Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Я ожидал, что Ливанов и Медведев окажутся умнее»

Ученые с мировым именем высказываются о скандале с РАН

Николай Подорванюк, Павел Котляр 02.07.2013, 12:45
eatbigfish.com

Накануне первого голосования в Госдуме по проекту реорганизации РАН свои опасения о ее судьбе высказывают видные ученые, работающие в России и за рубежом.

Андрей Гейм, Нобелевский лауреат (2010)

«Эта ситуация волнует всех. И речь идет не о судьбе академиков, а о судьбе российской науки. Я не беспокоюсь за академиков, их работа лишь приблизится к западным стандартам. Я ожидал какого-то подобного решения вскоре — ведь реорганизация РАН давно запоздала. Больше всего меня беспокоит это новое агентство (по управлению имуществом РАН). Оно сыграет ключевую роль в судьбе российской науки, однако никаких подробностей о нем мы не получили.

Я ожидал, что Ливанов и Медведев окажутся умнее.

Первым делом им надо было позаботиться о том, чтобы привлечь на свою сторону рядовых ученых. Это большая, большая политическая ошибка! Этот закон оттолкнет даже ярых сторонников реформы РАН и переметнет их прямо в лагерь «старой гвардии».

Если бы я мог дать совет Медведеву и Ливанову, то предложил бы две вещи. Во-первых, это агентство должны возглавить люди, знакомые с исследовательской деятельностью. И, во-вторых, нужно постепенное, но значительное увеличение финансирования науки в течение следующего десятилетия. Эти два условия придется выполнить в любом случае, иначе забудьте о том, чтобы стать развитой страной! А об этом сейчас даже не упоминается.

В институтах РАН много талантливых управленцев. Ливанов сам может быть примером тех, кто смог бы встать у руля нового агентства. Просто дайте хорошим ученым возможность делать хорошую науку, а хорошим управленцам — помогать им. Но не пускайте телегу впереди лошади. Я по-прежнему надеюсь, что новый законопроект служит благим целям, но выполнен просто из рук вон плохо. Я предпочту подождать развития ситуации, прежде чем отчаиваться, пока мы не получим всей информации. Политические назначенцы просто не могут управлять наукой — везде на Западе это самоорганизующаяся и самоуправляемая система».

Несмотря на поднявшийся крик среди академиков, я не планирую и не могу в настоящее время покинуть свой пост (почетного председателя общественного совета при Минобрнауки).

Реформа РАН только началась. Она началась с того, с чего и должна была, — с реформы власти академиков. Я говорил уже много раз, что академия должна стать элитарным клубом ученых, а не клубом руководителей с учеными степенями. Законопроект Ливанова и призван решить эту задачу. Как бы то ни было, разбомбить РАН не значит спасти российскую науку. Завершение ее реформирования на этом первом этапе станет катастрофой для России. Нам надо подождать новых шагов со стороны правительства. Самым срочным и сложным шагом является организация этого агентства для управления институтами. И это то, где Ливанов может наломать дров или проявить себя.

Я считаю, что Общество Макса Планка в Германии может стать хорошим образцом для этих реформ.

Я знаком с работой его системы довольно хорошо, едва не став директором одного из институтов несколько лет назад. Эта модель сильно отличается от работы РАН, несмотря на легенды, распускаемые некоторыми академиками касательно того, что РАН очень напоминает Общество Макса Планка».

Майкл Атья, математик, лауреат Филдсовской премии (1966) и Абелевской премии (2004), президент Королевского научного общества (2000—2005)

«Я с некоторым беспокойством слышу о предложениях о будущем Российской академии наук. Возможно, что за этим и стоят какие-то разумные причины, но мне они совершенно, если таковые и есть, не видны. В течение веков и политических событий в российской истории математики продолжали работать, а академия наук сохраняла независимость.

Было бы трагедией для России и для всего остального мира, если бы эта великая историческая традиция подошла к концу».

