Слушать новости

«Нас это не касается»: почему у России и Эстонии нет шансов заключить договор о границе

В Совфеде назвали территориальные претензии Эстонии к РФ невыполнимыми

Прослушать новость
Остановить прослушивание
В Эстонии снова вспомнили о Тартуском договоре и выдвинули территориальные претензии к России. На этот раз кандидат в президенты от эстонских консерваторов Хенн Пыллуаас потребовал от РФ район «Печор и территории за Нарвой». В Совфеде «Газете.Ru» рассказали, почему у Москвы нет пограничных проблем с Таллином, а эксперт объяснил, почему отсутствие договора о границе не вызовет у России проблем.

Тартуский договор от 1920 года потерял свою юридическую силу, когда Эстония на основании волеизъявления ее парламента в 1940 году вошла в состав СССР, сказал «Газете.Ru» первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров.

«Те территории, на которые указывает Таллин, уже в 1944 году вернулись в состав Ленинградской и Псковской областей. В этом вопросе предмета для обсуждения нет», — подчеркнул он.

Как утверждает сенатор, Таллин прекрасно понимает что их территориальные претензии невыполнимы. По его мнению, это делается только для разжигания националистических, русофобских настроений, привлечения к себе внимания молодых людей, плохо знающих историю.

«Для нас нет пограничных проблем. Если у Эстонии есть проблемы, пусть они решают их так, как считают нужным. Нас это не касается», — заключил Джабаров.

На сегодняшний день в обозримой перспективе нет никакой вероятности, что договор о госгранице будет ратифицирован, а сам договор может оставаться в подвешенном состоянии сколь угодно долго — проблем его отсутствие вызывать не будет, считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт дискуссионного клуба «Валдай» Дмитрий Офицеров-Бельский

«К его пересмотру должны быть готовы обе стороны. Россия никогда не признает Тартуский договор, а Эстония в обозримой перспективе идти навстречу РФ тоже не собирается. Все стороны могут придерживаться своей позиции сколь угодно долго, никакой проблемы это не представляет», — сказал он.

К слову, экспертная оценка вполне коррелирует с позицией российских политиков. «Трансляция подобной позиции все больше отдаляет ратификацию российско-эстонского пограндоговора», — написал в Telegram-канале глава международного комитета Госдумы Леонид Слуцкий, добавив, что Пыллуаас, видимо, ориентируется «на не очень грамотных избирателей в плане юриспруденции и истории».

В целом, официальная позиция Москвы состоит в том, что апелляция к Тартускому миру остается частью электоральной борьбы эстонских политиков, прослеживается на протяжении нескольких последних лет.

«Заявления типа «Тартуский договор действует», «мы должны требовать репараций» свидетельствуют о том, что у политических элит этих стран проблемы не с прошлым, а с будущим. Видимо, кризис развития — нечем привлекать электорат», — писала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова еще в начале 2020 года.

Почему между Россией и Эстонией до сих пор нет оформленной границы

Вся эта дискуссия выстраиваются вокруг отсутствия между Россией и Эстонией договора о границе. То есть российско-эстонские рубежи до сих пор юридически не зафиксированы.

Против ратификации соответствующего соглашения и выступил Хенн Пыллуаас. «Нет никакой необходимости и причины узаконивать преступную оккупацию Печор и территорий за Нарвой», — заявил он.

По заключенному в 1920 году Тартускому мирному договору между Эстонией и Советской Россией часть Псковской губернии — нынешний Печорский район Псковской области — и территории в Ленинградской области на правобережье Нарвы отходили эстонской стороне. Однако в 1944 году эти земли вернулись в состав РСФСР.

В середине 2000-х годов шанс на устранение пограничной проблемы появился. В 2005 году, спустя почти 11 лет переговоров линия госграницы все же была согласована. Тогда стороны подписали пограничный договор и поддержали ратификацию.

Однако эстонские депутаты на этапе внесения документа в парламент включили в его преамбулу упоминание о Тартуском мирном договоре, что стало причиной отзыва Москвой подписи под документом. Процесс остался юридически незавершенным, а консультации по нему возобновились только в конце 2012 года.

В очередной раз попытка очертить границы была предпринята в 2014 году, когда соответствующий договор подписали главы МИД России и Эстонии Сергей Лавров и занимавший на тот момент аналогичный пост в Латвии Урмас Паэт. В документ о российско-эстонской госгранице и разграничении морских пространств в Нарвском и Финском заливах добавили положения о том, что стороны не имеют территориальных претензий друг к другу, а договоры касаются только решения пограничных вопросов. Документы до сих пор не ратифицированы парламентами.

В договоре от 2014 года не указывались конкретные координаты, которые могли бы стать основой для делимитации границы, — там обозначены только правила делимитации,

напомнил в беседе с «Газетой.Ru» Дмитрий Офицеров-Бельский.

Говоря о Тартуском договоре, эксперт отметил, что самая большая его проблема заключается в том, что при заключении этих соглашений (то есть в 1920 году) стороны не были субъектами международного права: договор подписывала советская Россия под руководством Владимира Ленина, который на тот момент не был ее легитимным руководителем.

Есть и другой момент, который Эстония предпочитает не замечать: Офицеров-Бельский отмечает, что Тартуское соглашение не допускает присутствия вооруженных сил третьих стран на территории страны, хотя военнослужащие НАТО в настоящий момент находятся на территории прибалтийской республики.

Но и на этом пункте Москва, по мнению эксперта, не станет акцентировать внимания, поскольку признает Тартуский мир в целом утратившим силу.

Борец за территории

На сегодняшний день Пыллуаас — глава парламентской фракции EKRE. С 4 апреля 2019 года по 18 марта 2021-го он занимал пост спикера парламента.

Пыллуаас будет избираться на очередных выборах президента Эстонии, которые пройдут в период с 10 августа по 29 сентября. Сначала его будет избирать парламент, но, если ему не удастся заручиться большинством голосов, будет созвана коллегия выборщиков из 208 человек — 107 представителей местных самоуправлений и 101 депутат парламента. Если его кандидатуру утвердят, он сменит на посту главы государства Керсти Кальюлайд, избранную в 2016 году.

Именно призывы потребовать от России «возвращения» в состав Эстонии Ивангорода и Печор ранее принесли ему известность.

Он не раз указывал на территориальные претензии Эстонии к России, которая, с его позиции, захватила 5% территории страны.

В очередной раз он заявил об этом в конце февраля. Любые дискуссии на тему принадлежности Печор и Ивангорода он назвал неуместными. «Тартуский мирный договор, закрепленный в нашей Конституции, согласно международному праву действует и по сей день. Действует и установленная в нем государственная граница, вне зависимости от того, что Россия по-прежнему занимает Печоры и территории вблизи Нарвы», — говорил он в своей речи по случаю Дня независимости Эстонии в феврале текущего года.

Он убежден, что Таллину не нужно заключать с Москвой «вероломный договор о границе», если «эстонские территории» останутся в составе РФ. Если Эстония ратифицирует соглашение, она узаконит «преступную оккупацию», уверен Пыллуаас.

За пару месяцев до этого, будучи спикером парламента, в своем новогоднем обращении он говорил, что между Россией и Эстонией продолжают действовать договоренности о госгранице по Тартускому мирному договору. Как утверждает Пыллуаас, они действуют в соответствии с международным правом.

При этом пресс-служба парламента позже отметила, что высказывания спикера — это его личное мнение.

Однако Дмитрий Офицеров-Бельский считает, что это не так.

«Это не просто безумный эксцесс экстравагантного эстонского политика, а крайне спорная с точки зрения международного права последовательная эстонская позиция», — уверен он.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Картина дня
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть