Пенсионный советник

«С восторгом доношу, что победоносная армия взяла Львов»

Русская армия вошла во Львов 3 сентября 1914 года

Тимур Мухаматулин 03.09.2014, 09:02
Памятник Степану Бандере открыли во Львове ИТАР-ТАСС
Памятник Степану Бандере открыли во Львове

100 лет назад в ходе наступления в Галичине русская армия заняла Львов. Удар по позициям армии Австро-Венгрии был силен. Однако несмотря на успех первых месяцев войны, уже через полгода в город вернулись австрийцы, а русская армия даже в дни Брусиловского прорыва не угрожала Львову.

Вступив в войну в начале августа 1914 года, Австро-Венгрия столкнулась с проблемой войны на два фронта. На юге – по Дунаю и Саве – проходила линия противостояния с Сербией, на востоке – на юге Польши и в Восточной Галиции (ныне Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области Украины) – с Российской империей.

По плану военачальника австрийцев Франца Конрада фон Гетцендорфа на Сербский фронт были отправлены 8 дивизий, на Русский – 28. Они составили эшелон А. В эшелоне В находились еще 12 дивизий – предполагалось, что они будут находиться в резерве.

Однако эти вспомогательные дивизии в конце июля были направлены на Сербский фронт, но после объявления войны России их было решено перебросить на восток. Такой интерес к Западной Украине объяснялся тем, что по Восточной Галиции – украинцы предпочитают называть этот регион Галичиной – проходят Карпатские горы, контроль над которыми позволял наступать либо в глубь территории Австро-Венгрии, либо на Варшаву, Киев и другие крупные города запада Российской империи.

Сразу по объявлении войны австрийцы перешли в наступление в Галичине и на Волыни.

Однако русская армия отбила атаку и нанесла контрудар по Львову и крепости Перемышль, ныне – Пшемысль, небольшой город в Польше.

Штаб Верховного главнокомандующего русской армии писал в сообщении: «Отдельные бои на галицийском фронте 13 (26 по новому стилю. – «Газета.Ru») августа получили характер генерального сражения... на общем фронте до 300 верст».

Инициатива переходит к русским: они начинают штурм Тернополя, занимают Островец и Чертков.

Через неделю после начала сражения части под командованием генерала Рузского вошли во Львов.

О взятии одного из крупнейших городов Австро-Венгрии из штаба армии сообщили телеграммой императору: «С восторженной радостью и принося благодарение Богу, доношу Вашему Величеству, что победоносная армия генерала Рузского сегодня, в 11 часов утра, взяла Львов».

Контролю над городом придавали не только стратегическое и военное значение, потому что в нем были крупные запасы провианта и боеприпасов для армии и там же находились казармы австро-венгерских полков, но и идеологическое.

В оперативно вышедшей брошюре «Разгром российской армией Австрии и взятие Львова в Галиции» говорилось, что «русское население Галиции пережило бесчисленное количество всяких невзгод, унижений и разорения».

По оценкам историков, «русские нанесли урон противнику урон в 250 тысяч человек, взяли 100 тысяч пленных... причинили австро-венгерской армии такой урон, от которого она уже не смогла оправиться». Поражение в Галиции было обусловлено не только стратегическими ошибками командования. Боевой дух солдат был не всегда высоким: многие чехи, словаки, словенцы и поляки не понимали, за что они воюют и почему.

Местное городское население, преимущественно поляки и евреи, относилось к Петербургу настороженно.

Селяне – русины и украинцы – скорее поддерживали близких по вере русских. К тому же Вена с самого начала войны стала вести себя в регионе жестко, подозревая украинских крестьян в прорусских настроениях. Самые радикальные историки оценивают число украинских жертв австрийской армии в 150 тысяч человек.

Русофильская интеллигенция и часть простых русинов были отправлены в концентрационные лагеря Терезин и Талергоф, что не повышало уровня симпатий к Австро-Венгрии.

После занятия города во Львове было основано Галицийское военное губернаторство. Через некоторое время занятые в ходе наступления территории были разделены на Львовскую и Тернопольскую губернии.

Значительная часть еврейского населения региона была выселена по подозрению в шпионаже в пользу Австро-Венгрии. В то же время, чтобы в военное время не вызывать волнений, было принято решение не устраивать насильственных переводов униатов в православие.

Однако уже через полгода австро-немецкие войска перешли в контрнаступление и в мае 1915 года под Горлицей прорвали русский фронт в Галичине.

Львов был снова занят австрийскими войсками.

Вместе с русской армией уходили многие крестьяне: их число оценивается в десятки тысяч человек. В то же время на улицах Львова были народные гулянья: горожане приветствовали австрийскую армию.

В дальнейшем Львов уже не был прифронтовым городом. Даже после Брусиловского прорыва летом 1916 года, по сути, уничтожившего самостоятельную австро-венгерскую армию, Львов не был взят русскими войсками. Однако украинские сепаратистские настроения в городе усиливались, поэтому в ноябре 1918 года, при распаде Австро-Венгрии, там была провозглашена Западноукраинская народная республика (ЗУНР).

При подготовке публикации были использованы следующие материалы:

Осечинский В.К. Галичина под гнетом Австро-Венгерской империи в годы Первой мировой империалистической войны. Львов: ЛГУ им. Ивана Франко, 1949.

Разгром российской армией Австрии и взятие Львова в Галиции. М.: Б. и., 1914.

Шарый А., Шимов Я. Корни и корона. Очерки об Австро-Венгрии: судьба империи. М.: КоЛибри, 2011.