Пенсионный советник

Поход против «ветреных безбожных французишек»

«Газета.Ru» рассказывает о предпосылках Отечественной войны 1812 года

Илья Кудряшов («Руниверс») 18.05.2014, 11:48
Французская и британская гвардия в сражении при Фонтенуа в 1745 году «Руниверс»
Французская и британская гвардия в сражении при Фонтенуа в 1745 году

«Газета.Ru» завершает проект, посвященный заграничному походу русской армии 1813–1814 годов. Перед подведением итогов о предпосылках Отечественной войны 1812 года рассказывает руководитель клуба исторической реконструкции «8-я линейная полубригада» Илья Кудряшов.

Вторая Столетняя война

Конфликт между Францией и Англией, развернувшийся в XVIII веке, зачастую называют Второй Столетней войной. Людовик XIV, создавший новый государственный механизм, превратил свою страну в мощную европейскую державу. Этому способствовало увеличение объемов торговли и промышленности, а также громадный рост численности населения на протяжении всего столетия перед революцией. Большими темпами рос французский торговый и военный флот, создавая конкуренцию британскому морскому могуществу.

Едва Англия смогла победить своего ближайшего соперника за владычество на морях — Голландию, как вырос новый противник в лице Франции, более опасный и более могущественный. И хотя на морях и в колониях Британия могла противостоять французской экспансии, то в Европе рост французского влияния требовал создания широких коалиций для сохранения равновесия сил.

Первая такая коалиция сложилась, когда в самом конце XVII века возникла угроза объединения Франции и Испании под одной короной. В разразившейся войне за испанское наследство вся Европа сражалась против Людовика XIV. Косвенно в этом конфликте поучаствовала и Россия.

Ведь с точки зрения общеевропейской большой политики война Петра I с Карлом XII была частью большого плана по отвлечению сильной шведской армии, традиционного союзника Франции.

В середине века англичане делали ставку в Европе на новую растущую в военном отношении страну — Пруссию. Можно сказать, что благодаря далеко не только военному таланту Фридриха Великого и организационным способностям его отца, но и английским субсидиям и той роли, которую Британия отводила Пруссии на европейской арене, эта небольшая (всего 4 млн жителей) страна превратилась в державу, способную противостоять Габсбургам, Бурбонам и Романовым, а через столетие стать центром объединенной Германии.

Людовик XIV при взятии Безансона «Руниверс»
Людовик XIV при взятии Безансона

В каком-то смысле характер этого несоразмерного собственному развитию милитаризованного государства предопределил как судьбу объединенной Германии, так и начало великого мирового конфликта 1914 года.

Французы не оставались в долгу, и, когда во время восстания северо-американских колоний против английской короны возникла возможность нанести британскому колониальному могуществу ощутимый урон, король Людовик ее не упустил. Война была победоносной, французы вместе с американцами одерживали победы на суше и на море.

Тогда зародилась тесная франко-американская дружба, одним из памятников которой является знаменитая статуя Свободы в Нью-Йорке, немногие сейчас помнят, что это подарок Франции.

Хотя Франция одержала победу в этой войне, она вышла боком для монархии. Победа не принесла ощутимых финансовых выгод, но стоила дорого, подорвав королевскую казну. Попытки выйти из финансового кризиса традиционными методами не привели к успеху, а чтобы обложить налогами привилегированные сословия, требовалось созвать Генеральные штаты.

Король рассчитывал для решения своих вопросов опереться на третье сословие, поэтому его представительство было удвоено. Штаты собрались в Париже в 1789 году. Все знают, что за этим последовало. Взятие Бастилии было лишь шумным и ярким событием, но основные вопросы решались под сводами залов. Эту революцию делали адвокаты.

Великая революция

Исторические процессы не похожи на шахматную партию. Вы замышляете смелые и продуманные операции и дипломатические комбинации, но их реализуют живые люди, а не шахматные фигурки или картонные фишки. Когда вы начинаете большое предприятие, то открываете ящик Пандоры, и развязанные вами процессы могут выйти из-под контроля. Так и случилось в 1789 году.

Нерешительный король Людовик XVI созвал Генеральные штаты для решения финансового кризиса, а получил полноценную революцию: политическая деятельность вышла из-под его контроля, сам он не был тем решительным человеком, который мог бы, сообразуясь с тонким политическим чутьем, направлять процессы изменений — где-то умело противостоять, где-то вовремя возглавить. Все пошло вразнос.

Французская революция не была вызвана экономическим кризисом, как русские революции февраля 1917 и августа 1991 годов. Она была вызвана кризисом государства как института, призванного, но неспособного ответить на политические вызовы времени. Финансовые проблемы королевской казны стали лишь первым толчком.

Адвокаты, делавшие эту революцию, были педантами. Хотя это покажется странным читателю, но все политические преобразования 1789–1799 годов делались в соответствии с законами.

