«Слишком сложная игра»: в Эстонии не смогли выбрать президента

Эксперты оценили шансы действующего президента Эстонии остаться у власти

Прослушать новость
Остановить прослушивание
В Эстонии не смогли с первого раза выбрать президента. Кандидат был один — директор Эстонского национального музея Алар Карис. Ему не хватило пяти голосов депутатов Рийгикогу, которые и должны были выбрать главу государства. Эксперты считают, что это просто внутрипартийные торги, а Карис все равно станет президентом во втором туре, который состоится 31 августа.

За Алара Кариса проголосовали 63 депутата из 101, тогда как для утверждения в должности президента нужно как минимум 68 — две трети. Всего в голосовании участвовали 79 депутатов. Кариса выдвинула правящая коалиция двух партий — Центристской и Партии реформ. В совокупности они имеют 59 голосов. Ожидалось, что еще 8 голосов ему отдадут оппозиционные партии, но этого не произошло.

За действующего президента Керсти Кальюлайд в 2016 году проголосовал 81 депутат.

Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев считает, что

правящие партии не будут выдвигать новых кандидатов, а добьются, чтобы во втором туре Карис одержал победу.

«Завтра будут продавливать одного. Я думаю, что про запас определенная колода есть, но к ней прибегнут только в крайнем случае», — пояснил Трухачев.

При этом он отметил, что с большой долей вероятности голосование во втором туре тоже может провалиться.

Председатель Балканского клуба Центра исследования стран Восточной Европы МГИМО Сергей Артемов считает, что, не проголосовав за кандидата от двух ведущих партий, оппозиция пытается выторговать для себя максимальные уступки с их стороны.

«Вряд ли можно говорить о новых кандидатах, просто идет вопрос условий — как работа будет строиться дальше. Потому что парламент против действующего президента, следовательно, коллегию выборщиков им бы не хотелось допустить в качестве последнего инструмента избрания президента. Можно говорить о некоторых торгах оппозиции с этими двумя партиями. Возможно, они пытаются продиктовать свои условия, получить наибольшие выгоды», — пояснил Артемов.

В случае если выборы не состоятся, решать судьбу первого кресла страны будет коллегия выборщиков, которая состоит, в основном, из чиновников, «с которыми у Кальюлайд хорошие отношения», пояснил собеседник «Газеты.Ru».

«Для той же Кальюлайд было бы намного выгоднее, если бы она использовала конституционную возможность избрания коллегией выборщиков. Потому что, если посмотреть на ее состав, — это административные чиновники, с которыми она в очень хороших отношениях», — отметил Артемов.

Последствия демократии

Артемов подчеркнул, что для Эстонии и других стран Балтии довольно типично, что на выборах происходят неожиданности, и связал это с высоким уровнем демократии в стране.

«Для прибалтийских стран это нормально — у них демократические институты довольно сильно развиты, а внутренняя борьба более острая, сказывается небольшой размер страны. Консолидации добиться довольно сложно, плюс еще русское меньшинство, которое довольно значительное в стране. Все это, конечно, очень сильно влияет на результат», — отметил эксперт.

С этим согласен Вадим Трухачев: «Редко когда у них получается с первого раза кого-то выбрать. Если полного согласия в элите нет, если заранее одного кандидата не согласовали, значит, это обычная картина. Значит, были вопросы по поводу его кандидатуры, значит, не все были согласны», — пояснил эксперт.

Он добавил, что решение парламентариев никак не связаны с позицией Кариса по России. Ранее кандидат в президенты заявил, что собирается подтянуть русский язык, чтобы общаться с Владимиром Путиным.

«Это совершенно не связано с Россией. По поводу России в эстонской элите царит полное согласие, различаются только отдельные нюансы — насколько далеко можно зайти в русофобской истерике, насколько можно требовать от НАТО установку систем ПВО, как предложила президент Кальюлайд, и чтобы еще приплатили за их размещение. Партия Центр и социал-демократы менее агрессивно настроены, чем все остальные. Но это детали. Дружественных там нет сто процентов», — добавил Трухачев.

«Расхождения стилистические. Партия Центра допускает больше прав для русскоязычного населения, чем все остальные, но в целом эстонская элита не собирается отказываться от паспортов неграждан, не собирается предоставлять русскому языку статус регионального — даже в Нарве, где русские составляют 90% населения, и не собираются как-то пересматривать закон об образовании, где 60% предметов должно преподаваться в русских школах на эстонском языке», — сказал эксперт.

Шансы Кальюлайд

Сергей Артемов выразил уверенность, что действующий президент Эстонии не будет выдвинута кандидатом ни от одной партии.

«Кальюлайд не прошла в парламенте. Но в коллегии выборщиков у нее довольно большие шансы, она популярный политик. Она популярна в народе, она проверенный политик, все знают, как с ней работать. Но опять же, вопрос в том, что парламент не особо в ней заинтересован, иначе она бы как минимум прошла раньше», — пояснил Артемов.

Он отметил, что выдвижение Кальюлайд от партий можно было бы рассматривать как политическую игру, но слишком сложную для Эстонии.

«Возникает вопрос, зачем они проворачивали всю эту историю с недопуском. Если рассматривать это как инструмент давления на нее, это довольно сложно, поскольку она популярный политик, у нее есть народная поддержка. На прямых президентских выборах она бы победила», — отметил Артемов.

Вместе с тем он подчеркнул, что единственный зарегистрированный кандидат Алар Карис выглядел как компромиссная фигура, которая устраивает все партии, поэтому ожидать, что они внезапно выдвинут Кальюлайд, не приходится.

«Довольно странно выглядела бы эта история по сравнению с тем, что Карис и так выглядит как компромиссная кандидатура, иначе он не был бы единственным кандидатом. Он разумный вариант для парламента, которому важно, чтобы не был избран действующий президент», — отметил эксперт.

Он напомнил, что Кальюлайд — беспартийная, поэтому партии не заинтересованы в ее президентстве. Кроме того, действующая система непрямых выборов существенно усиливает роль самого Рийгикогу в политике страны, и депутаты вряд ли согласятся когда-либо заменять ее прямыми выборами.

«Карис не замечен в том, чтобы он продвигал закон о прямых выборах президента. Возможно, для парламента важно влиять на выборы президента. Политические предпочтения относительно кандидатуры президента и политические предпочтения относительно партии могут очень сильно различаться», — добавил Артемов.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть