Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«20–25% вузов неэффективны»

Дмитрий Ливанов и Виктор Садовничий об аудите вузов, зарплатах для молодых ученых и лженауке

Анна Сабурова 13.10.2012, 14:11
Глава минобрнауки Дмитрий Ливанов РИА «Новости»
Глава минобрнауки Дмитрий Ливанов

Выступая в МГУ, глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов пообещал, что Дума примет закон об образовании в ближайшее время, посулил аспирантам стипендии в 6 тысяч рублей и пригрозил разобраться, узнав, что лауреаты грантов президента для молодых кандидатов и докторов науки до сих пор не получили деньги за 2012 год. Ректор МГУ Виктор Садовничий подчеркнул роль РАН в борьбе с лженаукой и посетовал на недостаток научно-популярных передач уровня «Очевидное-невероятное».

— Скажите, пожалуйста, какие меры сейчас принимаются для того, чтобы мотивировать молодых российских ученых остаться в России? Когда на стипендию студента или аспиранта или хотя бы на зарплату молодого ученого можно будет жить?

Дмитрий Ливанов: — У нас есть цель сделать так, чтобы в России профессия ученого была уважаемая и престижная, в том числе и для молодых. Но это цель, к которой надо стремиться, мы идем к ней шаг за шагом. В качестве одного из таких шагов могу привести, например, то, что с сентября этого года серьезно повышены стипендии аспирантам технических и естественнонаучных специальностей — 6 тысяч рублей для аспиранта и 10 тысяч рублей для докторанта. Это все еще мало, но это все-таки серьезный шаг вперед. Дальше все эти меры будут развиваться, в том числе и в науке, и в высшей школе.

Я думаю, что через три-пять, может быть, семь лет в России, безусловно, будет кадровая система, которая будет способствовать воспроизводству и тому, что в науку будут приходить самые талантливые выпускники университетов.

Виктор Садовничий: — Здесь нужно добавить, что сейчас многое меняется, и я думаю, что мы скорее выйдем на материальную составляющую, которая будет адекватна или сравнима с той, которую молодой человек получает за границей: это не так уж и много. Но есть одна опасность (и для нас это большая задача): нужно, чтобы школа, среда, не была потеряна, чтобы кроме денег им еще было выгодно оставаться с точки зрения окружения — это и приборы, и молодые люди. Эта задача тоже трудная, но мы ее решаем и решим.
— А скажите, пожалуйста, ректоры сейчас подвели какие-то предварительные итоги мониторинга вузов?

В.С.: — Мы приняли решение поддержать эту методику. Очень хорошее было обсуждение: были замечания и некоторые дополнения, были рассуждения, но все было очень хорошо и по-дружески. Мы поддержали эту методику решения и договорились работать по реализации.

— А конкретные решения приняли? Ну скажем, по спискам тех, кто вот по этой методике…

Д.Л.: — Список определится только после утверждения самой методики. Но это уже дело нескольких дней, поскольку все статистические данные у нас собраны. Поэтому с учетом всех замечаний, которые сделаны, мы внесем минимальные коррективы. Я думаю, что

в конце следующей недели у нас уже будет перечень тех вузов, которые обладают признаками неэффективности, и тех филиалов.

— А разве их не 126?

Д.Л.: — В эти предварительные данные сейчас будут небольшие изменения внесены. Мы считаем, что где-то примерно 20–25% вузов и примерно 40–50% филиалов будут отнесены к тем, кто обладает признаками неэффективности. Это не означает автоматически, что они будут реорганизовываться, закрываться, что к ним будут применяться какие-то жесткие меры. Это просто означает, что нам нужно будет пристально посмотреть на эти вузы и филиалы, понять, как они работают и в чем причина их такого положения, и выработать конкретные действия. Возможно, где-то это будет замена руководства, где-то действительно реорганизация и присоединение, а где-то это будет просто добавление денег, помощь — конечно, если этот вуз или филиал нужен. Но это будут конкретные меры, направленные на улучшение ситуации.

В.С.: Мы обсуждали отдельно ситуацию по московским, санкт-петербургским вузам, где ситуация немножко другая и критерии немного другие. Но в целом все ректоры тоже согласились, что база есть, мониторинг проведен и впереди работа. То есть красный свет зажжен, теперь надо дождаться зеленого разными способами.

— Какая статистика в Москве и Питере?

Д.Л.: — Не совсем корректно применять к московским вузам те же самые требования, которые мы предъявляем к вузам в других регионах.

— Они выше будут?

Д.Л.: — Конечно, они будут немного повыше: средняя зарплата выше.

— И какая ситуация в Москве? Сколько вузов неэффективны?

Д.Л.: — Мы считаем, что примерно по всем регионам в среднем 20–25%, в том числе и по Москве. Но, чтобы по Москве было столько же, сколько и по России, критерии должны быть немножко повыше.

— По закону об образовании были во вторник слушания и было первое чтение. Мы хотели поинтересоваться у вас: каковы перспективы этого проекта и будет ли он, наконец, после трех лет обсуждения принят? Или возможна дальнейшая доработка? Ведь вчера тоже обсуждались поправки.

Д.Л.:— Он будет принят подавляющим большинством депутатов.

— Вы уверены, что в эту сессию?

— Он будет принят в первом чтении 16 октября. И с очень большой вероятностью он будет принят во всех трех чтениях и одобрен Советом федерации в этом году.

В.С.:: В декабре.

— А вот скажите, пожалуйста, еще такая проблема есть: мы сейчас были на президентских грантах, на вручении, и говорят, еще не дошли деньги. По большому числу ученых еще не дошли деньги — это с чем связано?

Д.Л.: — Знаете, в бухгалтерии есть такое понятие «деньги в пути», но они обязательно дойдут до своих адресатов, иначе быть не может.

— А когда — неизвестно?

Д.Л. — Я конкретно не знаю, о каких деньгах, выплатах идет речь.

— Грант президента для молодых кандидатов наук и докторов наук.

Д.Л.:

— Давайте я разберусь — и честно, все обладатели этих грантов свои деньги получат, не может быть никаких сомнений.

— Дмитрий Викторович, как вы относитесь к популяризации науки? Разрабатываются ли в настоящее время какие-то программы по внедрению науки в массы и по борьбе с лженаукой в СМИ?

Д.Л.:: — Меня вот очень радует, например, что строится сейчас у нас в стране очень много центров научно-технического творчества детей, различные эксплуаториумы, инспираториумы… Вот если мы посмотрим по Москве, только за последние два-три года их несколько построено. Я знаю, что мои дети, например, с удовольствием туда ходят, но это для маленьких детей, для школьников. Естественно, есть и задача профессиональной ориентации студентов, привлечение их к научной деятельности, но здесь, скорее всего, наиболее эффективным способом является вовлечение их в реальную науку, которой занимаются преподаватели. Фестиваль науки — один из действительно важных инструментов.

— А борьба с лженаукой?

В.С.: Это делает Академия наук — есть специальная комиссия. Но вы знаете, я хочу, пользуясь случаем, сказать. Была замечательная передача Сергея Петровича Капицы. Я считаю, что должен найтись человек, который так же может взять на себя эту миссию популяризации науки. Это большая потеря: нужна эта программа. Или похожая.