Пенсионный советник

«Нацисты на Луне? Отличная идея!»

Интервью с режиссером фильма «Железное небо» Тимо Вуоренсолой

Владимир Лященко 28.06.2012, 12:19
__is_photorep_included4648529: 1

Режиссер фильма «Железное небо» Тимо Вуоренсола рассказал «Газете.Ru» о том, как снять возмутительный фильм, почему его нельзя было предлагать американским студиям, о сумасшедших американских политиках, Вагнере и нацистах на Луне.

На Московском международном кинофестивале показали «Железное небо» — снятый на деньги интернет-пользователей финский фильм про вторжение на Землю лунных нацистов (через две недели он выйдет в прокат). Корреспондент «Газеты.Ru» встретился с режиссером картины Тимо Вуоренсолой, который рассказал, как снять панк-кино с большим бюджетом и о планах сделать фильм про Гитлера, путешествующего во времени.

— О нацистах на Луне вы не в романе Роберта Хайнлайна «Ракетный корабль «Галилей» вычитали?

— Нет, я его прочитал только тогда, когда мы уже приступили к работе. Так что если что-то из книги и осело в моей голове, а затем оказалось в фильме, то неумышленно. Но мы можем предположить, что теории заговора, связанные с присутствием нацистов на Луне, могли быть вдохновлены этим романом. Тогда выстроится цепочка, ведущая от него к нашей картине.

— А из киноисточников вы вдохновлялись чем-нибудь из категории «Б» вроде фильма «Нацисты-серфингисты должны умереть»?

— Ни одного такого фильма не видел. Главным источником вдохновения для меня были большие научно-фантастические картины 1980-х: такие, как «Терминатор» и «Чужие» Джеймса Кэмерона. Я, конечно, видел пару эксплотейшн-фильмов, но это не мой жанр, не моя чашка чая, как говорится. Мне всегда хотелось снять «Железное небо», и я понимал, что это возмутительная идея, но в этом и заключалась суть — снять возмутительный фильм, который бы выглядел настолько хорошо, насколько возможно. В том, как мы его сделали, есть что-то панковское, и это, наверное, придает привкус эксплотейшн, ведь эксплотейшн-кино — это панк-кино. Люди говорят: «Нет, вы не можете снимать такие фильмы». А ты им отвечаешь: «Да пошли вы! Мы все равно это сделаем». В этом смысле «Железное небо» похоже на такого рода фильмы. Все, кто слышал об идее нашей картины, говорили: «Парни, да вы чего, вы же никогда не снимете это. Остановитесь, сделайте что-нибудь нормальное». И мы отвечали: «Да пошли вы! Это то, что мы хотим снять». Такой подход делает «Железное небо» панк-фильмом.

Режиссер фильма «Железное небо» Тимо Вуоренсола
Режиссер фильма «Железное небо» Тимо Вуоренсола

— Вы пытались продать идею студиям и получить бюджет традиционным путем, а не собирать деньги в интернете, как в итоге получилось?

— Мы не предлагали студиям «Железное небо». Думаю, оно для них слишком провокационное, а мне было важно сохранить это качество. Я хотел снять свой первый большой фильм без ограничений, позволить себе любую дичь. А студия начала бы смягчать историю, приглаживать ее... Ну вот представьте, рассказываю я им про наше кино, а они: «Нацисты на Луне? Отличная идея! Но, знаете, а что, если это будут не нацисты? Просто какие-то плохие парни. Роботы, например. Или коммунисты с Луны». В общем, я решил с ними не связываться и пойти другим путем. Теперь вот идут разговоры о голливудском ремейке, и мне прям интересно, что они могут сделать. Ну, наверное, там появится героический американский астронавт. Нам же было важно сделать фильм про нацистов на Луне, где нацист был бы главным героем, где женщина была бы главным героем, то есть сделать все то, что в фантастических фильмах обычно не позволяют делать.

— Насколько вы были уверены в успехе сбора денег на фильм через интернет?

— Мы просто попробовали. Подумали: «Ок, у нас нет денег, есть огромное интернет-сообщество. Давайте узнаем, не захотят ли все эти люди нам помочь». И они захотели.

— А вот у вас сценарий писали несколько человек, в том числе видная писательница-фантаст Йоханна Синисало (на русский язык переведен ее дебютный роман «Тролль». — Прим. «Газеты.Ru»). Как было организовано соавторство?

