Француз моргнул чужим лицом

Хирурги подвели итоги операций по пересадке лиц

thelancet.com
Китайские и французские хирурги описали подробности и подвели научные итоги двум сложнейшим операциям по пересадке лица, проведённым в 2006 году. Последствия встречи с медведем и редкого вида рака полностью устранены не были, но французский пациент впервые за 10 лет смог моргать.

Даже со всеми успехами клеточной и тканевой инженерии без привычной трансплантации в ближайшем будущем обойтись не удастся. Тем более, современные инструменты, медикаменты и хирургические методики позволяют делать такие «фокусы», которые десять лет назад были под силу только авторам сценариев фантастических фильмов.

Очередное достижение хирургов – успешная пересадка лиц. Естественно, показанием к операции было не желание участников поменяться обликами, а серьезные дефекты, вызванные в одном случае нападением медведя, а во втором – массивной опухолью, поразившей лицевые нервы.

Эти два случая продолжили начинание французских трансплантологов, впервые выполнивших настолько масштабную операцию в 2005 году женщине, пострадавшей от укусов собаки. На этот раз обе команды китайских и французских хирургов расширили область воздействия, но ограничились лишь частью тканей, в пересадке всего лица в этих случаях не было необходимости.

Поскольку об успехе в практической медицине, а тем более в трансплантологии сразу после операции сказать трудно, обе публикации в The Lancet вышли лишь через два года после двух по-своему рекордных операций.

Китайская группа стала первой, включившей в трансплантат треугольной формы костные элементы, без которых, по признанию авторов, «о восстановлении формы носа и верхней губы не могло быть и речи». Вторым ноу-хау стала слюнная железа, без которой качество жизни пациента было бы существенно ниже. В качестве донорского материала 13 апреля 2006 года в Четвертом военно-медицинском университете Сианя врачи использовали аллографт — то есть материал, принадлежащий другому человеку, в данном случае умершему. Как и в случае с первой пересадкой, в 2005 году в тот же графт вошли мышцы, нервы, кровеносные сосуды, хрящи и, безусловно, кожа.

Благодаря филигранной технике микрохирургов сейчас 30-летний пациент Ли Госин способен говорить, есть и пить и даже задействовать некоторые мимические мышцы. В отличие от всей прочей произвольной мускулатуры они одним концом закреплены к кости, а другим к коже, что и позволяет формировать на лице складочки и ямки.

Как сообщают авторы, без осложнений не обошлось.

Три раза после операции у пациента появлялись симптомы отторжения, которые быстро купировались увеличенной дозой иммуносупрессивных препаратов.

Именно с этим «коктейлем» профессор Сучжун Го и его коллеги отчасти связывают свой успех, ведь такая гигантская площадь пересаженной чужеродной ткани, пронизанная многочисленными сосудами, без помощи извне была бы просто отвергнута спасенным организмом. Проблема отторжения обычно решается с помощью сопоставления генов главного комплекса совместимости тканей донора и реципиента, но даже при полном совпадении не исключена необходимость годами после операции принимать гормональные и цитостатичсекие препараты.

Французский коллектив тоже поставил своеобразный рекорд, пересадив участок лица максимальной площади.

Их работа осложнялась причиной операции – гигантским новообразованием, поразившим веточки лицевого нерва. Лоран Лантьери, руководивший ходом операции, отметил, что в ходе операции им пришлось отделять злокачественную ткань от здоровой, что привело к удалению всей нижней части лица, включая мышцы и нервы.

В течение двух месяцев пересаженный участок оставался неподвижным, после чего началось восстановление чувствительности и двигательной функции. Дело в том, что отдельные тоненькие нервы нельзя совместить, и каждый раз после трансплантации (да и после обычного зашивания раны) на коже они прорастают заново. Главное, чтобы за время «молчания» мышцы и кожа не атрофировались.

Сейчас пациент отлично ест, говорит и даже может полностью закрыть рот, но, по признанию врачей, недостаточно хорошо улыбается, что связано с не совсем удачным перерасположением мышц.

Зато к нему вернулась способность моргать, потерянная еще 10 лет назад.

Хотя в обоих случаях не обошлось без осложнений, да и стоимость операций и послеоперационного лечения в десятки раз превышает традиционные пересадки кожных лоскутов, врачи не намерены останавливаться на достигнутом. К сожалению, пациентов, нуждающихся в подобной процедуре, достаточно. Мотивация хирургов подкрепляется восторженными откликами обоих подопечных, которые теперь могут без стеснения красоваться перед зеркалом.