Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
На сына Виктора Цоя могут подать иск из-за песен отца

Представительница сына Цоя заявила, что не знает об иске лейбла

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Согласно СМИ, музыкальный лейбл Moroz Records намерен взыскать с наследников лидера группы «Кино» Виктора Цоя 13,4 млн рублей — эти деньги сын музыканта Александр и его отец Роберт заработали на авторских отчислениях, пока не расторгли контракт с компанией. Однако, как стало известно «Газете.Ru», сам Александр пока не получил исковое заявление.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Лейбл Moroz Records через суд потребовал от наследников Виктора Цоя вернуть 13,4 млн руб., которые выплачивал им в качестве дивидендов за использование песен музыканта, передает Telegram-канала Mash.

Пресс-секретарь сына лидера группы «Кино» Александра Цоя заявила «Газете.Ru», что им неизвестно об иске со стороны лейбла Moroz Records.

«Мы в настоящий момент никаких документов не получали, в любом случае этот вопрос находится в компетенции юристов. Они займутся делопроизводством, если этот иск действительно имеет место», — сказала Софья Михайлова-Микулинская.

Представитель Moroz Records, в свою очередь, отказался напрямую подтверждать или опровергать информацию об обращении в суд. «Пока никак не комментируем иск», — заявил он.

До отца Виктора Цоя Роберта, который также является наследником музыканта, «Газете.Ru» дозвониться не удалось.

Moroz Records принадлежит компании «Музыкальное право». Она была основана в 1992 году Александром Морозовым. После того как Виктор Цой погиб в 1990 году, его жена Марьяна оформила права на песни группы «Кино» на сына Александра и Moroz Records.

В 2008 году был заключен новый договор с лейблом, согласно которому отчисления за композиции Цоя полагались как сыну музыканта, так его отцу Роберту.

Впоследствии соглашение продлевали в 2011 и 2017 годах. Однако спустя некоторое время Роберт Цой обратился с претензией к компании. Отец музыканта заявил, что его обманули: в соглашении, по его словам, не был установлен предмет договора и территория его действия. Также он заявил об отсутствии документов о прекращении действия договора от 2011 года. Юрист Роберта Цоя в свою очередь обратила внимание на то, что статус соглашения также не был прописан — по ее словам, из текста неясно, это был лицензионный договор или договор отчуждения. Исходя из этого, в своей жалобе Роберт Цой попросил суд признать договоры от 2011 и 2017 годов не соответствующими закону.

В ответ на требования истца юрист Moroz Records, напротив, заявила, что договор от 2017 года полностью соответствует закону. В нем, в частности, содержались строки о том, что соглашение от 2011 года выполнено и закрыто. Адвокат ответчика просила отказать в удовлетворении иска в полном объеме, но суд к доводам не прислушался. В апреле 2019 года Басманный суд Москвы признал недействительными два договора, заключенных музыкальной компанией с наследниками Виктора Цоя. Права на песни Виктора Цоя вернулись его сыну и отцу и были изъяты у Moroz Records.

Теперь лейбл, по данным Mash, требует выплаченные отчисления, так как договоры были признаны недействительными, и, как следствие, никаких выплат по ним не должно было проводиться.

Авторские права на песни группы «Кино» долгое время были предметом еще одного спора. Когда Марьяна Цой подписала договор с лейблом в 1990 году, музыканты группы в нем не фигурировали. В 2001 году музыканты «Кино» впервые заявили свои права на аудиозаписи коллектива. Юрий Каспарян, Георгий Гурьянов и Игорь Тихомиров подали иск в Санкт-Петербургский суд, в котором потребовали признать их соавторами аранжировок песен и выплатить причитающиеся им авторские гонорары. Однако выиграть дело им не удалось.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо