Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Мне нужно поработать»

Андрей Гейм, Константин Новоселов и коллеги о Нобелевской премии

Александра Борисова, Николай Подорванюк 05.10.2010, 18:13
Андрей Гейм Reuters
Андрей Гейм

После получения Нобелевской премии по физике Андрей Гейм выпил шампанского и заперся в кабинете, сказав, что ему нужно поработать, а его коллега Константин Новоселов поблагодарил Университет Манчестера за предоставление всего необходимого для исследований.

На пресс-конференции в Стокгольме, где были объявлены имена лауреатов Нобелевской премии 2010 года по физике, с Андреем Геймом была установлена связь по телефону. Он заявил, что не ожидал получения премии и хотел бы попытаться не позволить этой новости нарушить свой распорядок дня. «Мой план на сегодня — пойти в офис и закончить работу с бумагами, которую я еще не успел сделать. Я постараюсь делать все так, как будто ничего не произошло», — сказал Гейм.

Свое намерение ученый осуществил. О том, как новость о присуждении Нобелевской премии Андрею Гейму и Константину Новоселову восприняли их коллеги в Манчестере, «Газете.Ru» рассказал сотрудник отдела физики конденсированного состояния Университета Манчестера, доктор Андрей Голов. «Университет Манчестера — учебная организация, поэтому у многих из нас есть преподавательские обязанности, которые нельзя отложить или отменить, — сказал Голов. — Однако настроение, конечно, нерабочее. Хотя вот Андрей Гейм подал всем очень хороший пример.

Он выпил бокал шампанского, произнес речь, соответствующую случаю, ушел к себе в кабинет и заперся там, сказав: «Мне нужно поработать».

Дабы не отвлекаться от работы, Андрей Гейм не стал отвечать на многочисленные телефонные звонки, но благодаря пресс-службе Манчестерского университета корреспондент «Газеты.Ru» получила комментарии лауреатов «физического Нобеля» 2010 года.

«Это огромная честь для меня, — заявил Андрей Гейм. — О графене говорили как о возможном кандидате на Нобелевскую премию уже несколько лет, поэтому для сообщества исследователей графена премия вряд ли была сюрпризом. Однако лично я не ожидал, что стану лауреатом. Я хорошо спал прошлой ночью, потому что я никогда не надеялся получить «Нобеля».

Став лауреатом Нобелевской премии, одни расслабляются и прекращают всякую работу, а другие, наоборот, работают так много, что сходят с ума за несколько лет. Но я продолжу работать много и идти по жизни так же, как обычно.

Сейчас у меня в работе много статей, все их нужно дорабатывать, дописывать, поэтому я продолжу работать в обычном режиме.

Наше сотрудничество с Костей (Константином Новоселовым – «Газета.Ru») совершенно фантастическое. Мы вместе работали в Голландии, и затем я смог взять его с собой в Англию. Очень часто я не мог найти общий язык с людьми, которые работали недостаточно напряженно. Но никогда у меня не было проблем в общении с людьми, которые работают так активно, как Костя».

«Я был просто поражен, когда я узнал о присуждении премии, — сказал Константин Новоселов. — Моей первой мыслью было бежать в лабораторию и рассказать об этом моим коллегам. Я не знал ничего об этом до тех пор, пока сегодня утром мне не позвонили из Стокгольма. С Андреем Геймом мы ведем работы по графену вместе уже семь лет, и это замечательные годы. Я очень благодарен всем моим коллегам здесь, в Университете Манчестера, за нашу совместную работу.

Университет предоставляет нам все необходимые возможности, все оборудование, все условия».

«Конечно, и в лаборатории, и в мировом сообществе уже был такой консенсус, что рано или поздно премию им дать должны, — рассказал «Газете.Ru» Андрей Голов, коллега Андрея Гейма и Константина Новоселова. — Понимаете, есть премии спорные, когда много конкурентов, когда непонятно, кто первый сделал открытие, то есть кому именно премию давать, либо не сразу ясно, насколько достижение важное. Здесь же вопрос совершенно четкий. С одной стороны, не вызывает сомнения, что открытие важное, как с точки зрения фундаментальной науки, так и с точки зрения применений. Уже сейчас намечены отрасли, где материалы на основе графена могут совершить технологическую революцию. С другой стороны, авторы открытия известны, здесь нет спорных моментов, приоритет четко установлен.

Это хороший пример «чистой» премии, когда у Нобелевского комитета не было политических проблем при принятии решения.

Значимость графена мировое сообщество оценило очень быстро. После пионерских работ Гейма и Новоселова был взрыв публикаций по этой тематике, многие научные группы начали работы в этой области».

На вопрос, находится ли коллектив лаборатории под впечатлением от этого события, Голов ответил: «Да, конечно. С одной стороны, люди верили, что время в этом случае играет на Гейма и Новоселова, и что премию обязательно дадут. Но сегодня утром никто не ожидал, что это будет вот именно сейчас, в этот самый момент.

Конечно, ближайшие несколько месяцев Гейма и Новоселова ждет трудное время с точки зрения внимания журналистов.

За открытие графена они уже получили ряд престижных научных премий, то есть в какой-то мере они подготовлены к такому авралу, однако на этот раз будет что-то совершенно особенное».

«Это фантастические новости. Мы рады, что работы Андре и Константина с графеном были признаны на самом высоком уровне Нобелевским комитетом, — заявила президент Университета Манчестера Нэнси Ротуэлл. — Это прекрасный пример того, как фундаментальное открытие, основанное на научном любопытстве, дает практические, социальные и экономические выгоды для общества».