприимные люди, красивая архитектура. Всегда люблю узнавать что-то новое. Людям надо научиться понимать друг друга, узнавать самих себя. Это не на Луну слетать.

— В России, кстати, задумались снова отправить человека на Луну. Слышали?

— Серьезно? Ну так это уже сделали в 1969 году. Зачем повторяться? Пусть сразу на Марс летят!

— Во время нашей прошлой беседы вы вспоминали, что вас во многом вдохновили наблюдения за запусками с мыса Канаверал. Еще что-нибудь мотивирующее вспоминается?

— Я был знаком со всеми первыми американскими астронавтами. А вот с Юрием Гагариным мне повстречаться не удалось. И это меня очень печалит. Еще я был знаком с Чарльзом Линдбергом и Вернером фон Брауном. Все эти люди вдохновляли и вдохновляют меня.

Мне посчастливилось познакомиться почти со всеми героями моего детства. И именно поэтому грань между реальностью и мечтой для меня очень размыта. Мой дед и отец больше занимались наукой. А я скорее практик и философ. Надеюсь, что и мой пример вдохновит многих исследовать неизведанное и совершать невозможное.