Когда Генеральные штаты провозгласили себя Национальным собранием, то король своей властью утвердил это преобразование. Оно выработало для страны конституцию и учредило ограниченную монархию, которой король присягнул. Французы выбрали свой первый законодательный представительный орган — Законодательное собрание. При этом для законодателей было введено ограничение, которое действовало и в дальнейшем, за одним исключением, приведшим даже к восстанию Национальной гвардии Парижа в 1795 году. В соответствии с ним члены законодательного органа не имели права избираться в следующий раз, чтобы, работая над новой конституцией, не писали бы ее под себя.

Торжественное провозглашение Конституции 1791 года «Руниверс»
Торжественное провозглашение Конституции 1791 года

В конституции 1791 года предусматривалось, что в случае необходимости для внесения кардинальных изменений или создания новой конституции Законодательное собрание самораспустится и назначит выборы в Национальный конвент, который и будет призван выработать новый главный закон страны.

Так и случилось в августе--сентябре 1792 года, но здесь оказалась заложена мина, поскольку теперь конвент, сосредоточив в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть, в условиях радикализации страны, угрозы внешнего вторжения и начавшейся гражданской войны стал средоточием политики террора. Он просуществовал три года, прежде чем уступил место режиму Директории, выработав новую конституцию страны.

Только переворот 18-19 брюмера делали не адвокаты, а военные, поэтому с законом обошлись достаточно вольно. Когда пропаганда союзников называла Наполеона узурпатором, она была недалека от истины.

1792. Начало войны

Война началась без участия Англии. Первоначально она носила идеологический характер с обеих сторон. Для французов она имела даже не внешние, а внутриполитические причины. Так часто бывает, мы сами недавно видели один пример.

Только в 1792 году конфликт был в интересах не столько правящей элиты, стремившейся законсервировать общество, сколько радикальной части французского парламента. К этому времени в стране уже действовала конституция, а власть короля была существенно ограничена. Рассчитывая при помощи войны радикализировать внутриполитические процессы, жирондисты не учли, что они выйдут из-под контроля и приведут их самих на эшафот всего через год с небольшим.

С другой стороны традиционные европейские монархии, в первую очередь ставшие уже значительной силой Пруссия и империя Габсбургов, с тревогой наблюдали за разрастанием революционных процессов в самой крупной европейской стране, откуда страшная зараза грозила выплеснуться и на их земли. Поначалу война носила ограниченный характер, тем более что после поражения пруссаков при Вальми и завоевания французами австрийских Нидерландов (нынешняя Бельгия) военные действия прервались на зимний период.

Но в январе «случилось страшное». Французский конвент, собравшийся, чтобы выработать новую конституцию и еще в сентябре учредивший Первую республику, осудил на смерть последнего короля Людовика XVI, и тот был казнен в январе 1793 года.

Это было последней каплей. В войну против Франции вступили не только Пруссия и Австрия (точнее сказать, возглавляемая Габсбургами Священная Римская империя германской нации), но и Испания, Британия, Голландия, Пьемонт, Неаполь и другие государства Европы. Война стала всеобщей. Однако внимание трех великих держав в это время было привлечено к еще одному важному вопросу.

А тем временем французы одерживали победы, и в 1795 году из войны вышли Пруссия и Испания. По сути, теперь на суше им противостоять могла только Австрия со своими многочисленными германскими и итальянскими союзниками. Только в 1797 году, когда генерал Бонапарт, подойдя к Вене на 50 км, заставил Габсбургов выйти из войны, создав себе имя не столько победами, сколько заключенным миром.

Разделы Польши

Три страны делили Польшу. Некогда великая держава, в течение семнадцатого столетия державшая в страхе соседние страны, едва не посадившая на московский престол своего представителя и спасшая на рубеже веков от турок осажденную Вену, всего через столетие пришла к упадку.

Россия, Австрия и Пруссия, постепенно отрезая кусок за куском, поглотили все государство, надолго лишив поляков своей родины.

Случалось раньше, чтобы одно государство переходило к другому монарху по наследству или договору, когда ту или иную провинцию завоевывали силой оружия, но чтобы целое государство было поделено соседями и ликвидировано вовсе, такого не бывало. Полякам не помогло даже всеобщее восстание, когда их армия была поддержала всеобщим ополчением; несмотря на некоторые успехи, силы были явно неравными.

Раздел Польши. Аллегория XVIII века «Руниверс»
Раздел Польши. Аллегория XVIII века

Последний раздел Польши завершился в 1795 году, высвободив ресурсы трех держав для борьбы с Францией. Но время было упущено, увидев бессмысленность затяжной борьбы, из войны вышли Пруссия и Испания, только Австрия, чьим владениям непосредственно угрожали французы, продолжала войну и еще, конечно, Англия, своим флотом и золотом поддерживавшая и питавшая антифранцузские коалиции.

Польский вопрос вовсе не закончился с ликвидацией польского государства, он еще будет вставать неоднократно в течение всего XIX века. Польскую национальную карту будут разыгрывать против всех стран, так или иначе поживившихся за ее счет. А в 1812 году он станет одной из главных причин разразившейся войны. Теперь же Россия больше не была отвлечена польскими делами и могла принять участие в общем походе против «ветреных безбожных французишек», как говорил Суворов.

1799. Россия вступает в войну

В 1798 году Австрия разорвала мир, заключенный в 1797 году. Не только щедрые обещания английских субсидий, но и обещание России принять в войне активное участие склонили ее к такому решению.

Австрийский военный совет настоял, чтобы соединенными армиями командовал русский генерал Александр Суворов. Специально по этому случаю — чтобы австрийские полки могли ему подчиняться — Суворову даже был присвоен чин австрийского генерал-фельдмаршала. Война шла с переменным успехом, но главной цели австрийцы достигли — Италия была отвоевана у французов, а итальянские молодые республики были ликвидированы.

Суворов пожирает французов. Английская карикатура «Руниверс»
Суворов пожирает французов. Английская карикатура

И хотя под Цюрихом Массена разбил другую русскую армию — Римского-Корсакова, а переход Суворова через Альпы в южную Германию стоил слишком дорого (например, была оставлена вся артиллерия), результат был достигнут.

Кроме того, русские войска принимали участие в других совместных операциях — освобождении Неаполя, где вопреки обещаниям русского и английского командования местные роялисты перебили местных же республиканцев, взятии острова Корфу и неудачной англо-русской экспедиции в Голландии.

Массена заставляет Суворова изрыгать обратно съеденных им французов. Английская карикатура «Руниверс»
Массена заставляет Суворова изрыгать обратно съеденных им французов. Английская карикатура

В результате этой войны Россия много потеряла, но не приобрела почти ничего. И главное, французы поняли, что Суворов — великий полководец, но без него русских одолеть вполне можно.

От первого русско-французского сближения до начала новой войны

В ноябре 1799 года генерал Бонапарт, опираясь на поддержку солдат парижского гарнизона, предусмотрительно составленного из ветеранов его итальянского похода, а также на поддержку части исполнительной власти, совершил переворот, и, разработав довольно туманную конституцию, стал главой страны в должности первого консула.

Дальнейшие его шаги по концентрации власти, а также по упрочнению ее в своих руках в виде сначала пожизненного консульства, а потом и наследственной передачи власти и императорского титула не оказали особого влияния на внешнюю политику, хотя, конечно, вопрос признания императорского титула за Наполеоном долгое время был одним из важных ее краеугольных камней.

Только около 1808–1809 годов вопросы династических интересов стали у Наполеона превалировать над интересами страны. Самым заметным проявлением этого стала попытка посадить своего брата Жозефа на испанский престол. Эта неуклюжая операция превратила Испанию из союзника, каким она была для Франции последние 12 лет, в непримиримого врага, борющегося с особой жестокостью и отвлекающего на себя почти треть всех сил.

Бонапарт Первый консул «Руниверс»
Бонапарт Первый консул

Но это случится позже, а пока олицетворение побед и славы Республики генерал Бонапарт встал у руля страны. Через полгода он отвоевал у австрийцев Италию, через год с небольшим заключил с ней мир. В 1802 году был заключен и мир с Англией. Одновременно он налаживал контакты с далекой Россией, всех русских пленных, захваченных в Швейцарии и Голландии, он отправил домой, одев их за счет французской казны.

Его обращение к царю Павлу I было встречено благосклонно, тем более что бесцеремонное поведение Англии на морях настраивало против нее многие страны, и Россия не была исключением. Наметилось первое за долгие года серьезное сближение двух стран.

Как знать, как бы сложились судьбы Европы, если бы не убийство Павла, после которого все совместные проекты были свернуты.

А через два года возобновилась и война Франции с Англией.

Но еще большим ударом для русско-французских отношений стали арест и расстрел герцога Энгиеннского, представителя боковой ветви династии Бурбонов.

Если до этого Бонапарт был наследником ужасной революции, то теперь он для многих стал исчадием ада. Разрыв стал неминуем. Так был сделан первый шаг к созданию Третьей коалиции, направленной против Франции.

В ней приняли участие Англия, Россия, Австрия, Швеция, Неаполь и даже Португалия. Как и большинство войн, она имела не одну причину. Конечно, за спиной всех стран стояла Англия, заинтересованная в привлечении на свою сторону большинства союзников, конечно, неосторожная внешняя политика Бонапарта в Италии спровоцировала реакцию венского кабинета, конечно, смерть герцога Энгиеннского дала антифранцузским партиям сильные козыри.

Но и этот фактор не сыграл бы своей роли, если бы не настроение при европейских дворах, что французский режим не совсем законный, а Бонапарт, хотя и провозгласил себя императором, но стал императором черни и не ровней старинным царствующим родам.

Понадобится много пролитой крови, прежде чем новые принципы верховенства нации как политического института будут признаны правящими элитами и с этими принципами станут считаться, даже использовать их в своих целях.

А пока на повестке дня стояла новая война, призванная поставить на место Францию и нарушителя европейского спокойствия «главу французского правительства Бонапарта», провозгласившего себя императором Наполеоном. Про деревню Аустерлиц еще почти никто не слышал.

Данная серия публикаций является продолжением проекта, посвященного Отечественной войне 1812 года. Цикл подготовлен совместно с историческим проектом «Руниверс».