Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Суицидомания, депрессия, РПП: психические расстройства русских классиков

От чего лечились Пушкин, Горький, Некрасов и другие писатели

Многие русские писатели и поэты имели душевные заболевания — депрессии, психоз, суицидоманию, расстройства пищевого поведения и различные зависимости. «Газета.Ru» рассказывает о том, как психические расстройства влияли на жизнь Николая Гоголя, Льва Толстого, Сергея Есенина и других классиков отечественной литературы.

Николай Гоголь

Писатель Николай Гоголь страдал маниакально-депрессивным психозом, который проявлялся периодами. В состоянии мании у него было много энергии и творческих идей, которые помогали в написании произведений. Первый приступ случился, когда Гоголю был 31 год. В 1841 году он описал свое состояние в письме, фрагменты которого опубликованы в книге Владимира Леонова «Гоголь — загадочный алмаз России».

«Да, друг мой, я глубоко счастлив, я знаю и слышу дивные минуты, создание чудное творится и совершается в душе моей»; «Труд мой велик, мой подвиг — спасителен»; «О, верь словам моим. Властью высшей облечено отныне мое слово», — писал Гоголь.

Затем писателя накрывала продолжительная апатия. Врачи не могли поставить верный диагноз и пытались лечить его обертыванием в мокрую простыню, а духовный наставник назначил строгий пост. Но эти методы никак не облегчали состояние Гоголя.

«Мною овладела моя уже обыкновенная периодическая болезнь, во время которой я остаюсь почти в недвижном состоянии в комнате иногда на протяжении 2-3 недель. Голова моя одеревенела. Разорваны последние узы, связывающие меня со светом, — жаловался писатель.

— Солнце, небо — все мне неприятно. Моя бедная душа, ей здесь нет приюта. Я теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской».

В 1846 году состояние Гоголя ухудшилось настолько, что он задумался о самоубийстве. В письме к Василию Жуковскому автор рассказал, что приступы участились и стали тяжелее.

«Что это со мной? Старость или временное оцепенение сил? Или в самом деле 42 года для меня старость? — написал Гоголь. — Отчего, зачем на меня напало такое оцепенение — этого я не могу понять. Если бы вы знали, какие со мной странные происходят перевороты, как сильно все растерзано внутри меня. Боже, сколько я пережил, сколько перестрадал».

Последний приступ болезни продлился с декабря 1851 по февраль 1852 года. Двое суток Гоголь провел без пищи и воды, стоя на коленях перед иконами. Чувствуя свое угасание, 10 февраля он попросил графа Александра Толстого передать второй том «Мертвых душ» митрополиту Московскому Филарету, но получил отказ. На следующий день Гоголь сжег все рукописи второго тома после исповеди — вероятно, по совету своего духовника.

Потеряв смысл жизни, писатель скончался через 10 дней в возрасте 42 лет. Согласно официальной версии, Гоголь уморил себя голодом. В своих последних записках он признавался: «Надобно ж умирать, а я уже готов, и умру», «Как сладко умирать». В завещании классик попросил не погребать его тело до тех пор, «пока не покажутся явные признаки разложения».

Сергей Есенин

С раннего возраста Сергею Есенину были свойственны импульсивность и эмоциональная неустойчивость. Впервые он предпринял попытку суицида в 17 лет и подробно описал ее в письме своему другу юности Марии Бальзамовой. Через год Есенин написал товарищу Григорию Панфилову, что ему посоветовали обратиться за психологической помощью:

«Меня считают сумасшедшим и уже хотели было везти к психиатру, но я послал всех к сатане и живу, хотя некоторые опасаются моего приближения».

С переездом в Москву за Есениным закрепилась слава «горького пропойцы». К 1924 году у него уже имелся полный набор симптомов хронического алкоголизма: частичные провалы памяти, белая горячка и галлюцинации.

«Его жизнь была все в большей степени борьбой с унынием и углубляющейся меланхолией, — писал англоязычный биограф Гордон Маквей. — В реальности этот путь вел к алкоголизму и в конечном счете — только к смерти».

Доктор психиатрических наук Иван Галант в книге «О душевной болезни Есенина» привел цитату врача — современника поэта:

«Прослыл Есенин скандалистом просто потому, что он, напившись, действительно поднимал невозможные скандалы. И московская милиция не была в силах, принимая, видно, во внимание, что имеет дело с величайшим лириком нашей современности, укрощать «великого алкоголика».

