Университетов не кончала

Какую роль играет первая леди в политике США

,


Меланья Трамп и Мишель Обама

Меланья Трамп и Мишель Обама

Chuck Kennedy/Zumapress.com/globallookpress.com
От Меланьи Трамп не ждут ничего хорошего — ее пародируют, обвиняют в отсутствии образования и упрекают за сомнительное прошлое. Однако новая первая леди США может стать новой Джеки Кеннеди — «Газета.Ru» разбиралась, какой должна быть супруга президента США.

На прошедшей в Лос-Анджелесе 44-й церемонии вручения American Music Awards ведущая шоу супермодель Джиджи Хадид выступила в необычном для себя амплуа артистки пародии. Объектом ее насмешек стала жена избранного президента США: слегка выпятив губки и выставив ножку, одетая в длинное блестящее платье с высоким разрезом, Джиджи Хадид произнесла с балканским акцентом: «Я люблю моего мужа, президента Барака Обаму, и наших детей, Сашу и Малию».

Таким образом модель напомнила публике сразу обо всех преступлениях, вменяемых новой первой леди США, — о ее слишком откровенных нарядах, об отсутствии у нее должного образования, о том, что ее речь во время национальной конвенции Республиканской партии в июле 2016-го была как будто скопирована с речи Мишель Обамы во время национальной конвенции Демократической партии в 2008-м. При наличии фантазии можно было еще вспомнить о том, что Меланью Трамп обвиняют в том, что она оказывала услуги эскорта, — этот факт громко опровергался, но осадок остался.

Выступление Джиджи Хадид оставило чувство неловкости у зрителей, пользователей соцсетей и журналистов: с тех пор как Меланья Трамп стала избранной первой леди США, говорить о ней стараются либо хорошо, либо ничего.

Спародировав акцент Меланьи, Джиджи Хадид оказалась под огнем обвинений в… ксенофобии. Совсем как муж Меланьи Трамп.

Scott Roth/AP

На самом деле Джиджи Хадид можно обвинить, супермодель, тонко чувствующая и даже создающая модные тренды, оказалась нечувствительна к трендам политическим: насмехаться над акцентом и внешностью Меланьи мало-помалу становится дурным тоном.

Во время президентской кампании в США СМИ вытаскивали на свет сомнительные факты из биографии вероятной первой леди, включая тот факт, что она, возможно, работала в стране нелегально, снималась для журналов обнаженной, состояла в службе эскорта, в которой познакомилась с Дональдом Трампом, и приврала по поводу того, что у нее есть высшее образование, которого на самом деле нет.

Взрыв негодования среди либералов после победы Трампа вызвал поток бранных слов и язвительных замечаний, имеющих мало отношения к либеральной риторике.

«Я вдруг поняла, что новым образцом для подражания у моей дочери будет Меланья Трамп, и я никогда не хотела броситься с крыши так, как сейчас»; «Меланья Трамп, первая леди Америки, была стриптизершей. От выпускницы Гарварда — к стриптизерше»; «Меланья Трамп — первая Первая леди, обнаженные фото может увидеть кто угодно. Вот это класс. Вот это элегантность». «Шлюха», «ТП» — такими эпитетами награждали супругу избранного президента рассерженные избиратели, слегка подзабыв, что ратуют за толерантность и свободу самовыражения.

Через две недели после выборов страсти улеглись, но Меланья по-прежнему остается под огнем критики — теперь уже потому, что, как выразилась Божена Рынска, «она не женщина-партнер». Меланью обвиняют в том, что на протяжении всей президентской кампании и после нее она выполняет декоративную функцию, не имеет собственной платформы, сосредоточена на супруге.

А кроме того, говорит с чудовищным акцентом, необразованна, в общем, явно не дотягивает до той высокой планки, что задана ее предшественницей Мишель Обамой.

В защиту Меланьи стоит сказать, что она никогда раньше не была супругой политика и не планировала ею быть, а значит, не стремилась соответствовать — то есть оканчивать престижный университет, получать серьезную профессию, заниматься общественной деятельностью, словом, создавать солидный имидж и делать карьеру будущей первой леди. Меланья с самого начала выбрала профессию модели, а затем роль жены и матери, не требовавшую от нее магистерской степени. Это, разумеется, не значит, что ей стоило рассказывать, будто она окончила университет в Словении и получила диплом архитектора, хотя она бросила его уже после первого курса, однако и предъявлять к ней претензии в том, что она не заканчивала Гарвард, тоже не имеет смысла.



Жаклин Кеннеди

Жаклин Кеннеди

J.Walter Green/AP

Сегодня от Меланьи ждут, что она будет ярче проявлять себя как самостоятельная личность, однако роль первой леди США действительно долго была вспомогательной.

В современной истории США первой приходит в голову Джеки Кеннеди-Онассис (супруга Джона Кеннеди). Несмотря на то что первая леди сыграла в истории Америки значимую роль, назвать ее «серым кардиналом» своего мужа вряд ли можно. Джеки прославилась в Штатах как икона стиля и секс-символ. Во время брака с президентом она организовывала приемы в Белом доме, давала интервью и позировала для фотографов.

В Белом доме ей удалось создать атмосферу, позволяющую приглашать гостей на коктейль, отчасти в этом и заключалась ее помощь президенту.

Среди приглашенных были художники, ученые, поэты, политики, дипломаты и государственные деятелями. Однако, несмотря на свою социальную активность, популярностью у политиков Джеки пользовалась благодаря своему уму и обаянию, а вовсе не общественной работе.



Пэт Никсон

Пэт Никсон

AP

Другой пример — Пэт Никсон (супруга 37-го президента США Ричарда Никсона) была скорее женой в традиционном понимании, нежели супругой-союзником. Несмотря на то что ей доверяли выполнение дипломатических поручений, в Белом доме Пэт не играла никакой политической роли, она не произносила официальных речей, не писала статей и даже на вопросы журналистов давала общие уклончивые ответы. Но президента Америки это не смущало.

Напротив, Никсон гордился своей женой и говорил, что она настолько умна, что может позволить себе говорить только то, что нужно, и уклоняться от спорных вопросов.

На вопросы журналистов, как Пэт помогает мужу, она отвечала, что вселяет в него мужество и иногда дает ему советы, особенно если речь идет о мнении женской части избирателей.

Деятельные, самостоятельные президентские жены долгое время оставались скорее исключением, чем правилом. В XX веке самым ярким примером такой первой леди была Элеонора Рузвельт, супруга Франклина Делано Рузвельта, — в числе всего прочего она с 1941 года была заместителем министра обороны США, после войны участвовала в создании ООН, активно поддерживала Движение за гражданские права и боролась за женское равноправие.



Леди Берд Джонсон

Леди Берд Джонсон

Wikimedia Commons

В послевоенной истории Соединенных Штатов первой среди неординарных первых леди была Леди Берд Джонсон, супруга Линдона Джонсона, остававшаяся на посту с 1963 по 1969 год: в 1964 году она самостоятельно отправилась в четырехдневную поездку по южным штатам, агитируя за мужа в рамках президентской кампании. К тому моменту прошло всего три месяца с того, как Линдон Джонсон подписал Акт о гражданских правах, поездка на юг была сочтена для него опасной, и вместо него в штаты, где уничтожение расовой сегрегации не приветствовалось, отправилась жена — впервые в истории США первая леди проводила избирательную кампанию отдельно от мужа.

Леди Берд Джонсон действительно завоевала для мужа голоса жителей юга — и у нее были для этого все задатки.

Две степени, полученные в университете Техаса, успешный медиабизнес и достаточно сил и энергии, чтобы управлять делами мужа в бытность конгрессменом, пока он участвовал во Второй мировой войне.



Мишель Обама

Мишель Обама

Reuters

В значительной степени Леди Берд Джонсон задала тренд: стало ясно, что первая леди может не только устраивать званые ужины, но и вести самостоятельную общественную работу. Этого ждали и от предшественницы Меланьи Трамп. Мишель Обама сейчас расценивается либеральной общественностью как эталон. Дипломы Принстона и Гарварда, юридическая практика, внимание к равноправию женщин и защите окружающей среды — все это импонирует избирателю-интеллектуалу.

Однако если присмотреться повнимательнее, ее роль тоже стала скорее вспомогательной.

Мишель возделывала огород, обращалась с вдохновляющими речами к молодым девушкам, но большую часть президентства Барака Обамы пресса обсуждала не поступки первой леди, а ее платья. И это уже вопрос скорее к той самой прессе: прежде чем спрашивать у первой леди диплом о высшем образовании, надо бы перестать обсуждать ее толстые щиколотки и неудачную форму декольте.