Пьер Делинь, математик, лауреат Филдсовской премии (1978), Абелевской премии (2013)

«Меня опечалило известие о планируемом разрушении Российской академии наук, произведенное без контактов с научным сообществом. Даже если в нем были какие-то добрые намерения, оно приведет к катастрофическим последствиям для и без того тяжелой и сложной ситуации с наукой в России. Я могу только гадать о тех целях, которые правительство хотело бы здесь достигнуть».

Карло Дольони, президент Итальянского геологического общества

«На моей памяти такое обхождение с академиями наук было только один раз, в Италии, во времена Муссолини, когда он закрыл академию.

После войны ее восстановили. Наши русские коллеги обладают выдающейся научной репутацией. Их избрание в РАН проходит по высочайшим стандартам такого рода процедур. Мы в Италии испытываем огромное уважение к научному сообществу России, и ради благополучия вашей великой нации я твердо поддерживаю глубокую озабоченность членов Российской академии наук и надеюсь, что вы сможете остановить устранение одного из самых крупных сообществ ученых».

Европейская ассоциация по теоретической информатике (президент Лука Асето)

«Наши коллеги из РАН проинформировали нас о том, что в прошлый четверг российское правительство неожиданно одобрило законопроект о ликвидации академии наук (образованной в 1724 году) и что он может быть срочно принят уже на этой неделе. Более того, нам сказали, что этот проект был предложен безо всякого участия двух советов (совета по науке и общественного совета), созданных Минобрнауки специально для консультаций с научным сообществом. Мы не хотим вдаваться в детали этого плана, но выражаем серьезную обеспокоенность по поводу его принятия.

Начиная со своего образования Российская академия наук оставалась одной из передовых исследовательских организаций в мире и предметом особой гордости для России. Мы подчеркиваем, что изменения в структуре и руководстве такой заслуженной и продуктивной научной организации, даже когда они выглядят столь необходимыми, должны проводиться с величайшей осторожностью и всесторонним привлечением научного сообщества, а не путем решений, в спешке принимаемых парламентом.

Передовая наука делается учеными, и для нормальной работы любой научной организации важно, чтобы ученые участвовали в ее управлении.

Все это важно как ни что другое для организации столь важной и достойной, как Российская академия наук.

Мы искренне надеемся, что российское правительство осознает важность РАН для страны и ее будущего и пересмотрит планы по их ускоренному принятию, которое может иметь очень негативные последствия для российской науки. Мы надеемся, что это неосмотрительное законотворчество не разрушит научную среду, выстраивавшуюся веками российскими учеными».

Обращение группы ведущих ученых, работающих в России, Владимиру Путину и Госдуме

« Многоуважаемый господин президент, многоуважаемые господа депутаты,
Мы, нижеподписавшиеся иностранные ученые и ученые-соотечественники, работающие в России, ясно видим необходимость продуманной и глубокой реформы российской науки. Однако предложенная реформа Российской академии наук и других академий вызывает глубочайшие опасения за будущее не только самой академии с почти 300-летней историей, но и всей системы академических институтов и лабораторий и в особенности о будущем молодых ученых, работающих в этой системе. Несмотря на назревшую реформу, Российская академия наук остается главным научным учреждением России. Среди всех российских ученых с индексом цитирования свыше 1000 две трети работают в институтах нынешней РАН, и более 400 из этих ученых являются ее членами.

Скоропалительность предложенного закона и отсутствие открытого его обсуждения крайне настораживают, поскольку может привести к новому разрушительному удару по науке в России.

Мы убедительно просим вас
1) приостановить намеченную реформу;
2) предоставить время для обсуждения реформы с участием правительства и реформируемых академий;
3) провести всеобъемлющую, продуманную и прозрачную реформу в течении 12–18 месяцев — реформу, которая получит поддержку российского и международного научного сообщества и обеспечит продуктивную работу Российской академии наук и ее институтов.
Мы предлагаем также создать независимый консультативный совет из числа уважаемых ученых и представителей научных сообществ, который бы мог оказывать консультативную помощь в процессе подготовки и осуществления реформы.