Пенсионный советник

«Хоббит» похож на человека из Дманиси

Антропометрический анализ сближает «хоббитов» с острова Флорес с человеком прямоходящим

Владимир Грамм 18.12.2008, 19:44
floressatours.com

Антропометрия показывает, что «хоббит» с острова Флорес всё-таки ближе не к H. sapiens, а к человеку прямоходящему. Притом его более примитивным формам вроде «грузинского человека» из Дманиси. Лицом же «хоббиты» похожи на современных людей потому, что так выглядят все маленькие приматы, показывает экстраполяция данных.

Спор о происхождении знаменитого «хоббита» – миниатюрного примата с индонезийского острова Флорес – продолжается. Видимо, уж очень неприятные для людей выводы влекут за собой обе из предложенных версий происхождения крохотных людей.

С одной стороны, мозг LB1 – единственной особи Homo florensis, от которой до нас дошла черепная коробка, вчетверо меньше человеческой, а устройство конечностей сближает его скорее с обезьянами, чем с другими представителями человеческого рода. Признавать близкую родню в таком существе, наверное, претит многим антропологам, а потому они считают его очень примитивным существом, по какой-то причине сохранявшимся на планете примерно до 20 тысячелетия до н. э. Эдакий реликт тупиковой ветви эволюции вышедших из Африки полулюдей-полуобезьян.

С другой – орудия труда, найденные в карстовой пещере Лианг-Буа в 2003 году вместе с фрагментами древних костей, достаточно совершенны, чтобы 20 тысяч лет назад их мог сделать какой-нибудь достаточно близкий родственник современных людей. Неужели такими простыми мозгами можно было додуматься до тех рубил и наконечников, до которых наши далёкие предки с вдвое большим объёмом мозга доходили не одну сотню тысяч лет?

К тому же по некоторым пропорциям черепных костей «хоббит» вполне походит на современных людей.

Отсюда возникают версии, что орудия труда оставили другие обитатели Лианг-Буа, настоящие Homo sapiens, измельчавшие на острове из-за его ограниченного размера, как измельчали аборигены индийских Андаманских островов. По мнению пропонентов этого направления, LB1 – просто их убогий собрат, мозг которого (точнее, которой) оказался недоразвитым по причине болезни. Среди диагнозов, поставленных «хоббитянке», – микроцефалия, синдром Ларона и кретинизм. Сторонники этих версий находят множество косвенных признаков в их поддержку, вроде деформации некоторых скелетных костей или асимметрии в отдельных элементах черепа LB1.

Однако несомненная отличительная черта, с которой не спорят представители ни того, ни другого лагеря, – это очень малый размер всех обитателей пещеры Лианг-Буа – и той, от которой нам достался череп, и примерно десятка остальных, оставивших другие кости.

Последний номер Journal of Human Evolution, который в печати появится уже в следующем году, почти целиком посвящён работам, каким-то образом связанным с происхождением «хоббита». Среди них – статья Карен Бааб и Кьеран Макнулти из американских университетов Стони-Брук и Миннесоты.

Вывод учёных, пытавшихся занять максимально взвешенную позицию, всё-таки заставляет их отнести к лагерю противников чересчур близкого родства людей и «хоббитов».

Homo florensis – отдельный вид, который, скорее всего, является родственником других представителей линии Homo erectus, человека прямоходящего.

И скорее всего, от основной ветви прямоходящих людей «хоббиты» отделились довольно давно, но каким-то образом сохранились на изолированном острове к тому времени, когда даже куда более совершенных неандертальцев на Земле не осталось.

Антропологи попытались выяснить, на кого были бы похожи современные люди, их вымершие предки и ныне живущие человекообразные родственники, если бы какое-то эволюционное давление – будь то нехватка места, пищи или что-то другое – довели бы их до тех же размеров, которыми отличались жители острова Флорес 20 тысяч лет назад.

Для этого они провели многомерный анализ антропометрических показателей всех указанных приматов и попытались понять, в какую сторону и насколько их пропорции меняются с уменьшением общих размеров особи. Кроме того, они попытались с помощью специального программного обеспечения экстраполировать те закономерности, что проявились при таком анализе, на крохотных существ.

Как оказалось, лицо, похожее на человеческое, – ещё не признак близкого родства.

Это общее свойство всех маленьких обезьян. Как маленькая собачка – всегда щенок, так и маленький человекообразный примат начинает по некоторым показателям всё более напоминать человека. И что немаловажно – как раз по тем показателям (вроде больших глаз, менее выпуклого нёба и так далее), на которые любят указывать сторонники близкого родства современного человека и «хоббита». Но если при малых размерах все они становятся очень похожи, то использовать их в качестве аргумента никак нельзя.

А вот те показатели, которые и при уменьшении размеров особи оставались более или менее пригодными к различению разных видов приматов, сближают Homo florensis скорее с человеком прямоходящим, чем с человеком разумным. При этом H. florensis более похож на примитивные формы H. erectus, чем на своих соседей по Юго-Восточной Азии. Например, некоторые признаки сближают «хоббитов» с обнаруженными в 1990–2000-х годах в грузинском Дманиси останками древнего человека, считающегося потомком H. erectus, покинувших Африку около 1,8 миллионов лет назад. Вместе с тем, говорить об их эволюционной близости никак нельзя, особенно учитывая грандиозную пропасть по времени и в пространстве.

Что же касается малого размера мозга у LB1, то, утверждают Бааб и Макнулти, он хотя и гораздо меньше того же человека дманисийского, но всё-таки в пределах характерных межвидовых вариаций.

Конечно, спор на этой работе всё равно не закончится, уверен Макнулти. Но «большинство учёных предпочитают считать [«хоббита»] новым видом», и «данная работа поможет утвердить это мнение». Впрочем, в науке, как известно, большинством голосов споры не решаются.