Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Слова президента о желании уволить Фурсенко были не более чем шуткой»

Руководитель «мегагранта» Александр Кабанов о встрече с Дмитрием Медведевым

Александра Борисова 24.05.2011, 10:20
ИТАР-ТАСС

Подробности встречи руководителей «мегагрантов» с президентом РФ Дмитрием Медведевым в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» рассказал Александр Кабанов, профессор Университета штата Небраски, работающий по «мегагрантам» в МГУ.

— Какое впечатление у вас оставила встреча с президентом России?

— Для всех нас это был очень необычный день, большое событие. Большая честь для нас, что мы встретились с президентом, но не менее важно то, что мы наконец встретились друг с другом. У нас уже возник хороший налаженный контакт по электронной почте, но вчера мы действительно впервые очно собрались вместе как группа. К этому моменту мы понимали, что на встрече хотели бы поднять небольшое количество самых существенных вопросов, поэтому на них и сконцентрировалось обсуждение.

Встреча прошла очень позитивно, президент произвел впечатление современного мыслящего понимающего человека. Мы подготовили и передали ему письмо, которое подписали все, кто приехал на эту встречу, — 32 человека, в котором и изложили свои основные предложения.

В этом письме мы, в частности, сказали, что федеральный закон 94 о госзакупках все еще очень плохо подходит для научной деятельности.

К сожалению, поправка, которая была сделана, не решила проблем с закупками как по нашим грантам, так и по другим проектам. Дальше так продолжаться не может. Кроме того, хотя ведомства говорят, что готовы пойти нам навстречу, нам кажется, что нужно дополнительное вмешательство. Президент распорядился способствовать решению этой проблемы в кратчайшие сроки.

Все, о чем мы говорим в письме, существенно для всей российской науки, но для наших грантов в особенности, так как у нас всего два года на всю работу.

Состоялся достаточно конструктивный диалог, конечно, был и позитив. Мы сказали президенту, что программа революционная для России. Как одному из победителей, мне трудно говорить о том, что конкурсный отбор был справедливым — об этом говорили другие. Но для меня честь оказаться в таком коллективе победителей. Нам кажется, что отбор был объективным. Сегодня у нас уже работают лаборатории, мы привлекли талантливых молодых людей, мы хотим, чтобы лаборатории были успешными, и они будут успешными. Мы пониманием, что вскрываем трудности, с которыми сталкивается вся наука, но мы их не боимся.

— Как проходит диалог с министерством, которое часто подвергается критике ученых в России?

— Мы выразили искреннюю благодарность министерству и министру, которые в целом ряде вопросов оказывают нам существенную помощь. В частности, господин Фурсенко помог нам в прошлом году решить проблему с ребюджетированием. Очевидно, что у ведущих ученых и министерства близкие позиции по многим вопросам. Университеты, где находятся наши лаборатории, тоже нам в основном помогают по своему кругу вопросов; МГУ обеспечивает все условия для работы.

Слова президента о желании уволить Фурсенко были не более чем шуткой.

— Чем тогда объясняется инициатива установления регулярного прямого контакта с администрацией президента?

— Понимаете, есть проблемы, которые решаются на уровне университета, есть проблемы, которые решаются на уровне министерства, — эти ведомства прикладывают все усилия, чтобы помочь нам. Но есть проблемы, которые министерства и ведомства решить не могут — например, проблема федерального закона 94, посылки веществ через таможню и другие. Прочувствовав эти проблемы, мы их анализируем, категоризируем, и по тем аспектам, которые, по нашим ощущениям, выходят за рамки ведомств, мы хотели бы иметь дополнительный способ диалога уже на уровне соответствующих лиц в администрации президента.

Этот диалог, конечно, будет скоординирован как с Минобрнауки, так и с вузами. Мы высказали наше общее пожелание, деталей пока нет.

Если это предложение будет принято, мы определим уполномоченных лиц от нашей группы, которые будут представлять наше общее мнение. У нас очень демократический механизм диалога друг с другом, но это пока лишь наша инициатива. Посмотрим, что решит президент.

— По итогам встречи — есть ли ощущение, что власть действительно задумалась о развитии науки?

— Само по себе то, что президент встретился с нами, говорит о том, что страна и президент лично придают большое значение развитию науки и высшего образования. Говорит за себя и то, что они вообще создали эту программу. Значит, они хотят сделать что-то необычное, новое для России, воспользоваться важным и успешным международным опытом. Это само по себе крайне позитивно.

Что касается встречи, ее общий тон был доброжелательным и деловым.

Люди, которые сюда приехали, приехали неслучайно. Каждый из сорока руководителей грантов — лидер в своей области с большим опытом руководства международными научными коллективами, который мог бы пригодиться в России. Мои товарищи — очень крупные ученые международного уровня. Мы приехали потому, что мы действительно хотим сделать что-то хорошее здесь, в России. И у нас есть надежда, что что-то хорошее мы сделаем.