Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Не знаю, чем занимается Петрик»

Президент РАН о Петрике и российской науке

Николай Подорванюк 05.02.2010, 15:05
ИТАР-ТАСС

Президент Академии наук Юрий Осипов, отвечая на вопросы корреспондента «Газеты.Ru» о «мракобесии» в РАН и о проблемах российской науки в целом, заявил, что о деятельности Виктора Петрика пока знает только понаслышке, и призвал ученых писать хорошие статьи в российские журналы.

— Прокомментируйте, пожалуйста, заявление спикера Госдумы Бориса Грызлова о том, что существование в Академии наук комитета по лженауке — это мракобесие.
— Думаю, что это такие «горячие» слова, не очень, может быть, правильные. То есть они неправильные, но я хочу сказать, что на эмоции обращать внимание не нужно. Борис Вячеславович обратился в Академию наук с просьбой посмотреть и дать заключение по некоторым конкретным работам. Заключение готовится, скоро выйдет: оно будет без лишних слов, по существу. Я Борису Вячеславовичу его пошлю.

— Когда выйдет заключение?
— Думаю, в течение пары недель оно уже будет готово.

— Ваше личное мнение по поводу деятельности Виктора Петрика?
— Я Виктора Петрика ни разу в жизни не видел и только понаслышке знаю, чем он занимается. Вот когда я увижу заключение экспертов — без эмоций, без всхлипываний и приседаний, тогда я скажу. Я обязан верить экспертам.

В таких делах нужно хладнокровие, оценки должны быть предельно объективными, никаких эмоциональных высказываний быть не должно, выводы должны быть основательными.

Только так может наука работать. А если будет вставлять слова «преступник» и «шарлатан», это во вред науке. Равно как и комментарии по поводу заявлений тоже должны быть сдержанными и по существу.

— Юрий Сергеевич, прокомментируйте, пожалуйста, открытое письмо ученых о состоянии российской науки.
— Какое письмо? Я его не видел. О чем там? Не знаю, не читал.

— Ваше мнение по вопросу о проблеме так называемых «возвращенцев» — ученых, которые в свое время уехали из страны за границу, а теперь возвращаются?
— Я считаю, что, если люди будут возвращаться, это хорошо. Но они должны быть поставлены в те условия, что и работающие здесь, в России, не менее квалифицированные ученые. Если думать, что уехали за рубеж самые лучшие, а здесь остались непонятно кто, то это грубая ошибка, в том числе и политическая, если так думают большие политики. Уехали и талантливые люди, и не очень талантливые, они там научились чему-то — и слава богу, если мы будем их приглашать. Я считаю, что идея приглашения на работу в Россию зарубежных ученых — идея хорошая. Наука — открытая система, которая не может долго находиться в замкнутом состоянии.

Приглашать их надо, но ставить в особые условия — это неправильно.

Это очень тонкий, очень острый вопрос. Но, если мы будем привлекать людей из-за границы, я буду рад.

— В науке есть такой показатель, как индекс цитирования, который в отношении России выявляет две тенденции. Первая: у российских журналов этот показатель очень низкий. Вторая заключается в том, что есть много молодых российских ученых с большим индексом цитируемости, но зачастую они едва ли не большую часть времени работают за границей, и в статьях аффилиация российской научной организации, которую они представляют, идет не первым номером. Как вы можете это прокомментировать?
— К сожалению, сложилась такая ситуация, когда английский язык стал господствующим в мире, в том числе и в науке. Это правда. Поэтому обращаются к журналам, которые издаются на английском языке. Но я утверждаю (и это на самом деле так), что есть первоклассные журналы мирового уровня на русском языке и публикацию в них даже иностранцы считают за большую часть.

— А можете привести примеры?
— Конечно могу. Это, например, «Труды Института математики и механики» в Екатеринбурге. Или труды по математике Санкт-Петербургского или Московского университетов. Они не переиздаются на других языках.

Отношение к индексу цитирования должно быть осторожным. Его полезно использовать, но давать оценку работы по этому индексу — нет. Это грубая ошибка.

Мировой конгресс математиков, высший орган математиков мира, принял специальное решение, по которому не рекомендует использовать индекс цитирования для оценки вклада ученого в науку. А чтобы поднимать наши журналы, нужно писать в них хорошие статьи, а не посылать их за границу.

— Но ведь есть большая вероятность, что хорошую статью в российском журнале не прочитают…
— Знаете, если человек — специалист высокого класса, то он будет и русский язык изучать, и читать статьи на русском. Это что за странная постановка вопроса? Почему мы, российские наши люди, должны учить английский язык, чтобы читать работы на английском языке, а там — нет? Многие выдающиеся математики с удовольствием публикуют статьи в русских журналах и не считают это зазорным.