В 1923 году по настоянию товарищей Есенин отправился на лечение в «санаторий для нервнобольных» на Большой Полянке в Москве. Тогда поэт уже был на той стадии заболевания, когда ему мерещились «преследователи». Однажды он вышел из окна, запрыгнул в повозку и заставил извозчика гнать изо всех сил, чтобы оторваться от мнимых недоброжелателей. Поэт всегда имел при себе веревку, чтобы с ее помощью спускаться с седьмого этажа, если «преследователи» окажутся в палате.

По мнению современного психиатра Михаила Буянова, Есенину были свойственны неуравновешенность, импульсивность, капризность, инфантилизм, отсутствие длительных эмоциональных связей, эгоцентризм и невыносливость к требованиям повседневной жизни. Эти качества «составляют особое психическое расстройство, именуемое психическим инфантилизмом». Он отметил, что на фоне последнего у поэта закономерно развился хронический алкоголизм. Кроме того, у Есенина были сложности в отношениях с женщинами — от них он искал скорее материнской любви. Почти все жены поэта были старше его по возрасту (кроме четвертой — Софьи Толстой).

В конце 1925 года у Есенина развилось маниакальное желание уйти из жизни, и он предпринимал различные попытки наложить на себя руки. 24 декабря его нашли мертвым в петербургской гостинице «Англетер» — причиной смерти считается суицид. Также существуют версии об инсценировке самоубийства.

Николай Некрасов

Судя по письмам Николая Некрасова и воспоминаниям современников, у него часто случались беспричинные колебания настроения. О своей первой депрессии, перенесенной в 19 лет, автор писал старшей сестре в Петербург.

«Какая-то безотчетная грусть мучила меня. Я сам не понимал, что со мною делалось. Все занятия мои мне опротивели, все предположения показались мне жалкими, — жаловался Некрасов. — Я не мог ни за что приняться и со злостью изорвал начало одной срочной статьи. Мне было не до того… Я чуть не плакал».

Любые неприятные происшествия вызывали у писатели продолжительные депрессии. Они происходили в связи со смертью ребенка, «горловой болезнью», неприятностями в редакции «Современника», невыполненными обязательствами авторов, финансовыми расчетами и придирками цензуры. Поэт часто заявлял в письмах, что покончит с собой. Он даже перечислял разновидности суицида, которые рассматривал для себя.

Во время хандры Некрасов часто продолжать писать — в частности, знаменитое стихотворение «Размышления у парадного подъезда» он придумал в подавленном состоянии. Биограф поэта Корней Чуковский назвал его «страстным к страданию» человеком, который видел следы угнетения там, где их не видел никто.

«У Некрасова вообще была страсть к чрезмерным изображениям чрезмерных истязаний и мук. Даже те вещи, которые другим показались бы самыми приятными и милыми, — ему казались орудиями пытки», — говорил Чуковский.

Страдания народа стали основной темой творчества Некрасова — он переживал их, как свои собственные. Чтобы отвлечься от хандры, Некрасов с головой уходил в азартные игры. Особенно депрессивным состояние поэта было в последние два года жизни, когда он страдал от рака кишечника. Несмотря на суицидальные мысли и мучения, Некрасов не наложил на себя руки и умер от болезни в 56 лет.

Иван Крылов

В наши дни баснописцу Ивану Крылову диагностировали бы расстройство пищевого поведения, а конкретно — компульсивное переедание. Об аппетитах поэта ходили легенды, а его называли «баснословным обжорой». Обеды Крылова состояли из немыслимого количества блюд, которыми могли насытиться несколько человек.

Историю о зависимости баснописца от еды приводит Леонид Зданович в «Энциклопедия русской кухни». Однажды Крылов заглянул к сенатору Андрею Абакумову, где несколько гостей собирались ужинать. Писатель отказывался к ним присоединяться, потому что дома его ждала стерляжья уха. Тем не менее, его уговорили остаться и подали ужин:

«Сели за стол. Баснописец начал жадно, как пеликан, заглатывать кушанья. За короткое время он съел столько, сколько все остальное общество вместе взятое».

Однако, проглотив последний кусок, Крылов бросился к выходу — чтобы успеть поесть дома уху, пока она не остыла.

Современники говорили об обжорстве Крылова с юмором, но злоупотребление вкусной едой привело поэта к ожирению и ухудшению здоровья. Существует версия, что Крылов умер от заворота кишок вследствие переедания, но она ошибочна. Официальной причиной смерти баснописца считается воспаление легких.

Максим Горький

У Максима Горького (Алексея Пешкова) психиатры отмечали такие отклонения, как суицидомания и дромомания (влечение к бродяжничеству). В детстве ему были свойственны вспышки гнева и безрассудные поступки. Когда больного оспой Пешкова связали, чтобы он не расчесывал себя до крови, он предпринял первую попытку самоубийства.

В 1887 году в газете «Волжский вестник» была подробно описана серьезная попытка писателя покончить с собой, совершенная вследствие депрессии. Горькому тогда было всего 20 лет.

«Алексей был предан приватному суду его приходского священника с тем, чтобы он объяснил ему значение и назначение здешней жизни, убедил его на будущее время дорожить оною, как величайшим даром божиим», — говорится в издании.

На встречу со священником Горький не явился. Когда хирург Студентский грубо высказался в адрес писателя, тот обиделся и снова попытался навредить себе. В 1892-1893 годах Горький заболел: у него начались галлюцинации, аффект страха, лихорадка — позднее психиатры квалифицировали это как «лихорадочный делирий». В последние годы жизни писатель отличался эмоциональным слабодушием: часто плакал, безрассудно тратил деньги, терял память и способность логически мыслить. На 69-м году жизни Горький простудился и умер.

Лев Толстой

Современные психиатры считают, что у Льва Толстого была аффективная эпилепсия, при которой судорожные припадки появляются преимущественно после душевных волнений (аффектов). Об этом свидетельствуют письмо Владимира Черткова к Христо Досеву от 19 октября 1910 года, опубликованное в книге Александра Гольденвейзера «Вблизи Толстого». В нем Чертков рассказывает о припадке Толстого после конфликта с супругой:

«В июле 1908 года Лев Николаевич переживал один из тех вызванных Софьей Андреевной мучительных душевных кризисов, которые у него всегда оканчиваются серьезной болезнью. Так было и в этот раз: он тотчас после этого заболел и некоторое время находился почти при смерти».

Признаками аффективной эпилепсии также считаются обмороки, головокружения и спутанность мыслей, которые иногда проявлялись у Толстого. В «Яснополянских записках» Душана Маковицкого говорится, что периодически писатель терял равновесие и падал на землю. Также во время припадков он был подвержен обморокам, ощущал затемнение сознания и спутанность мыслей, видел галлюцинации и слышал голоса.

«В дневнике Льва Николаевич есть запись, указывающая, что ему послышался как бы какой-то голос, назвавший, не помню, какое число, кажется, марта. Ему казалось, что он должен в это число умереть. На это есть несколько указаний в его дневнике», — писал Гольденвейзер.

Современники также свидетельствовали о вспыльчивости Толстого, чью психику классифицировали как аффективно-агрессивную.

Александр Пушкин

Согласно биографии и письмам современников, личности Александра Пушкина были свойственны резкая неустойчивость психики с ярко выраженной цикличностью смены настроения — биполярное расстройство. Оно проявлялось с раннего детства: поэт попеременно испытывал то возбуждение, то депрессию. После окончания лицея в Петербурге Пушкин впал в состояние резкого возбуждения. Об этом поэт рассказал доктору Ивану Спасскому — их диалог опубликован в книге «Пушкин. Тайные страсти сукина сына» Марии Багановой.

«И началась безудержная жизнь: балы, театры, пирушки. На поэзию почти не оставалось времени. Жуковский и Батюшков искренне тревожились за мое будущее. Ничто не могло остановить меня: ни недостаток средств, ни благие советы друзей, ни постоянная опасность стать «жертвой вредной красоты» и живым подобием Вольтеровского Панглоса. Шампанское, актрисы и другие крестницы Киприды, — вспоминал он. — Деньги сыплются! Ох, эти забавы часто выходили мне боком! Не раз я неделями валялся в постели с лекарствами в желудке, с меркурием в крови, с раскаянием в рассудке».

Вскоре за периодом повышенного возбуждения последовала апатия.

«Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы не тяжелая болезнь, которая, остановила на время избранный мной образ жизни, — продолжил Пушкин.

— Я весело жил в столице около двух лет, но потом все кончилось, и мною овладела хандра или, если хотите — меланхолия. Писать я не мог и разучился влюбляться».

После женитьбы на Наталье Гончаровой у Пушкина начала развиваться маниакальная ревность. Со временем шизоидные элементы проявлялись у писателя более ярко: на фоне тоски, скуки и замкнутости он стал обозленным и подозрительным. От всех окружающих он ждал подвоха и оскорбления. В одном из депрессивных состояний Пушкин добивался дуэли с Дантесом, которая впоследствии унесла его жизнь.

Кроме того, в тот период Пушкин обрел резко патологическую сексуальность: она выражалась в чрезмерной похотливости, сексуальном цинизме и извращенных половых влечениях. В послании к Федору Юрьеву он писал о своем «бесстыдном бешенстве желаний».

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть