«Это не Белоруссия. Здесь выходят мародерствовать парни, которым дали денег и водки»

Осужденный за попытку госпереворота в Казахстане рассказал о причинах погромов в республике

События в Казахстане продолжают обостряться, звучат мнения, что происходящее — ничто иное, как попытка госпереворота. «Газета.Ru» пообщалась с российским социологом Петром Милосердовым, которого несколько лет назад осудили именно за попытку свергнуть государственный строй в Казахстане. Он рассказал, чем события в среднеазиатской республике отличаются от протестов в Белоруссии, кто такие «мамбеты» и что грозит русскому населению Казахстана.

— С вашей точки зрения, протесты в Казахстане и погромы в Алма-Ате начались спонтанно или были организованы?

— Случайных протестов в Казахстане не было никогда, это надо понимать. Там нет общественной активности в нашем понимании этого явления.

Я полагаю, что эти протесты были организованы недовольными казахскими элитами. Возможно, элитами из Западного Казахстана. Я думаю, подорожание сжиженного газа — это только повод собрать людей и вывести их на улицы.

Это у нас люди могут сами выйти из-за недовольства результатами выборов или вырубки леса. В Казахстане старшие собирают сельскую молодежь и раздают им палки в руки. Чтобы так, по своему желанию выйти — такого нет.

По сути, происходящее сейчас в Казахстане — это завуалированный дворцовый переворот. Сейчас Назарбаев нигде не появляется. Хотя пока рано судить, но похоже на то, что переворот удался. Стоит все же подождать пару суток, чтобы говорить определенно.

— Почему именно в Алма-Ате идут самые жесткие уличные бои, если началось все на Западе Казахстана?

— Это вопрос к организаторам.

— Почему протестов практически нет на Севере Казахстана, в Южной Сибири?

— А вот это довольно просто. Во-первых, в северных областях сейчас -17…-20°C градусов, а в Алма-Ате — плюсовая температура. Кроме того, на севере сохраняется значительная часть русского населения, а на юге — значительный сельский фактор.

Движущая сила этих протестов — молодежь из села. Есть в Казахстане такой термин «мамбет» — это селюк, человек из глухой деревни. Эти молодые пацаны не привыкли жить в городе, у них низкий уровень культуры. Сохраняется феодально-родовая структура, архаичная форма сообщества, в которой все всех знают. Вероятно, это помогает им организовываться.

Мародеры, о которых говорят СМИ — это одновременно и мирные протестующие. Отсутствие политической культуры и общественного движения делают погром самой доступной формой протеста.

— Русское население Казахстана в этих протестах не участвует, пока нет и национальной подоплеки в этих столкновениях. Но русскоязычные казахстанцы могут как-то влиться в протест?

— В целом русские в Казахстане считаются местными элитами «вторым сортом», стоит запрет на участие русских в политике. По сути, в казахстанском парламенте только один русский депутат, какая-то женщина.

Русские в политической жизни Казахстана есть, но для ширмы. Так называемое «казачество» в республике поддерживает Назарбаева. Реально к рычагам принятия решений русские в Казахстане не допускаются.

— Как оцениваете оказанную Россией поддержу властям Казахстана по линии ОДКБ?

— России стоило бы принять меры для защиты русскоязычного населения. И, кстати, кроме русских в Казахстане проживает много европеизированных горожан казахского происхождения. Я сожалею о том, что меры по защите русскоязычных в Казахстане не были Россией приняты раньше. Сейчас есть существенный риск попадания в руки погромщиков.

— Почему в Казахстане так легко оказывают сопротивление силовикам? В чем принципиальное отличие от Белоруссии?

— У Лукашенко была построена монолитная система, вертикаль — силовики знали, что он будет стоять за них до последнего. Здесь у нас мутная игра элит, и никто из начальников не хочет быть в ней крайним. Отсюда нерешительность действий.

— Есть ли потенциал для полномасштабной гражданской войны в Казахстане?

— Там всегда есть такая опасность. Казахстан раздроблен и сложно устроен. Но думаю, что в этот раз обойдется. Мой прогноз: введенные войска ОДКБ, в том числе российские, будут охранять ключевые объекты и здания. Создадут систему блокпостов.

Два-три дня и все будет свернуто.

— Сейчас многие авиакомпании отменяют рейсы в Алма-Ату и Казахстан вообще. Плюс сообщения об отключении связи по всей стране. Будет ли республика изолирована от мира?

— У Казахстана воздушный трафик с соседями сравнительно небольшой — он в основном пролегает по наземным дорогам. Отмена рейсов вряд ли на что-то серьезно повлияет.

Бежать из страны никто не собирается, хотя кто-то уже и улетел на бизнес-джетах.

— Сегодня силовики Казахстана сообщили о задержании более 2000 человек. Какие перспективы у этих людей, ждать ли массовых репрессий? В 2011 году после протестов в Жанаозене многие отделались легкими приговорами и условными сроками…

— Сейчас не протесты, а искусственно созданный договорняк. Сажать тех, кто пошел за три копейки на площадь, на 15 лет — как настоящих оппозиционеров — никто не будет.

Я думаю, спустят все на тормозах, без показательных процессов.

Это не Белоруссия, где выходит убежденный оппозиционер. Здесь выходят помародерствовать парни, которым дали денег, водки и анаши. Думаю, будет как после Жанаозена.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть