Чернобыль дошёл до кузнечиков

Чернобыльская радиация до сих пор снижает количество насекомых и пауков

Владимир Грамм 18.03.2009, 18:15
ИТАР-ТАСС

И через 20 лет после аварии на ЧАЭС и эвакуации зоны отчуждения насекомые здесь продолжают страдать от радиации. Разговоры о восстановлении экосистемы были преждевременными, утверждают французские и американские учёные.

Авария на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года коренным образом поменяла жизнь сотен тысяч людей и до неузнаваемости изменила облик города Припять и его не таких уж ближайших окрестностей. По данным Всемирной организации здравоохранения, от чернобыльской радиации уже умерли почти 10 тысяч человек. 3 тысячи квадратных километров зоны отчуждения до сих пор практически не заселены, а радиоактивные осадки дождём и пылью пролились над Белоруссией, Украиной, западными областями России и в Восточной Европе.

Пострадала и живая природа в окрестностях ЧАЭС. Уже через несколько месяцев после взрыва в радиусе нескольких километров от 4-го энергоблока не осталось ни единого живого дерева. Вскоре стали появляться сообщения о множестве врождённых уродств у родившихся после аварии детей, появлении диковинных животных и необычной растительности в зоне, подвергшейся радиоактивному загрязнению. А грибов и ягод, собранных хоть в Брянской, хоть в Смоленской области, на рынках всей центральной России стали бояться, как огня.

Тем не менее в отчёте МАГАТЭ, составленном уже через 6 лет после аварии, в 1992 году, отмечалось, что

радиационное заражение не слишком заметно влияет на обилие диких животных в зоне отчуждения.

Всем знакомым символом «возрождения» зоны стали фотографии деревьев, выросших прямо на крыше бетонного саркофага над разрушенным энергоблоком.

А в 1995 году на специальной конференции, посвящённой последствиям аварии, учёные рассказали о появлении на оставленных человеком землях давно не виданных здесь животных – барсуков, бобров, редких видах птиц и насекомых. Позднее Украина объявила зону отчуждения заповедником, и сейчас здесь можно увидеть не только барсуков и лосей, но и волков, лисиц, орлов и даже зубров.

Далеко не все биологи, впрочем, столь благодушны.

Критики долгое время указывали на отсутствие систематического подхода к оценке биоразнообразия и обилия живых существ в зоне отчуждения в соответствии с принятыми в биологии и экологии нормами.

В конце концов, два таких критика – Андерс Папе Мёллер, работающий сейчас в Парижском южном университете, и Тимоти Муссо из Университета Южной Калифорнии — решили исправить ситуацию, и вот уже три года каждое лето проводят несколько недель в зоне отчуждения, где переписывают и пересчитывают деревья, птиц, зверей, насекомых и прочую живность. И все эти данные они постепенно публикуют.

Полтора года назад Мёллер и Муссо представили первые итоги своей работы, касающиеся обилия птиц в регионе и аномалий их развития и поведения. Учёные, в частности, показали, что всевозможные уродства встречаются у ласточек, выросших в сильнозагрязнённых районах, а видовой состав птичьего сообщества в зоне отчуждения сильно смещён по отношению к нормальному. Закономерности, которые учёные подметили под Чернобылем, даже позволили предположить, что птицы серого цвета гораздо лучше справляются с радиацией, чем более красочные представители мира пернатых – из-за того, что у них на борьбу с повреждениями белков и ДНК остаётся больше ресурсов.

Публикация полуторагодовалой давности вызвала много споров. Оппоненты из лагеря «благодушных» указывали, что Мёллер и Муссо свалили в кучу данные по разным птицам из самых разных районов с совершенно различным уровнем радиационного загрязнения, разделив их всего на две группы – «сильнозаражённые» и «слабозаражённые». Не удивлял оппонентов и изменившийся видовой состав: ведь с уходом из зоны отчуждения людей условия в ней изменились кардинально – в полях перестали пахать и сеять, в покинутых городах стало нечем поживиться, а дома, которые могли дать приют тем же ласточкам, начали потихоньку разваливаться.

В статье, опубликованной в Biology Letters в среду (работа находится в открытом доступе), Мёллер и Муссо постарались принять всю эту критику во внимание. Статья посвящена насекомым и паукам, но вывод её принципиально не отличается от выводов по птицам.

И через 20 лет после аварии чернобыльская радиация вредит живой природе зоны отчуждения.

Притом речь идёт именно о радиации: в тех местах, где радиационный фон сильнее, беспозвоночных меньше – даже если они расположены рядом и ничем другим вроде бы не отличаются.

За время наблюдений Мёллеру встретились:

298 шмелей (на 73% земляных)

389 бабочек (на 37% боярышниц)

305 кузнечиков

105 стрекоз

и 775 паучьих гнёзд

С 2006 по 2008 год Андерс Папе Мёллер провел более тысячи замеров обилия насекомых и пауков в нескольких районах вблизи ЧАЭС и в других регионах Украины. Он также сделал несколько десятков так называемых трансекций, «срезов», в ходе которых записывается вся встреченная, услышанная и увиденная живность, пока биолог идёт по заранее выбранному маршруту. Тут же, разумеется, записывался и радиационный фон. Пауков учёный подсчитывал по количеству замеченных паутин.

В ходе статистической обработки выявились чёткие, по словам авторов, тренды – чем выше уровень радиации, тем меньше беспозвоночных. И этот вывод касается как травоядных насекомых – шмелей, бабочек и кузнечиков, так и хищников – пауков и стрекоз. Обратная связь между биологическим обилием и радиационным фоном прослеживается в интервале последнего от сотни микрогрэй в час до сотых долей мкГр/ч.

То есть даже нескольких лишних мкР/ч может быть достаточно, чтобы статистически значимо повлиять на число насекомых и пауков в округе.

(1 мкГр/ч, для γ-излучения очень грубо соответствует 100 мкР/час, однако рентгены не применяют для измерения уровня α- и β-радиации, которые также оказывают сильное биологическое воздействие).

Правда, эффект не такой уж сильный – изменение радиационного уровня объясняет примерно 6% полной вариации обилия беспозвоночных в ходе случайных замеров и 22% вариации, измеренной в ходе срезов. Эти результаты не противоречат друг другу, так как срезов было гораздо меньше, а длились они недолго, около 10 минут каждый. Поэтому многие другие факторы – время суток, тип почвы, скорость ветра и так далее – за время измерений не успевают сильно поменяться. Сама полная вариация в выборке – примерно в 10 раз.

Кроме того, как рассказали авторы Reuters, в более заражённых районах гораздо чаще встречаются насекомые-уроды – необычного цвета, с недостающими члениками на ногах или с крыльями разной длины. Впрочем, это может объясняться меньшим количеством хищников, которые где-то вдали от Чернобыля вполне могли бы быстро очистить популяцию от хромых кузнечиков и кособоких боярышниц. Сейчас статья с этими результатами готовится к публикации.