— С Йоханной мы познакомились случайно и рассказали ей о нашей задумке. Идея ей понравилась, и тогда мы сформировали небольшую команду, которую она возглавила. Я и еще четыре человека генерировали идеи, Йоханна собирала их, отправлялась домой и писала версию сценария, мы ее затем читали и обсуждали, Йоханна писала следующий вариант — и так до тех пор, пока все не были счастливы. Финальную же версию мы отправили американскому сценаристу, который поправил язык (сценарий ведь был написан финским писателем на английском) и сделал повествование менее хаотичным.

— Почему вы сделали президентом США Сару Пэйлин — думаете, ее еще не забыли?

— Мы вообще-то сначала хотели сделать президентом Дженну Буш, одну из дочерей Джорджа Буша-младшего, ту, которая, кажется, выпивает — или выпивала раньше. Только вот шутки про нее как-то не сочинялись. А потом появилась Сара Пэйлин, и мы подумали: «Черт, это оно! Удивительная!» Она была самым безумным из людей, которых мы встречали, и на полном серьезе несла всю ту ахинею во время избирательной кампании. Это был идеальный, уже готовый персонаж для нашего фильма. Тогда мы думали, что безумнее никого нет, но потом появились Мишель Бахман (вызывающая множество насмешек политик-республиканец. — Прим. «Газеты.Ru») и куча совершенно ненормальных людей, причем каждый раз новые персонажи оказываются еще удивительнее предыдущих.

— А кто, кстати, придумал интеллигентную шутку про сокращенную версию «Великого диктатора» Чарли Чаплина, которую в лунной наци-школе показывают в качестве пропагандистского фильма?

— Ее Йоханна придумала. Мне эта шутка сразу очень понравилось – кстати, потому что добавляет глубины картине, а то у нас там хватает простецкого юмора, гэгов, а история про «Великого диктатора» как-то сразу делает умнее весь фильм.

— Вы намеренно показали героя Удо Кира таким мягким фюрером, который даже не особо горит идеей вторжения на Землю?

— Когда он был моложе, то был яростным фюрером, но теперь он слишком стар для этой должности. И мне в нем это нравится: он злодей, но слишком старый для того, чтобы быть настолько злым, насколько от него требуется. У него комфортное положение, он руководит своим народом последние 50 лет, и у него, в принципе, все хорошо. Он правит королевством и готов когда-нибудь спокойно в нем умереть. Другое дело — Клаус (в фильме — правая рука лунного фюрера с амбициями нового лидера. — Прим. «Газеты.Ru»), который думает: «Ну же, ничего не происходит, я не хочу застрять в этом дерьме на всю жизнь, мне нужно двигаться вперед». Вот вам и конфликт.

— Про музыку сразу решили, что это будет Вагнер? Нацисты плюс «Звездные войны», которые тоже вполне вагнеровская космическая опера с соответствующим саундтреком...

— Да, конечно, «Звездные войны» — это настоящий Вагнер! И Джон Уильямс (композитор «Звездных войн». — Прим. «Газеты.Ru»), которого я очень люблю, — он тоже Вагнер. Мы с ребятами из группы Laibach долго обсуждали, что делать с музыкой, и раз за разом сходились на том, что в ней непременно должно быть что-то вагнеровское. А потом решили, что вместо того, чтобы писать музыку, которая звучит как «что-то вагнеровское», лучше возьмем Вагнера и сделаем его своим.

— Вот вы дорвались до реализации своей давней мечты и сняли фильм про нацистов на Луне, следующий ваш фильм будет называться «Я убил Адольфа Гитлера». Не наигрались?

— Там такая история. Двух киллеров посылают в прошлое убить Гитлера до того, как он придет к власти. Они отправляются в 1927 год в Мюнхен на вечеринку, посвященную выходу в свет книги «Моя борьба», потому что там присутствовали все будущие лидеры национал-социалистической партии: Геринг, Геббельс и другие. Киллеры должны всех разом взорвать, но, конечно, план катится к чертям, Гитлер спасается, отправляется в будущее, читает про ядерные бомбы и становится опаснее, чем был. Но это уже не моя идея, мне просто принесли отличный сценарий.