Служба, покрытая тайной

КС запретил следователям скрывать обстоятельства смерти их близких, ссылаясь на гостайну

Полина Матвеева 11.11.2014, 17:36

Во вторник Конституционный суд России запретил следователям скрывать от родственников обстоятельства смерти их близких, ссылаясь на государственную тайну. Накануне Главная военная прокуратура (ГВП) России официально признала, что обстоятельства гибели псковских десантников являются государственной тайной. Впрочем, решение Конституционного суда все равно не поможет открыть обстоятельства смерти военнослужащих.

Решение было принято после обращения в Конституционный суд гражданина О.А. Лаптева, родной брат которого был найден повешенным в полицейском изоляторе в Йошкар-Оле в 2012 году. В суде россиянин оспаривал положения закона «О государственной тайне», ссылаясь на который следователи отказали в возбуждении дела и не раскрыли часть материалов проверки. Из-за этого Лаптев не смог обжаловать отказ в расследовании смерти брата.

КС пришел к выводу, что существующие нормы соответствуют Основному закону России, но не должны ограничивать право адвоката, являющегося представителем лица, которое требует возбуждения уголовного дела в связи с гибелью своего близкого родственника, знакомиться с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и материалами, послужившими основанием для принятия такого процессуального решения, несмотря на ссылки на секретность.

«В законе о государственной тайне определенно говорится о том, что не подлежат засекречиванию сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, а также о фактах нарушения законности органами госвласти. Это значит, что должностные лица обязаны принять все меры к тому, чтобы в материалах проверки о совершении преступления содержались лишь те сведения, которые необходимы для принятия решения о возбуждении уголовного дела», — прокомментировал решение КС конституционный судья Александр Бойцов.

Решение КС было принято на следующий день после того, как Главная военная прокуратура России официально признала, что обстоятельства гибели псковских десантников — государственная тайна.

Запрос в ГВП еще в сентябре отправил депутат и основатель газеты «Псковская губерния» Лев Шлосберг. «Запрашиваемые сведения не могут быть предоставлены в соответствии с федеральным законом «О государственной тайне», — ответили в ведомстве.

В конце августа Шлосберг сообщил о тайных похоронах псковских десантников, могилы которых лично видел корреспондент «Газеты.Ru». По официальной версии, военнослужащие погибли на учениях в России. Однако псковский депутат настаивал, что десантники погибли на территории Украины. Позже официальные СМИ также сообщили о гибели российских военнослужащих в Донбассе, но при этом подчеркивалось, что воевали они в качестве добровольцев.

Сегодняшнее решение КС вряд ли поможет родственникам найти ответы на вопросы, где и как именно погибли военнослужащие и чей приказ они выполняли».

«КС дал важное разъяснение: в необходимом количестве все документы относительно произошедших событий, которые касаются угрозы жизни, а в данном случае — гибели, должны быть предоставлены, но исключая те документы, которые не имеют отношения к материалам дела и которые составляют государственную тайну. При этом, если документ все же составляет государственную тайну, он может быть предоставлен, но с учетом соблюдения гарантий: закрытое судебное заседание, подписка о неразглашении государственной тайны, в случае, например, допуска к документам адвоката», — поясняет председатель Военной коллегии адвокатов города Москвы Владимир Тригнин.

«Раньше, для того чтобы ознакомиться с материалами уголовного дела, было необходимо постановление о признании потерпевшим, — продолжает Тригнин. — Хорошо, если в этом случае речь идет о родителях, а если родственник, как близкий так и неблизкий, порой ему быть признанным потерпевшим очень сложно. Уже здесь можно погрязнуть в судебных тяжбах. А здесь сам факт родства может являться основанием для допуска к ознакомлению вот с этими документами».

При этом, по словам адвоката, важен уже и тот факт, что КС обратил внимание на позицию, согласно которой сведения о нарушении прав и свобод человека и гражданина не могут относиться к государственной тайне и засекречиваться.

По словам политолога Алексея Макаркина, военные ведомства в данном случае предпочтут пойти «по минималистскому сценарию»: «Отрапортуют, что ребята погибли смертью храбрых при исполнении служебных обязанностей. Большинство родственников на сегодняшний день это воспримет, так как они однозначно обвиняют в том, что случилось, украинские власти».

«Но тут важно понимать, что и сами родственники в большинстве своем вряд ли хотят подробностей. Для одних людей важно знать все подробности и обстоятельства. Это один тип родственников. А для других — важно знать, что человек погиб с честью за свою страну, выполняя свои обязанности, что он достойно похоронен и выплачены компенсации. Если в 90-е годы как раз был очень распространен первый тип, то сейчас скорее больше тех людей, кто не будет добиваться подробностей», — полагает эксперт.